А ты хотел бы жить при Сталине? Часть II. Война

Автор публикации:
06.03.2018
А ты хотел бы жить при Сталине? Часть II. Война

Часть I

Война. Моим предкам, как и всему народу, досталось. У матери погиб отец в 1942-м под Сталинградом. Шестеро сирот, дяде Егору, самому старшему, было тогда 14 лет, моей матери, самой младшей – 5. Дядя Егор пошел учиться в ФЗУ, потом уже, после войны, закончил техникум. Бабка с 1942 года – одна с пятью детьми. Работала в колхозе. Очень трудно жили. При этом дети ходили в школу, конечно. Самый трудный год был 1946 для семьи матери. Хуже, чем все военные года. Неурожай в колхозе был страшный. Мать рассказывала, как у них от голода ноги опухали. Кору липы и листья клена перетирали, мешали с мукой и пекли лепешки. Потом страшными запорами мучались. Но никто не умер. Буквально год-два и всё пришло в норму. Мать была из Пензенской области, из соседней деревни, в которой жила кулацкая семья моего деда. Дед с отцом уже в 1961 году поехали посмотреть родину предков, там, когда гостили у дальних родственников, мой отец и познакомился с матерью. Она приехала как раз из Калинина, где на стройке работала, в отпуск. Гришу Балаева там местные немного даже побили за то, что на их девку глаз положил. Но Гриша Балаев был в пиджаке с карманами и штиблетах, поэтому местные женихи рядом с ним не котировались. Да, мать старше отца на 3 года. В молодости была очень красивой и очень разборчивой. Выбирала жениха долго.

А гости из далекого Приморья в деревне старая Каштановка выглядели богачами. В ст.Каштановке еще избы соломой в то время крыли и в некоторых домах полы были землянные. Колхоз – захудалый. Причем, рядом были вполне нормальные села и люди жили нормально. Такой вот разброс был.

Семье отца было намного легче. Дед вернулся с войны живым и здоровым. Во время самой войны и та бабка хватанула лиха, конечно. Тоже с детьми одна. С четырьмя. Самому младшему, Пете, был один месяц, когда дед на фронт ушел. В память о том моем покойном дядьке меня и назвали. Умер он в 4 года. Уже под самый конец войны. Там история неприятная случилась. В селе расквартировали войсковую часть. Уже собирали войска для войны с Японией, в 1945, весной уже начали. И мою бабку с детьми председатель сельсовета выселил из дома. Дом отводился под расквартирование военных. Точнее, подселяли к другой семье. Толком из рассказов деда я даже не запомнил, в чем там была проблема, но какая-то несправедливость. А выселяли, когда бабка была на работе. Вынесли вещи и дети сидели возле них, ждали мать. Апрель месяц был, земля еще холодная, маленький ребенок, мой дядька, сидел на земле и застудил почки. К утру умер. Врач приехал из Хороля ночью, но уже ничего сделать не смог.

По селу ходили слухи, что мой дед, когда вернулся с фронта, этого председателя убил. Его нашли избитым без сознания и он, не приходя в сознание, умер. Говорили, что его дед Балаев кнутом насмерть забил. Сам дед мне об этом ничего не говорил. Но убить он кнутом человека мог. Он после войны даже волков им убивал. Тогда волков в Хорольском районе было столько, что зимой и на людей нападали. Охотникам за них хорошо платили. У деда был конь, который их не боялся. Он гонял волков на этом коне и с коня перешибал кнутом позвоночники. Дом на деньги за волков построил. Я больше нигде не встречал упоминаний именно о такой охоте. При мне только один раз дед человека кнутом изо всей силы ударил. Скотник сдавал коня после рабочего дня на конеферму и дед увидел, что у лошади грудь сбита хомутом (при запрягании не был нормально дотянут чресседельник), со злости шарахнул мужика кнутом. Того с ног сдуло.

Это я видел своими глазами. А вот про волков – рассказы. Правда или нет – утверждать не буду. Но рассказывал не только мой дед. В селе говорили, как дед Балаев заработал на дом охотой.

А так, за время войны больше и у этой бабки с детьми эксцессов не было. Дети тоже ходили в школу. 1946 год Приморского села не коснулся. В Приморье неурожая не было.

В Приморье вообще люди легче и зажиточней жили. И у нас не было многочисленных солдатских вдов в селе. Я еще раз повторюсь – жизнь села Ленинского на всю страну экстраполировать я не хочу, но что видел своими глазами – то видел. Село довольно большое – почти 2000 человек. Мы «тимурили» в школе за двумя вдовами-солдатками. Бабушка Задорожная одна жила. У нее муж и сыновья погибли. Фамилию второй бабушки не помню. У них на воротах были нарисованы красные звездочки, пионеры им приходили по хозяйству помогать. Третья вдова была – моя бабка по матери, Ксения Яковлевна Чекашова. Она потом с сыном, после замужества моей матери, перебралась из Пензенской области в Ленинское, дед ей дом купил с барского плеча. Но она не была объектом заботы тимуровцев. Она не одна жила. С семьей сына.

В середине 70-х в селе собирали деньги от народа на строительство памятника погибшим в войне односельчанам. Сдали все. И моя бабка Ксения Яковлевна. На этом памятнике есть и фамилия моего погибшего деда Чекашова. Но только он из деревни ст.Каштановка на фронт ушел, а не из Ленинского. Но бабка деньги сдала, поэтому на памятнике и его фамилия. И таких «односельчан» - там много. Фамилия деда Чекашова, наверняка, есть и на памятнике в деревне ст.Каштановка Пензенской области. Если там, конечно, такой памятник есть.

С.Ленинское, разумеется, не было под оккупацией, особенное лихолетье его не сильно коснулось. Но – что видел. У нас не было такого, чтобы женщины без мужиков куковали. потому что все мужики на фронте погибли. Я не видел дисбаланса в половом составе населения села. Одинокие бабы были. Кроме трех вдов – еще две. Две сестры вместе жили. Но они были немного странными. С задержкой умственного развития. Здоровые, как лошади и на лошадей похожи.

А так – как-то всё обычно было. Без того кинематографического надрыва, к которому мы привыкли. Но, повторюсь, может с.Ленинское – не показатель…

Часть III

 

Сталин сталинизды ВОВ деревня СССР
Обратно в категорию Публикации

Похожие материалы

  • О врагах народа

    Накануне III съезда нашей партии, который проводил свою работу в последние дни мая и в начале июня 1956 г., Суслов совершенно без обиняков потребовал от нашего руководства «пересмотреть» и «исправить» свою линию прошлого.

  • О развитии конфликта между Албанией и СССР

    Мы все более и более замечали, что взгляды и позиция Никиты Хрущева по важным вопросам международного коммунистического движения и социалистического лагеря отличались от наших. Особенно XX съезд КПСС явился тем событием, из-за которого мы оказались в оппозиции к Хрущеву и хрущевцам.

  • Проходимцы

    Знаете, я прожил не совсем простую, довольно сложную жизнь. Мне в этой жизни приходилось сталкиваться с очень разноплановыми людьми. Среди очень достойных и обыкновенных, хороших людей мне встречались такие проходимцы и подонки, с какими подавляющее число граждан могут вообще в жизни никогда не столкнутся. Служба в оперативных подразделениях таможенных органов – надеюсь, даже объяснять не нужно, с каким человеческим материалом я там встречался. Но отбросы человеческого общества, бандиты, жулики, подлые карьеристы, прочая мразь, которая мне встречалась в той жизни – сосунки по сравнению с той мерзостью, которая облепила нашу историческую науку и историческую публицистику.

II Конференция Албания Антимарксизм Арманд Бебель Берия Бонч_Бруевич ВМВ ВОВ ВОСР Ворошилов Вышинский Германия Горький Гражданская война Грамши Дзержинский Дэн Сяопин КПРФ КПСС Каганович Калинин Киров Китай Коллонтай Кржижановский Крупская Культурка Лафарг Ленин Либкнехт Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Молотов Мухин НЭП Носов Ольминский Оргбюро Орджоникидзе Партия Плеханов Покровский Попов РКМП РФ Революция СССР Свердлов Сталин Троцкий Фостер Фрунзе Ходжа Хрущев Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский бериада большевики брежневизм будущее власть войны государство деревня идеология империализм интеллигенция капитализм капиталисты классовая борьба классы коммунизм контрреволюция культура левое движение марксизм монархизм национальный вопрос образование поздний СССР потребление потреблядство пролетариат пропаганда рабочий класс религия репрессии сельское хозяйство социализм сталинизды троцкизм труд фашизм феминизм футурология