А. Я. Вышинский «Об уголовном законе при коммунизме»

25.04.2018

Переходный период, требующий вместе с особой формой государства, и особого характера уголовно - карательной политики и системы, конечно, не вечен: поэтому-то он и называется переходным. С исчезновением переходного периода исчезнет и государство и уголовное право. И как бы ни спорили сейчас между собою юристы-марксисты о том, будет ли существовать в коммунистическом обществе будущего право и что это будет за право, несомненно одно: права в современном смысле этого слова не будет.

Право в его современном значении есть подавление, принуждение, насилие. Оно вытекает не из мирного товарищеского соглашения о том, что дозволено и как дозволено товарищескими отношениями поступать в различных условиях жизни. Оно вытекает из непримиримой, острой и беспощадной классовой борьбы и является выражением стремлений победившего в этой борьбе класса. Поэтому современное право есть результат той же классовой борьбы, что и все государство в целом.

По окончании переходного периода, т.-е. после прекращения классовой борьбы, после того, как классы отомрут окончательно, не будет надобности и в праве.

 «Ибо, — как писал по этому поводу Ленин, — некого будет подавлять, некого — в смысле класса, в смысле систематической борьбы с определенной частью населения».

Можно было бы добавить: и не за что будет подавлять, ибо не будет и преступлений. *

В той же книге «Государство и революция» Ленин писал: «Мы знаем, что коренные социальные причины эксцессов (ненормальных поступков; здесь — преступлений. А. В.), состоящих в нарушении правил-общежития, есть эксплуатация масс, нужда и нищета их. С устранением этой главной причины, эксцессы неизбежно начнут отмирать...

Мы не знаем, как быстро и в какой постепенности, но мы знаем, что они будут отмирать. С их отмиранием отомрет и государство» J).

Здесь, в этом отрывке, интересна мысль о том, что в первое время и при коммунизме будут иметь место «эксцессы», хотя их главная причина—нищета и эксплуатация масс — и исчезнет. Ленин говорит, что в коммунистическом обществе эксцессы отдельных лиц еще останутся, по крайней мере, в течение некоторого начального периода. Но эти «эксцессы» коммунистическое общество научится быстро и легко подавлять и без помощи такой машины, как государство, и без помощи таких норм, правил, как статьи уголовного кодекса, и без помощи таких средств, как уголовное наказание.

Ленин говорит:

«Это будет делать (т.-е. подавлять эксцессы, А. В.) сам вооруженный народ с такой же простотой и легкостью, с которой любая толпа цивилизованных людей даже в современном обществе разнимает дерущихся, или не допускает насилия над женщиной».

Но в эпоху переходного от капитализма к коммунизму времени обойтись без этого особого аппарата, без всей сложной машины подавления, однако, не представляется возможным.

Ибо еще не исчезнет класс, требующий этого подавления, класс выбитой из седла буржуазии. Будет существовать и старая «культура» и множество старых пороков, перешедших к новому обществу, как наследство от старого.

В «Критике Готской программы», о которой мы говорили выше, Маркс объяснял, что коммунистическое общество выходит из капиталистического и поэтому носит на себе «во всех отношениях — экономическом, моральном и умственном — резкий отпечаток отличительных свойств старого общества».

Вот почему в этом обществе будут в течение известного времени неизбежны те эксцессы, о которых говорил Ленин.

Наша действительность и есть этот самый переходный период. Наш Советский Союз и есть это самое государство переходного периода. Его право, вообще, и его уголовное право, в частности, — это тоже переходное право. Оно сохраняет на себе свойственный этому периоду характер двусторонности: с одной стороны, оно борется с умирающим классом эксплуататоров,—и это его главная задача, с другой стороны, оно не может не бороться и с «эксцессами» отдельных лиц (худших, разложившихся) даже из своего собственного класса.

Этот двусторонний характер нашего уголовного законодательства составляет одну из самых замечательных его особенностей.

Кто не поймет или не обратит внимания на эту его особенность, тот рискует не понять ни нашего уголовного кодекса, ни нашей карательной системы, ни нашей карательной политики.

  • Вышинский, А. Я. Суд и карательная политика советской власти. Л.: 1925 г. С. 31-33
Вышинский коммунизм
Обратно в категорию Андрей Вышинский

Похожие материалы

  • Жизнь при коммунизме. Потребление и труд

    Данный материал является перепечаткой статьи автора Яны Завацкой blau_kraehe из ЖЖ: https://blau-kraehe.livejournal.com/622214.html, https://blau-kraehe.livejournal.com/622378.html

    Часть первая: потребление

    Я не стала бы писать на такую отдаленную для нас и умозрительную тему - до коммунизма еще очень далеко. Но почему-то у читателей регулярно возникают вопросы - а как вы это вообще представляете? А что там, при коммунизме, планируется? А то сейчас плохо, это понятно, но не станет ли вдруг еще хуже? А может, это вообще невозможно. 

    Конечно, это возможно, и вполне себе понятно. То, что я буду писать - не просто мои личные фантазии, я опираюсь при этом на разные источники - упоминания в разных книгах классиков марксизма, опыт реального социализма, я сознательно не ввожу сюда личных хотелок и вкусов, а пишу лишь "в общем и целом" как это будет выглядеть, а не в конкретных образах (в конкретных образах - это к художественной литературе). 

  • Гайдар

    Совершенно неожиданно открыл для себя детского писателя(тм) Аркадия Гайдара. Был городской праздник, устроили бесплатный обмен книг (приноси свои в коробку и бери оттуда принесённые другими). Мне на глаза попалась книга Гайдара. Взял, открыл... и меня унесло. Дел много, читаю только в транспорте, но на неделю я сделался по-особому счастливым. "Р.В.С.", "Судьба барабанщика", "Дым в лесу", "Военная тайна", короткие рассказы...

    Я правда никогда раньше не читал книг этого автора. Естественно, фильм про тимуровцев смотрели все, но сама литература прошла мимо меня. То ли проболел, когда в школе по программе проходили, то ли школа в 90-е уже его отменила.

  • Тараканище

    Хочу рассказать, что меня всегда потрясает в окружающем мире. Действительно сильно потрясает, конкретно потрясает, с тех пор, как вообще себя помню. Это потрясение не того рода, когда испытываешь сильные эмоции (радость/гнев/удивление) или переживания, связанные с физическим телом (например, прокатиться на спортивном Як-52 очень круто), – это всё по сути мелочи. Тут речь о вещи, которая как бы берёт за жабры самое психическое основание человека, душу, если хотите.

II Конференция Албания Антимарксизм Арманд Бебель Берия Бонч_Бруевич ВОВ ВОСР Ворошилов Вышинский Горький Гражданская война Грамши Дзержинский Дикхут Дэн Сяопин КПРФ КПСС Каганович Калинин Киров Китай Коллонтай Кржижановский Крупская Культурка Лафарг ЛебедевКумач Ленин Либкнехт Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Маяковский Молотов Мухин НЭП Носов Ольминский Оргбюро Орджоникидзе Партия Плеханов Покровский Попов РКМП РФ Революция СССР Свердлов Сталин Фостер Фрунзе Ходжа Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский большевики брежневизм будущее власть войны государство деревня идеология империализм интеллигенция капитализм капиталисты классовая борьба классы колхозы коммунизм контрреволюция культура левое движение марксизм материализм монархизм национальный вопрос образование поздний СССР потребление потреблядство пролетариат пропаганда рабочий класс религия репрессии сельское хозяйство социализм сталинизды троцкизм труд феминизм футурология экономика