Поль Лафарг «О противоречии между капиталистическими способами производства и присвоения»

11.04.2018

В XVI и XVII столетиях европейские народы оспаривали друг у друга колонии; они грабили их, вывозя меха, пряности, ценные породы дерева и металлы. В XIX столетии спор из-за колоний продолжился, но теперь он уже ведется из-за того, кому сбывать туда похищенный у производителей товар; грабеж — это сама сущность капиталистического общества.

Это изобилие и даже сверхизобилие продуктов, не известное в прежние эпохи, должно было бы иметь своим следствием благосостояние всех производителей; на самом деле оно порождает их нищету. Как только магазины переполняются товарами, наступает безработица, делающая голод постоянным гостем рабочих жилищ; люди умирают от голода, потому что произведено слишком много продуктов. В средние века голод уменьшал население только в годы неурожая. В настоящее время нужда вызывается изобилием.

Эта явная нелепость, подготовляющая умы рабочих к революции, является следствием упомянутого уже противоречия между коммунистическим способом производства и индивидуалистическим способом присвоения. Производители находятся в состоянии постоянной нужды, потому что капиталисты изо дня в день присваивают себе плоды их трудов.

Это присвоение произведений труда обратило все общество в чудовищный рынок, где все продается — не только плоды человеческой деятельности, но и сам человек. Покупаются рабочие ради мускульной силы и умственные работники ради знаний — инженеры, химики, агрономы, как обладающие способностью организовать предприятие и управлять им. Противоречие между коммунистическим производством и индивидуалистическим присвоением принижает человека, делает из него товар, а из всего общества, я повторяю это, лавку огромных размеров.

  • Поль Лафарг. За и против коммунизма. Собственность и ее происхождение. М.: Госполитиздат, 1957 г. С. 20
Лафарг капитализм
Обратно в категорию Поль Лафарг

Похожие материалы

  • Что не так с Восточной Европой? Мигранты

    Считается, что Восточная Европа сейчас имеет более низкий жизненный уровень по сравнению с Западной Европой из-за проклятого наследия социализма. Пришли солдаты Советского Союза, которые массово изнасиловали его жительниц, испортив старательно выращиваемый европейский генофонд, насильно заставили её жителей массово бездельничать, введя социализм и приучив к мысли, что это хорошо и замечательно. Теперь, после сброса оков, они старательно пытаются покончить с остатками тоталитаризма, введя общеевропейские законы, но что-то пока каменный цветок выходит не очень, слишком много осталось остатков тяжкого наследия.

  • Роботы и устаревший марксизм

    Существует мнение, что марксизм, развившийся 100 лет назад, из-за своей древности давно устарел и не соответствует современности. Якобы в XIX веке даже помыслить не могли, что появятся роботы с компьютерами и ИИ, которые полностью изменят лицо капитализма и превратят его в совершенно неузнаваемый вид.

  • Итоги НЭП

    Ленин говорил при введении нэпа, что в нашей стране имеются элементы пяти общественно экономических укладов:

II Конференция АнтиДюринг Антиклассики Антимарксизм Арманд Бебель Бонч_Бруевич Великая Отечественная война Война без мифов Ворошилов Вышинский Горький Гражданская война Грамши Движение Джамбул Дзержинский Дикхут Дэн Сяопин Занимательная диалектика КПСС Каганович Калинин Киров Китай Коллективизация Коллонтай Крупская Ларин Лафарг ЛебедевКумач Ленин Либкнехт Лондон Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Маяковский Молотов Мухин НЭП Носов Ольминский Орджоникидзе Партия Плеханов Покровский Попов РКМП РФ Революция СССР Свердлов Сталин Троцкий Фостер Фрунзе Ходжа Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский войны госкапитализм государство деревня идеология империализм индустриализация интеллигенция капитализм капиталисты классовая борьба колхозы коммунизм контрреволюция кризис культура левое движение марксизм материализм национальный вопрос образование оппозиция оппортунизм поздний СССР политэкономия потребление потреблядство пролетариат пропаганда религия репрессии социализм сталинизды троцкизм труд феминизм экономика