Владимир Ильич Ленин (отрывок)

10.08.2018
Владимир Ильич Ленин (отрывок)

Я знал рабочего. Он был безграмотный.

Не разжевал даже азбуки соль.

Но он слышал, как говорил Ленин,

И он знал – всё.

Я слышал рассказ крестьянина-сибирца.

Отобрали, отстояли винтовками

и раем разделали селеньице.

Они не читали и не слышали Ленина,

но это были ленинцы.

Я видел горы – на них и куст не рос.

Только тучи на скалы упали ничком.

И на сто верст у единственного горца

лохмотья сияли ленинским значком.

Скажут – это о булавках ахи.

Барышни их вкалывают из кокетливых причуд.

Не булавка вколота – значком прожгло рубахи

сердце, полное любовью к Ильичу.

Этого не объяснишь церковными славянскими крюками,

и не бог ему велел – избранник будь!

Шагом человеческим, рабочими руками,

собственною головой прошел он этот путь.

Сверху взгляд на Россию брось –

рассинелась речками, словно

разгулялась тысяча розг,

словно плетью исполосована.

Но синей, чем вода весной,

синяки Руси крепостной.

Ты с боков на Россию глянь –

и куда глаза ни кинь,

упираются небу в склянь

горы, каторги и рудники.

Но и каторг больнее была

у фабричных станков кабала.

Были страны богатые более,

красивее видал и умней.

Но земли с еще большей болью

не довиделось видеть мне.

Да, не каждый удар сотрешь со щеки.

Крик крепчал:

– Подымайтесь за землю и волю вы! –

И берутся бунтовщики одиночки

за бомбу и за револьвер.

Хорошо в царя вогнать обойму!

Ну, а если только пыль взметнешь у колеса?!

Подготовщиком цареубийства пойман

брат Ульянова, народоволец Александр.

Одного убьешь – другой во весь свой пыл

пытками ушедших переплюнуть тужится.

И Ульянов Александр повешен был

тысячным из шлиссельбуржцев.

И тогда сказал Ильич семнадцатигодовый –

это слово крепче клятв солдатом поднятой руки:

Брат, мы здесь тебя сменить готовы,

победим, но мы пойдем путем другим! –

Оглядите памятники – видите героев род вы?

Станет Гоголем, а ты венком его величь.

Не такой чернорабочий, ежедневный подвиг

на плечи себе взвалил Ильич.

Он вместе, учит в кузничной пасти,

как быть, чтоб зарплата взросла пятаком.

Что делать, если дерется мастер.

Как быть, чтоб хозяин поил кипятком.

Но не мелочь целью в конце:

победив, не стой так

над одной сметённой лужею.

Социализм – цель.

Капитализм – враг.

Не веник – винтовка оружие.

Тысячи раз одно и то же

он вбивает в тугой слух,

а назавтра друг в друга вложит

руки понявших двух.

Вчера – четыре, сегодня – четыреста.

Таимся, а завтра в открытую встанем,

и эти четыреста в тысячи вырастут.

Трудящихся мира подымем восстанием.

Мы уже не тише вод, травинок ниже –

гнев трудящихся густится в туче.

Режет молниями Ильичевых книжек.

Сыпет градом прокламаций и летучек. <…>

И уже превращается в быль то,

в чем юношей Ленин клялся:

– Мы не одиночки, мы – союз борьбы

за освобождение рабочего класса. <…>

Не попросят в рай – пожалуйста, войдите-

через труп буржуазии коммунизма шаг.

Ста крестьянским миллионам пролетариат водитель.

Ленин – пролетариев вожак.

Понаобещает либерал или эсерик прыткий,

сам охочий до рабочих шей. –

Ленин фразочки с него пооборвет до нитки,

чтоб из книг сиял в дворянском нагише.

И нам уже не разговорцы досужие,

что-де свобода, что люди братья, –

мы в марксовом всеоружии

одна на мир большевистская партия.

  • Владимир Маяковский. Полное собрание сочинений. Том 6. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1957. С. 257- 264.
Маяковский
Обратно в категорию Владимир Маяковский

Похожие материалы

  • Помпадур

    Член ЦИКа тов. Рухула Алы Оглы Ахундов ударил по лицу пассажира в вагоне-ресторане поезда Москва –Харьков за то, что пассажир отказался закрыть занавеску у окна. При составлении дознания тов. Ахундов выложил свой циковский билет.

    «Правда», № 111/3943.

    Мне неведомо, в кого я попаду,

    знаю только – попаду в кого-то ...

    Выдающийся советский помпадур

    выезжает отдыхать на воды.

    Как шар, положенный в намеченную лузу,

    он лысой головой для поворотов – туг

    и носит синюю положенную блузу,

    как министерский раззолоченный сюртук.

    Победу масс, позволивших ему

    надеть незыблемых мандатов латы,

    немедля приписал он своему уму,

    почел пожизненной наградой за таланты.

    Со всякой массою такой порвал давно.

    Хоть политический, но капиталец – нажит.

    И кажется ему, что навсегда дано

    ему над всеми «володеть и княжить».

    Внизу какие-то проходят, семеня, –

    его не развлечешь противною картиной.

    Как будто говорит: «Не трогайте меня

    касанием плотвы густой, но беспартийной».

    С его мандатами какой, скажите, риск?

    С его знакомствами ему считаться не с кем.

    Соседу по столу, напившись в дым и дрызг,

    орет он: «Гражданин, задернуть занавеску!»

    Взбодрен заручками из ЦИКа и из СТО,

    помешкавшего награждает оплеухой,

    и собеседник сверзился под стол,

    придерживая окровавленное ухо.

    Расселся, во хоть на лбу теши дубовый кол, –

    чего, мол, буду объясняться зря я?!

    Величественно положил мандат на протокол:

    «Прочесть и расходиться, козыряя!»

    Но что случилось? Не берут под козырек?

    Сановник под значком топырит грудью платье.

    Не пыжьтесь, помпадур! Другой зарок

    дала великая негнущаяся партия.

    Метлою лозунгов звенит железо фраз,

    метлою бурь по дуракам подуло.

    – Товарищи, подымем ярость масс

    за партию, за коммунизм, на помпадуров! –

    Неизвестно мне, в кого я попаду,

    но уверен - попаду в кого-то ...

    Выдающийся советский помпадур

    ехал отдыхать на воды.

    [1928]

  • Вредитель

    Прислушайтесь, на заводы придите,

    в ушах –

    навязнет страшное слово – «вредитель» –

    навязнут названия шахт.

    Пускай статьи определяет суд.

    Виновного хотя б возьмут мишенью тира…

    Меня презрение и ненависть несут

    под крыши инженеровых квартирок.

    Мы отдавали им последнее тепло,

  • Моя речь на Генуэзской конференции

    Не мне российская делегация вверена.

    Я –

    самозванец на конференции Генуэзской.

    Дипломатическую вежливость товарища Чичерина

    дополню по-моему –

    просто и резко.

АнтиДюринг Антиклассики Антимарксизм Арманд Бебель Бонч_Бруевич Великая Отечественная война Война без мифов Ворошилов Вышинский Горький Грамши Движение Джамбул Дзержинский Дикхут Дэн Сяопин Занимательная диалектика КПСС Каганович Калинин Киров Китай Коллективизация Коллонтай Крупская Ларин Лафарг ЛебедевКумач Ленин Либкнехт Лондон Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Маяковский Молотов Мухин НЭП Носов Ольминский Орджоникидзе Партия Покровский Программа РКМП РФ Революция СССР Свердлов Сталин Троцкий Фрунзе Ходжа Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский большой террор власть войны госкапитализм государство идеология империализм индустриализация интеллигенция история капитализм капиталисты кино классовая борьба классы колхозы коммунизм контрреволюция кризис левое движение марксизм материализм национальный вопрос образование оппозиция оппортунизм поздний СССР политэкономия потребление производство пролетариат пропаганда религия репрессии собственность социализм сталинизды троцкизм труд феминизм экономика