Роза Люксембург «Об отличиях капитализма от феодализма»

22.01.2018

Что отличает буржуазное общество от более ранних классовых обществ — от античного и средневекового? Как раз то обстоятельство, что теперь классовое господство основано не на «законно завоеванных правах», а на фактических хозяйственных соотношениях, что система найма не есть правовое отношение, а чисто экономическое. Во всей нашей правовой системе мы не найдем законодательной формулировки современного классового господства. Если и есть некоторые намеки в этом направлении, то это, как, например, положение о батраках, пережитки феодальных отношений.

Как можно постепенно уничтожить «в законодательном порядке» наемное рабство, если оно вовсе не зафиксировано в законах? Бернштейн, приступающий к законодательным реформам, чтобы этим путем изничтожить капитализм, попадает в положение того русского будочника, героя рассказа Успенского, который собирался сцапать старого нищего за шиворот, но не мог этого сделать, потому что у него и шиворота-то настоящего не оказалось... В этом вся беда.

Всякое существовавшее до сих пор общество покоилось на противоположности угнетающего и угнетаемого класса («Коммунистический Манифест»), но в предшествующих фазисах современного общества эта противоположность выражалась в определенных правовых отношениях. и поэтому могла до известной степени дать нарождающимся отношениям место в рамках старых. «Крепостной, не выходя из крепостного состояния, возвысился до степени члена коммуны» («Коммунистический Манифест»). Каким образом? Путем постепенного упразднения в пригородах всех тех различных повинностей (барщины, подушной подати, принудительного брака, раздела наследства и т. д. . и т. д.), которые, в совокупности, составляли крепостное право.

Точно так же «под игом феодального абсолютизма мелкий бюргер вырос до буржуа» («Коммунистический Манифест»), Каким образом? Путем частичного формального упразднения или фактического ослабления цеховых уз, путем постепенного преобразования, в самых необходимых пределах, управления, системы финансов и обороны.

Если исследовать вопрос абстрактно, а не исторически, то при прежних классовых отношениях можно, по крайней мере, мыслить переход силою законодательной реформы от феодального общества к буржуазному. Но что же мы видим на деле? Что и там законодательные реформы служили не для того, чтобы сделать излишним захват политической власти буржуазией, а для того, чтобы, наоборот, его подготовить и осуществить. Как для упразднения крепостного права, так и для уничтожения феодализма был необходим настоящий социально-политический переворот.

Но еще совсем по-иному обстоит дело теперь. Не закон принуждает пролетария впрягаться в ярмо капитала, а нужда, недостаток средств производства. Однако, в рамках буржуазного общества никакой закон в мире не в силах предоставить ему эти средства, потому что отнял их у него не закон, а экономическое развитие.

Далее, эксплуатация в пределах системы найма точно так же основана не на законах, поскольку высота заработной платы определяются не в законодательном порядке, а силою экономических факторов. И самый факт эксплуатации основан не на предписании закона, а на том чисто хозяйственном факте, что рабочая сила является товаром, который, между прочим, обладает приятным свойством производить стоимость, и большую стоимость, чем какую он сам поглощает в виде средств существования рабочего. Одним словом, все основные отношения капиталистического классового господства не могут быть преобразованы законодательными реформами на буржуазном базисе, потому что они вовсе не созданы буржуазными законами и не облечены в форму таких законов.

 

  • Роза Люксембург. Избранные сочинения. Т. 3. – 1928 г. – С. 96-97
Люксембург капитализм
Обратно в категорию Роза Люксембург

Похожие материалы

  • Рост капитала во время НЭП - нормальное явление

    ...Таким образом по всем этим прямым указаниям как будто можно установить, что за последние годы у нас не происходит понижения доли капиталистического производства в сумме всего производства промышленности ни по валовой продукции, ни по количеству занятых в ней рабочих сил.

  • Большевикам частный капитал не страшен

    Доля капиталистов в промышленном имуществе страны сама по себе поднялась за два года на одну десятую часть, но она вообще так невелика, что от этого прироста общие соотношения почти не изменились. Небольшие изменения в этом направлении за период нэпа совершенно неизбежны, поскольку для нас желательно появление некоторых концессионных предприятий и т. п.‚ но вообще-то приведённые цифры говорят ясно: разлетелись в прах буржуазные надежды на торжество частного капитала в промышленности СССР.

  • Эффективные собственники

    Капиталистическое предпринимательство крупных крестьян в сельском хозяйстве в советских условиях успело уже к 1927 г. выработать своеобразную идеологию. Своеобразие её заключается в манере обычные буржуазные стремления подавать в советском наряде.

II Конференция АнтиДюринг Антиклассики Антимарксизм Арманд Бебель Бонч_Бруевич ВОСР Ворошилов Вышинский Горький Гражданская война Грамши Дзержинский Дикхут Дэн Сяопин Занимательная диалектика КПСС Каганович Калинин Киров Китай Коллективизация Коллонтай Крупская Ларин Лафарг ЛебедевКумач Ленин Либкнехт Лондон Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Маяковский Молотов Мухин НЭП Носов Ольминский Орджоникидзе Партия Плеханов Покровский Попов РКМП РФ Революция СССР Свердлов Сталин Троцкий Фостер Фрунзе Ходжа Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский большевики брежневизм власть войны госкапитализм государство деревня идеология империализм индустриализация интеллигенция капитализм капиталисты классовая борьба колхозы коммунизм контрреволюция культура левое движение марксизм материализм национальный вопрос образование оппортунизм поздний СССР политэкономия потребление потреблядство пролетариат пропаганда религия репрессии сельское хозяйство социализм сталинизды троцкизм труд феминизм футурология экономика