Лохотрон "Мемориала" (глава из черновика книги Петра Балаева "Троцкизм")

Автор публикации:
08.03.2019
Лохотрон "Мемориала" (глава из черновика книги Петра Балаева "Троцкизм")

Предлагаем вниманию уважаемых камрадов главу из черновика книги Петра Балаева «Троцкизм» про «Большой террор 1937–1938 гг.».

Хотели сначала выложить кусками, т.к. объем достаточно большой, но потом решили одной статьей (почти 80 страниц).

Книга обещает быть очень интересной (как и все предыдущие книги автора, а именно «Анти-Стариков. Почему история все-таки наука», «Анти-Стариков-2. Правда о русской революции. От Февраля до Октября. Гадит ли англичанка в России?», «Клим Ворошилов. Первый Маршал страны Советов. Друг Сталина, враг Хрущёва» и «Л.П. Берия и ЦК. Два заговора и “рыцарь” Сталина») и планируется к выходу в 2019 году.

От себя скажем, что «Большой террор 1937-1938 гг.» был придуман с целью отстранения трудящихся от управления государством посредством коммунистической партии, единственно выражающей интересы всех трудящихся, и недопущения возврата такого управления в будущем через дискредитацию коммунистической идеологии. Отстранение трудящихся от власти приводит к отстранению от собственности - главной цели антикоммунистического движения - которая перестает работать в интересах трудящихся и начинает работать в интересах узкого круга лиц. Этот переход можно наблюдать как на примере экономики всего государства, так и на примерах отдельных хозяйствующих субъектов. Ведь если при Сталине был непрерывный рост народного хозяйства (в разы выше, чем в любой стране мира), при том, во-первых, стране пришлось пройти через две интервенции (первая 1918–1922 и вторая 1941–1945 гг.) и оба раза восстанавливать народное хозяйство, во вторых, каждый год благосостояние обычных трудящихся росло (особенно после ВОВ с ежегодным плановым понижением цен на товары первой необходимости). А если человек что-то предлагал и его предложение принималось, то за это не только ему была польза в виде премий (иногда в размере, превышающем годовой оклад), но и всему обществу, потому что данное предложение (плавно вводимое по всей отрасли народного хозяйства) обеспечивало увеличение выпуска продукции и, соответственно, снижение себестоимости, которое вело к снижению цен в магазинах. А после середины 1950-х годов, во-первых, всё это было ликвидировано, а во-вторых из всех утюгов (особенно с середины 1980-х годов) вещали, что все успехи сталинской (социалистической) экономики держались только на «страхе» и без эффективного собственника будет только «тирания». При этом мы не хотим сказать, что репрессивных действий силовых структур СССР не было совсем, но они коснулись в основном партноменклатуры и практически не затронули трудящихся.

Ну а теперь посмотрим, какими средствами производился этот миф. Слово Петру Григорьевичу.

НЕВЕРОЯТНО ВЕЗУЧАЯ НАЦИЯ.

В конце января 2019 года научный мир облетела сенсационная новость, сразу ставшая предметом публикаций в многочисленных СМИ. Я цитирую по https://nauka.vesti.ru/article/1156344:

«Образец лунного грунта, привезённый на Землю экспедицией "Аполлон-14" в 1971 году, скорее всего, имеет земное происхождение.

Такой парадоксальный вывод сделан в научной статье, опубликованной в журнале Earth and Planetary Science Letters международной группой исследователей.

Речь идёт об образце номер 14321 весом 1,8 грамма. Изучив содержащиеся в нём зёрна циркона, авторы обнаружили любопытный факт.

Во-первых, исследуемые породы формировались в богатой кислородом среде (возможно, водной).

Во-вторых, температура их образования необычно низка для лунных магм: от 771 ± 88 градусов по Цельсию до 810 ± 37 °C.

В-третьих, образец образовался при удивительно высоком для Луны давлении: 6,9 ± 1,2 килобар. На Селене такие давления возможны на глубине 167 ± 27 километров. Но, если этот камень сформировался так глубоко, непонятно, как он попал на поверхность.

Ни одна из перечисленных характеристик никогда не встречалась в других образцах лунного грунта (которого, напомним, на Землю в рамках программы "Аполлон" привезли порядка 400 килограммов). Зато они типичны для магматических пород нашей планеты.

"Химический состав циркона в этом образце очень отличается от химического состава любого другого зерна циркона, когда-либо найденного и изученного в лунных образцах, и удивительно похож на химический состав цирконов, найденных на Земле", – констатирует соавтор работы Александр Немчин (Alexander Nemchin) из Шведского музея естествознания.

Но на этом сюрпризы не заканчиваются.

"Образец также содержит кварц, что является ещё более необычной находкой для Луны", – рассказывает учёный.

Напомним, что на Земле кварц – одна из самых распространённых горных пород…

Как же объяснить подобную находку?

"Возможно, что некоторые из этих необычных условий могли возникнуть на Луне очень локально и на очень короткое время, и образец является результатом этого краткого отклонения от нормы, – рассказывает Немчин. – Однако более простое объяснение состоит в том, что этот кусок сформировался на Земле и попал на поверхность Луны в виде метеорита, образованного астероидом, врезавшемся в Землю около четырёх миллиардов лет назад и выбросившим вещество в космос и на Луну".

Таким образом, астронавты просто доставили маленький кусочек Земли обратно домой. Так завершилась разлука длиной четыре миллиарда лет.

Если эта романтическая версия верна, то образец номер 14321 является первым метеоритом земного происхождения, найденном на другом небесном теле».

Господа гусары, попрошу не ржать! Мы сейчас не о полетах на Луну, а о невероятном американском счастье. Любит Бог Америку. Это же, действительно, невероятное везение: полететь к спутнику земли за лунным грунтом и там зачерпнуть лопатой с кучей лунного песка метеорит земного происхождения! Вот везет – так везет!

И не ржать, господа гусары! Вам официальная наука, как видите, всё научно объяснила. Если будете гоготать над объяснением официальной науки, то получите позорное звание фриков. Так что, воздержитесь от проявления неприличных эмоций.

НО И БРАТЬЯ-СЛАВЯНЕ НЕ ЛЫКОМ ШИТЫ.

http://www.iarex.ru/interviews/34419.html:

«Массовое захоронение вблизи села Пшеничников Тисменицкого района на Прикарпатье часто называют вторым Демьяновым лазом. В течение двух лет члены областного общества «Мемориал» нашли там останки более 600 человек. По мнению их, э-э-э, экспертов - это жители Станислава, которых подразделения НКВД расстреляли в 1939-41 годах. И вот на заседании сессии облсовета, Роман Иваницкий, заместитель председателя ОГА, а вместе с тем и председатель областной комиссии по делам увековечения жертв войны и политических репрессий, зачитал заключение экспертизы специалистов Франковского медуниверситета по «костных остатках 11 видов» с Пшеничников. Экспертиза утверждает: некоторые остатки пролежали в земле 500 лет, другие - несколько тысячелетий. Такая новость просто шокировала сессионный зал. «Так что - это наши предки-трипольцы?", - пошутил председатель облсовета Александр Сыч. Иваницкий ответил коротко: «Это исследование этих фрагментов, которые были переданы по акту». И добавил - не он это придумал, он лишь зачитал официальный документ.

Правда, в итоге депутаты приняли решение, что в захоронении погребены жертвы сталинских репрессий, а на каком-то этапе произошла сознательная подмена доказательств и вместо остатков человеческих фрагментов тел, захороненных в 1940-50 годах, в медуниверситет попали какие-то неизвестные остатки трипольской культуры. Также решили на следующей сессии проголосовать за создание временной контрольной депутатской комиссии именно по Пшеничниках. Председателю же областного совета Александру Сычу поручили написать письма главам СБУ и Генпрокуратуры».

Господа гусары, сдерживайте эмоции! Не ржать, черти вы этакие, над иностранцами! Потому что дома у нас еще веселее.

Очень известное для всех жителей Иркутской области место – Пивовариха. Цитирую из статьи «Прокурор-криминалист Николай Ерастов: "Жертв политических репрессий хоронили слоями» http://baikal-info.ru/ Михаил Колотушкин. Фото автора и Бориса Высоцкого. СМ Номер один , № 18 от 12 мая 2005 года:

«— Каждое утро в так называемый приемник-накопитель НКВД, расположенный напротив железнодорожного вокзала Иркутска, свозили до трехсот человек, обвиненных в измене Родине, — рассказывает бывший прокурор-криминалист, в настоящее время начальник отдела криминалистики областной прокуратуры Николай Ерастов. — Тем же вечером их расстреливали. Об этом свидетельствует обнаруженная в архивах УКГБ разнарядка на поставку очередной партии репрессированных: "Пришлите 200 кусков мыла" и ответ: "Высылаем 230", то есть план даже здесь перевыполняли... В столовой нынешнего ГУВД на улице Литвинова раньше располагалась мастерская. Уже в пять часов вечера там задергивали шторы на окнах и заводили дизель. Под этот грохот и приводили в исполнение высшую меру наказания "врагам народа", трупы из подвала подавали на транспортере. И если этот факт практически ни для кого не был секретом, оставалось непонятным, куда увозили тела после этих ночных казней. Предполагалось, что в окрестностях Иркутска имелись два таких места: район поселка Ново-Разводная (это место позднее затопило Иркутское водохранилище) и село Пивовариха...»

Про дизель – верю. 37 год – Ангару еще не перекрыли. Электричество как только не приходилось добывать. И удачно дизель-генератор поставили в здании НКВД. Можно, когда темнеет, его заводить, чтобы ток подавать в расстрельный подвал, и светло от лампочек расстреливать и, заодно, транспортер можно включить и трупы на нем транспортировать прямо в кузов полуторки. А иркутяне даже не догадывались, что от дизель нужен не для того, чтобы лампочки в кабинетах чекистов горели, а для заглушения выстрелов. Ловко всё было устроено.

Но всё тайное когда-нибудь да становится явным. Наступил 1989 год.

«— Никаких документов, обозначавших точные схемы захоронений, не существовало, все было уничтожено, скорее всего, еще до войны. Понятное дело, не дожили до девяностых годов и сами палачи. По заведенному порядку, НКВД избавлялся от непосредственных исполнителей смертных приговоров. Так что место братской могилы пришлось разыскивать, основываясь на косвенные признаки.

В сентябре 1989 года поисковая группа приступила к работе. Начали с заброшенного поля недалеко от проселочной дороги, в километре от дачи Лунного Короля. Плодородная здешняя земля, неизменно дававшая местным жителям хороший урожай картофеля, была брошена, казалось бы, из-за суеверия: старожилы говорили, что кормиться с этого места грешно. Мол, нехорошо, да и опасно.

— Мы сделали несколько пробных шурфов и практически сразу наткнулись на останки человека, — продолжает Николай Васильевич. — Они находились на глубине всего 50 сантиметров. Это был скелет молодой девушки (пол опередили по сохранившейся кофточке и длинным русым волосам, заплетенным в косу, примерный возраст позднее установила экспертиза). Дальше больше, этот шурф был расширен до прямоугольника размерами 4 на 15 метров. Повсюду находили костные останки людей. Они лежали друг на друге, вперемежку: мужчины, женщины, подростки. Дальнейшие раскопки показали, что трупы сбрасывали сюда слоями, каждый раз присыпая их опилками. В общей сложности было восемь слоев... Первые четыре слоя были сухими, а глубже пошла глина, почти пятьдесят лет они хранились там, как в консервной банке. Жуткое, конечно, зрелище...»

У меня есть подозрение, что иркутское отделение «Мемориала» попутно со своей основной деятельностью подрабатывает рекламой сибирской древесины. 60 лет опилки лежали в земле и – как новенькие, наверно. Суперкачество.

«Здесь мы нашли калошу, на которой сохранился оттиск 36-го года, расчески, курительные трубки, толстые кожаные кисеты, кошельки, железную посуду, пенсне. Было много самодельной охотничьей обуви — так называемых ичиг, истлевших шинелей с пуговицами железнодорожников и армейцев. Все указывало на то, что здесь лежат люди разных возрастов, полов, социальной принадлежности и национальности...»

Про калошу я еще могу понять – почему она одна. После выстрела приговоренный на одну ногу разулся. Но как удержалось пенсне на переносице жертвы после выстрела в подвале и транспортировке по транспортеру, да еще после перевозки в грузовике – это вам не американский земной метеорит на Луне! Мы тоже могём кое-что! Да еще и посуду с трупами повезли хоронить.

«Перечень найденных предметов также нес информацию для следствия. Все эти вещи были разрешены для арестантского пользования, ничего лишнего. Но главным подтверждением того, что в эту яму были свалены именно жертвы сталинских репрессий, а не какой-нибудь эпидемии (нельзя было исключать и такую версию), являлись повреждения на костных останках.

— На черепах имелись пулевые отверстия, как правило в затылочной части, — вспоминает начальник отдела криминалистики областной прокуратуры. — Кроме этих ранений имелись также следы от ударов прикладом и трехгранным штыком. Переломы лицевых костей свидетельствовали о том, что перед расстрелом людей жестоко избивали. Здесь были найдены пули и гильзы калибра 5,6 миллиметра, подходившие к револьверам-наганам, а также калибра 6,35 — от пистолета системы Коровина…»

Я даже не буду ничего о штыках и прикладах. Известно, что чекисты – зверьё бешенное, перед тем, как расстрелять, обязательно два раза штыком проткнут и прикладом череп проломят. Но… Господа гусары, не ржать!!! Револьверы системы «Наган» калибра 5,6 мм советской промышленностью выпускались. Но эти «Наганы» были спортивным оружием, на вооружении ЧК-ГПУ-НКВД они никогда не состояли. На вооружении были револьверы калибра 7,6 мм. Какая жестокая чекистская мразь приказала расстреливать людей из спортивных револьверов?!

А калибр 6,35 – не только у пистолета Коровина был. Это калибр Браунинга. А с браунингами в России еще с начала века дефицита не было. Зато пистолетом системы Коровина вооружали… а дальше будем цитировать:

«Хранящийся в архивах ФСБ документ свидетельствует, что в подвале НКВД, стены которого были обиты железом, а пол посыпан опилками, расстрелы производил мужчина, вооруженный маленьким пистолетом. Он вызывал людей по списку, приказывал встать на колени и производил выстрелы в мозжечок. Во время расстрелов во дворе находился трактор с включенным двигателем. Тела отвозили в совхоз имени 1 Мая. Так кем же был этот человек с маленьким пистолетом, творившим великое зло? Получается, не таким уж рядовым винтиком системы — миниатюрными, практически бесшумными пистолетами Коровина вооружали высший командный состав Советской армии предвоенного времени и партийную верхушку...»

Понятное дело, что такое ответственное задание, как секретный расстрел, можно было только генералу НКВД или члену Политбюро доверить. На крайний случай, первому секретарю обкома. Вот он после пяти часов вечера, закончив свой рабочий день, приходил в подвал НКВД и там из именного пистолета «приговаривал». Но как пули от пистолета Коровина могли долететь от подвала НКВД в Иркутске до Пивоварихи, если расстреливали в Иркутске, а хоронили за городом?

«Осенью 1989 года под селом Пивовариха было обнаружено три рва-накопителя с неровным, воронкообразным основанием (торопившиеся выполнить приказ палачи не рыли, а взрывали эти котлованы), в которых находились останки людей.

— Только из одного рва нами были извлечены останки 402 человек; установить их личности, к сожалению, не удалось, — рассказывает Николай Ерастов. — После всех необходимых экспертиз, которые проводились в рамках возбужденного уголовного дела, эти останки были перезахоронены. Большее на тот момент нам было не по силам. А вообще, по самым приблизительным подсчетам, в районе Пивоварихи было погребено до 15 тысяч казненных...»

И тут начинается самое знойное. Общество «Мемориал» раскатало губу на 171 гектар территории Пивоварихи, которая находится в пригороде Иркутска. Земля в пригороде областного центра – это ой-ой! Это большие деньги. И «Мемориал» заявил, что в районе Пивоварихи находятся захоронения многих тысяч жертв 37-38 годов, и что обнаружено на этих 171 гектарах 35 мест предполагаемых захоронений. «Отдайте нам 171 гектар с закопанными в них жертвами сталинизма!».

Иркутские власти слегка охренели от этой наглости и … профинансировали изыскательские работы на всех предполагаемых местах захоронений: «Как отметил заместитель руководителя Центра по сохранению историко-культурного наследия Иркутской области Григорий Устинов, окончена вторая часть заверочных работ. В прошлом году проведены геофизические исследования, в ходе которых на 171 га «Зоны скорби» было выявлено 35 аномальных мест.

«Соответственно шесть гектаров были выделены для проведения заверочных мероприятий. Специалисты отнеслись к своей работе более чем добросовестно, выкапывались не стандартные археологические шурфы, а крестообразные раскопы 10 м на 10 м. По результатам работ никаких захоронений найдено не было», — отметил Григорий Устинов. (https://lenta38.com/).

А если убрать одну калошу, которую нашли в могиле люди с очень честными глазами, да прикинуть, что калибры пуль вполне могли быть от оружия, которым пользовались в Гражданскую войну, да еще если вспомнить, где был расстрелян Колчак…

А в Пивоварихе находился, как и в Бутово под Москвой... стрелковый полигон НКВД. 5,6 мм "Наган"- спортсмены- стрелки...

У вас не возникает подозрения, что «Мемориал» «омолодил» захоронение лет на двадцать?

Господа гусары – только в кулак, про себя, не в голос…

До продолжения о раскопках могильников пока предлагаю еще нечто. Только не ржать, господа гусары! Постарайтесь сдерживать эмоции, сравнивая тексты этих двух "документов":

…Теперь еще взглянем на официальные документы. Их у них тоже есть. У «Мемориала», я имею ввиду. Только, господа гусары, я вас предупредил…

Итак, с сайта Тульского областного отделения «Мемориала» достаем АКТ и читаем его:

«Прокурор Тульской области

государственный советник

юстиции III класса

А.М. Восмерик

31 октября 1991 года

З А К Л Ю Ч Е Н И Е

по материалам проверки по факту обнаружения

массовых захоронений жертв политических репрессий

периода З0-50-х годов

10 октября 1991 года гор. Т у л а

Начальник следственной части прокуратуры Тульской области, младший советник юстиции Игнашин; рассмотрев материалы проверки по факту обнаружения мест массовых захоронений жертв политических репрессий периода 30 -50 -х годов,

У С Т А Н О В И Л:

В связи с многочисленными письмами и обращениями граждан в советские и правоохранительные органы, работниками Управления КГБ РСФСР по Тульской области в течение последних двух лет проводилась работа по установлению мест массовых захоронений жертв политических репрессий периода 30-50-х годов в целях увековечивания их памяти и объявления установленных мест официальными захоронениями. При этом изучались архивные документы УКГБ, по которым выявляли возможных свидетелей указанных событий…»

«… Из этих документов следовало, что для выполнения специальных заданий при УНКВД создавались оперативные группы из числа сотрудников аппарата, в том числе внутренней тюрьмы.

При беседе с одним из них, являвшемся водителем спецмашины, было установлено, что массовые расстрелы и захоронения жертв политических репрессий производились в лесном массиве в районе Тесницких лагерей. Эти места им затем были показаны…»

А с кем беседовали-то? Ф.И.О. его какие? 

«О захоронении в указанном районе репрессированных лиц подтвердил бывший работник спецгруппы М…».

И здесь – только М. Где хоть протокол беседы с ним находится, где его искать? Вот это АКТ! Йуридический докУмент.

«…Собранные материалы и полученная информация явилась основанием для проведения координационного совещания работников правоохранительных органов Тульской области, которое состоялось 6 мая 1991 года в облпрокуратуре.

В соответствии с решением координационного совещания, в целях достоверного определения места захоронений жертв политических репрессий периода 30 – 50 гг. в районе Тесницких лагерей в Ленинском районе Тульской области, образована бригада из работников облпрокуратуры, УКГБ, бюро судебно-медицинской экспертизы, УВД Тулоблисполкома, НИЛСЭ, других областных организаций и учреждений.

Производство осмотра мест массового захоронения и руководство всеми работами было возложено на начальника следственной части прокуратуры Тульской области.

Осмотр производился с 1 июля по 22 июля 1991 года.

Практическую помощь бригаде в производстве раскопок мест массовых захоронений жертв расстрелянных по политическим мотивам и впоследствии реабилитированных оказывали военнослужащие Тульского гарнизона.

В процессе осмотра леса (Тесницкое военное лесничество) в районе 162 км автодороги Москва — Симферополь), на участке с размером 100 х 150 м обнаружены 22 неглубокие впадины, без травяного покрова и кустарников. Некоторые из них частично затоплены водой. Углубления в земле выражены нечётко. Размер впадин — 4х4, 5х5 м.

Выборочно в 3—х местах указанных впадин (условно обозначенных — захоронения 1, 2, 3) произведены раскопки.

В первом захоронении на глубине 2,5-3 м были обнаружены и извлечены 15 человеческих черепов, множество костей скелетов, остатки истлевшей одежды, обувь (сапоги, ботинки, галоши), гильза.

После этого раскопки в этом месте были прекращены.

На двух черепах в затылочной части имеются дырчатые дефекты.

Во втором захоронении обнаружены 10 черепов, а также множество костей скелетов, остатки истлевшей одежды, обувь. На двух черепах в затылочной части имеются дырчатые дефекты.

После чего раскопки прекращены.

По данным заключения судебно-медицинской экспертизы, на представленных для исследования человеческих черепах имеются огнестрельные повреждения…»

Т.е.. из 25 найденных черепов, только 4 имеют следы огнестрельного повреждения. А как остальные жертвы режима были убиты? Выстрелами в живот и в ногу?

«…При раскопках 3-го места на глубине 1,5 - 2,5м обнаружены 29 металлических кружек со следами коррозии, 3 гильзы, пуля, 8 лопат, очки в футляре, куски металла от ящиков для хранения патронов.

Согласно вывода отдела баллистических исследований Тульской НИЛСЭ три гильзы и пуля являются частями 7,6 мм револьверных патронов к револьверам «Наган». Одна гильза является гильзой 7,62 мм винтовочного патрона…»

Т.е., в 3-м месте не нашли трупов, только кружки, лопаты, куски от ящиков, 3 гильзы и пулю? За что лопаты расстреляли, изверги? Чем они перед Советской властью провинились?

«…По сведениям Управления КГБ, в 30 - 40 гг. на вооружении сотрудников УНКВД имелись револьверы системы «Наган».

Из объяснений Ф. видно, что с конца 1936 г. по 1939 г. он нес службу (охрана объекта) в лесном массиве в районе Тесницких лагерей. Наибольшее число расстрелов приходилось на период 1937 – 1938 гг.

Расстреливали только ночью. Могилы готовили заранее. Каждая размером 4 х 4 м и глубиной 2.5 – 3 м. Заключенных вывозили в лес на машинах по 15 – 20 человек. Заключенных выводили по одному и на краю могилы расстреливали. В основном это были политические. Расстрел производили лица из аппарата УНКВД. При этом ни врачи, ни прокуроры, ни другие лица не присутствовали…»

Господа гусары, молчать!!! Сторожу объекта показывали приговоры и потом он, согласно этим приговорам, пропускал грузовики с жертвами на объект? Или как он еще определил, что в основном «это были политические»? Может, они перед казнью «Интернационал» пели?

«…В процессе расстрела находившиеся сотрудники УНКВД вели стрельбу из оружия в целях имитации в указанном районе стрелкового полигона, тем самым скрывая производство массовых расстрелов. Факт массовых расстрелов и стрельбы в целях их сокрытия подтверждается большим расходом боеприпасов в указанном месте, о чем свидетельствует обнаружение патронных ящиков в одном из захоронений…»

Господа гусары, молчать, вам было сказано! Это вы ночью по мишеням из пистолетов стрелять не умеете, вам темно. Чекист – млекопитающее зоркое, оно в темноте не только врага народа видит.

«…Объяснения Ф. согласуется с результатами осмотра, а также другими материалами проверки. Как следует из документов Тульского государственного архива, опроса жителей близлежащих населенных пунктов и представителей сельских (поселковых) Советов, других захоронений в лесном массиве в районе Тесницких лагерей не производилось. Таким образом материалы проверки убедительно свидетельствуют о том, что именно в указанном месте производились массовые расстрелы и захоронения жертв политических репрессий 30 – 50 годов.

В силу изложенного полагал бы признать и считать лесном массив в районе Тесницкого. военного лесничества (Тульская область Ленинский район) местом массовых захоронений жертв политических репрессий 30 – 50 годов.

В соответствии с Указом ПВС СССР от 16 января 1989г. “О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношение жертв репрессий, имевших место в период 30 – 40 и начала 50- х гг. направить настоящее заключение со списками расстрелянных, представленными УКГБ по Тульской области, в исполнительный комитет Тульского областного Совета народных депутатов для решения совместно с областным обществом «Мемориал» вопроса об увековечивании памяти незаконно репрессированных.

Начальник следственной части прокуратуры Тульской области, младший советник юстиции В. В. Игнашин

Члены комиссии:

Начальник следственного отделения УКГБ РСФСР по Тульской области И. И. Еремин

Старший следователь по ОВД Управления КГБ РСФСР по Тульской области Ю. Е. Кондратьев

Зав. областным бюро судебно-медицинской экспертизы О. М. Виноградов

Старший помощник прокурора области Л. И. Володин

Прокурор-криминалист К.Ю. Голубев

Начальник лаборатории научно-исследовательской судебной экспертизы Л.Н. Гамаюнова

Заключение рассмотрено и утверждено на заседании координационного Совета правоохранительных органов Тульской области от 29 октября 1991 года.»

И теперь информация с сайта Тульского отделения «Мемориала»:

«- Установление совместно с Тульской областной прокуратурой, областным управлением Федеральной службы безопасности по Тульской области мест массовых расстрелов и захоронений жертв политических репрессий Тульской области в Тесницком (Никольском) лесу в 25 км севернее Тулы. Были произведены раскопки захоронений, эксгумация останков расстрелянных людей, судебно-медицинская экспертиза. По сведениям архива УФСБ по Тульской области в этом месте зарыты десятки тысяч людей».

Вот так найденные 25 черепов, из которых только 4 имеют огнестрельные повреждения, превратились в десятки тысяч жертв сталинизма. Еще и по сведениям архива УФСБ, в котором… нет таких сведений, как видно даже из АКТа.

А вы говорите: НАСА, Лунная афера… Этим пиндосам до наших умельцев, как в народе говорят, как до Луны раком на лыжах.

И посмотрите, никого даже не смутило, что в том лесном массиве и до войны, и во время войны располагались ЛАГЕРЯ. Но не ГУЛАГа, а очень хорошо известные Тесницкие военные лагеря, там целые дивизии стояли. И во время войны! Что там происходило, кто из чего во что и в кого стрелял в тех лагерях, кого там могли расстрелять и похоронить… Война же! И люди военные на войне!

Но как ловко провернули, правда? 25 черепов стали десятками тысяч!...

И вы думаете, что потом в Тесницком массиве раскопали все 22 ямы, которые за полвека не успели травой зарасти? Нет. Больше ничего не копали. Зачем копать, если цель уже достигнута – место признано захоронением десятков тысяч жертв НКВД? Надобность отпала. И такая же картина по всем существующим захоронениям. Находят какую-нибудь яму с останками неизвестно кому принадлежащими (хотя, есть случай, когда квитанцию, на которой половина фамилии сохранилась, нашли в могиле и по ней установили личность расстрелянного по приговору «тройки». Фамилия весьма редкая – Анисимов. Точнее, на остатке квитанции было – «Аниси…». А в Казахстане даже обвинительные заключения в карманах пиджаков расстрелянных нашли. И это всё – с серьезными, честными лицами делают), потом к этим останкам притягивают статистику областного НКВД и – готово. И не только в областях такое. Бутовский полигон – аналогичная картина.

Вот вам памятник жертвам «сталинского террора». И пошло финансирование! Прямо в карман деятелям «Мемориала», на освоение бюджетных средств для строительства памятников и их сохранение. Огороженная территория, таблички на холмиках и столбиках, музеи и удивленный обыватель, который смотрит на всё это широко открытыми глазами. Обывателю, человеку, жившему среди нормальных людей, не может прийти в голову, что его так откровенно нагло облапошивают. Обычному нормальному человеку почти невозможно поверить, что можно неплохо зарабатывать на довольно обеспеченную жизнь таким вот образом – обманом сразу миллионов человек с потрясающей наглостью. Спекулируя на трупах. Натуральным образом – трупный бизнес.

Еще и на опоганивании своей Родины. Согласитесь, что этим могут заниматься только выродки рода человеческого. Я сейчас процитирую слова одного из этих деятелей, которые он произнес в интервью «Эхо Москвы», в котором рассказывал о Сталине, как об организаторе террора:

«Ведь в годы войны то же самое делалось по отношению к немецким оккупационным войскам, выкрадывались генералы, но их не в плен брали, вывозили в лес и убили. Генерал Ильген, группа Кузнецова. Или подсыпалась отрава в котлы немецких полевых кухонь. На самом деле недостойные методы борьбы. Терроризм – оружие слабых. Но такова история, мы это понимаем. Но оправдывать сегодня такие методы, по-моему, это аморально».

Это он от рассуждений об убийстве Троцкого перешел на личность нашего героя-разведчика Николая Кузнецова. Недостойными методами пользовались советские подпольщики, партизаны и диверсанты. Немецких генералов не плен брали, а на улицах Минска стреляли. Еще и взрывали их. Травили, как крыс. Это всё недостойно, аморально – это терроризм, оказывается. Наверно, еще из засад немчуру убивать не стоило. И на фронте предупреждать о начале наступления. Иначе – аморально.

И нам с вами понятно, что человек с такими взглядами, находится по другую сторону человеческой морали. Это представитель мира зазеркалья. Такие могут ВСЁ! Для них нет никаких преград в смысле моральных рамок человеческого общества. Я его вам представляю:

Никита Васильевич Петров. Член правления общества «Мемориал». Известный историк, особенно своими работами по времени Сталина. Как свидетельствует Википедия:

«После событий августа 1991 года — эксперт комиссии Верховного Совета РСФСР по приёму-передаче архивов КПСС и КГБ на государственное хранение. В 1992 году — эксперт Конституционного суда в процессе разбирательства «дела КПСС».

Вам становится понятно, что могло твориться в архивах, в которые пробрались такие «эксперты»?

А теперь представьте себя на месте сотрудника НКВД, которому приказали привести приговоры в отношении «врагов народа» к исполнению и тайно захоронить тела расстрелянных. Какие документы в такой ситуации вы обязательно должны составить? Разумеется, АКТ о приведении приговора к исполнению. И АКТ о том, что вы надежно и тайно запрятали тела расстрелянных. Вам же нужно отчитаться об исполнении указания. И ваше начальство не может удовлетворить уверение по телефону, что всё «чики-чики», никто ничего не найдёт, если вдруг власть в стране переменится. Вы обязательно составите документ, в котором подробно опишите, какие меры конспирации вами были предприняты в рамках выполнения указания о тайном захоронении, кто из сотрудников участвовал, как они были предупреждены о неразглашении, как и где было выбрано место захоронения, которое отвечало требованиям конспирации, приложите к отчету схему захоронения и т.п.. Потом этому документу присвоите гриф «Совершенно секретно» и подошьете его в соответствующее дело. Приедет проверка, которая будет интересоваться, как вы исполнили указание тайно закопать «врагов народа» - вы проверке покажете свой документ.

Более того, вы же выполняете очень деликатную, так сказать, миссию. Не дай бог, какой-нибудь ваш «доброжелатель» стуканет, что вы либо кого-то не расстреляли в сговоре со своими дружками по расстрельной команде за большую взятку, либо специально расстреляли не того человека. К вам же приедут проверять эту информацию. И вы должны будете оправдаться. А для этого нужно проверяющих привезти на место, где закопаны трупы, и пальцем им показать на конкретную яму, в которой похоронен конкретный интересующий их человек. Не весь же Бутовский полигон перекапывать! Т.е., у вас обязательно должен быть документ, в котором указано конкретное место захоронения каждого конкретно вами расстрелянного человека. Я уже даже не говорю о том, что у правоохранительных органов периодически возникает надобность провести эксгумацию. Вы же знаете, что следственные органы без всяких проблем устанавливают место захоронения любого тела, которое было предано земле после расстрела в тюрьмах и лагерях. Всё четко задокументировано. И доступ к этой информации строго ограничен. Тайна соблюдается. Эти документы не попадут в посторонние руки. Так какие проблемы были с документами о захоронениях, расстрелянных в 1937-1938 годах, которые не позволяли также хранить тайну? Они могли попасть из архивов НКВД в чужие руки, поэтому их уничтожили? Допустим.

Но! Почему тогда не уничтожили приговоры и акты о приведении их в исполнение? 

Почему в записке комиссии А.Яковлева в Политбюро о реабилитации от 25 декабря 1988 года вдруг вылезло такое:

«В архивах КГБ СССР нет документальных материалов, содержащих сведения о всех конкретных местах захоронения, именах похороненных и их числе. В результате опроса бывших сотрудников НКВД и информации, полученной от местного населения, удалось выявить часть участков захоронений. По приблизительным подсчетам, в них погребено около 200.000 человек. Время захоронения тоже установлено приблизительно»?

И теперь полюбуйтесь на следующий документ:

«Записка В.А. Крючкова в ЦК КПСС об установлении мест массовых захоронений

10.07.1990

ЦК КПСС

Комитетом госбезопасности СССР в ходе работы по реабилитации жертв репрессий выявлены и изучены архивные материалы 30-40-х и 50-х годов, десятки тысяч следственных дел, относящихся к тому периоду времени. Однако каких-либо сведений о местах массовых захоронений в них не обнаружено.

Одновременно поиск таких мест осуществляется путем опроса бывших сотрудников НКВД, получения информации от населения.

В последнее время получены данные о возможном захоронении в районе Бутово под Москвой. Однако конкретные места захоронений пока не установлены. Территория, где расположено предполагаемое место, находится под контролем КГБ СССР.

Информация об обнаружении захоронения в районе Бутово направляется в Московский городской Совет народных депутатов для принятия необходимых мер по увековечению памяти жертв репрессий. В печати будет дана соответствующая публикация.

Сообщается в порядке информации.

Председатель Комитета В. Крючков

АП РФ. Ф. 3. Оп. 113. Д. 256. Л. 221. Подлинник. Машинопись.»

Т.е., даже обнаруженные 200 тысяч захоронений – это не массовые захоронения. Это отдельные могилы. Документ за подписью Крючкова составлен почти на два года позже, чем записка Комиссии.

И о чем нам говорит цифра 200 000? А если ее отнять от общей цифры числа расстрелянных по данным комиссии А.Яковлева, то в остатке мы получим примерно 600 тысяч. Т.е. исчезло количество трупов именно столько, сколько было приговорено к расстрелу «тройками», неконституционными, незаконными репрессивными органами. А 200 тысяч – это законно, так сказать, приговоренные и похороненные в установленном порядке с составлением соответствующих документов о местах нахождения могил.

Причем, озверевшие и отупевшие от озверения чекисты уничтожили все документы о местах тайных захоронений, но сохранили в архивах приговоры и акты о приведении их в исполнение. Понимаете?

У вас не возникает такая крамольная мысль, что на бумаге можно сочинить любые акты и списки, а вот «сочинить» трупы – несколько труднее.

У меня давно возникала мысль, что за этими 600 тысячами жертв 37-38 годов нет ничего реального, потому что такие демографические потери вызвали бы на всех графиках с кривыми изменения численности населения СССР резкие провалы. Но этого нет ни на одном мною найденном графике. Но ведь и нельзя было просто взять и придумать 600 тысяч фамилий и имен, чтобы показать кровавость режима. Такой подлог мгновенно вскрылся бы. Значит, 600 тысяч смертей было. Но если графики изменения численности населения СССР их не показывают, как демографический провал за 1937-1938 годы, то, значит, эта смертность может быть только размыта на несколько лет, что сглаживает ситуацию. Т.е., эти люди умерли не за полтора года «большого террора», а лет за 10-15. 

У меня и возникло подозрение, что эти 600 тысяч – тюремная и лагерная смертность за большой промежуток времени. Реально умершие люди, которых представили расстрелянными за менее, чем полтора года «большого террора». Поэтому их трупов никто найти не может. Они не хоронились в пределах областных городов, по месту работы «троек». Они похоронены на лагерных кладбищах.

И неожиданно, еще раз перелопачивая все исследования по этой теме, я наткнулся на такое, точнее, прочитал давно мне известную статью уже не просто глазами любопытствующего читателя:

«Утверждение О.Г.Шатуновской о том, что «большинство остальных погибло в лагерях» (надо полагать, 7—10 млн., если считать от её виртуальных почти 13 млн. «остальных»), разумеется, тоже не соответствует истине. Подобные утверждения могут восприниматься как достоверные только в той среде, где господствуют ошибочные представления, что в ГУЛАГе якобы умерли и погибли десятки миллионов людей. Детальное же изучение статистической отчётности о смертности заключённых даёт иную картину. За 1930—1953 годы в местах лишения свободы (лагеря, колонии и тюрьмы) умерло около 1,8 млн. заключенных, из них почти 1,2 млн. — в лагерях и свыше 0,6 млн. — в колониях и тюрьмах. Эти подсчёты не оценочные, а основаны на документах. И здесь возникает непростой вопрос: какова доля политических среди этих 1,8 млн. умерших заключённых (политических и уголовных). Ответа на этот вопрос в документах нет. Думается, что политические составляли примерно одну треть, то есть порядка 600 тыс. Этот вывод базируется на том факте, что осуждённые за уголовные преступления обычно составляли примерно 2/3 заключённых. Следовательно, из указанного в таблицах 1 и 2 количества приговорённых к отбыванию наказания в лагерях, колониях и тюрьмах приблизительно такое количество (порядка 600 тыс.) не дожило до освобождения (в промежутке времени между 1930 г. и 1953 г. (В.Н.Земсков. О масштабах политических репрессий в СССР)».

Вот они эти – 600 тысяч. Удивительным образом число расстрелянных примерно совпадает с числом умерших в лагерях. Удивительнейшим образом!!! Еще более удивительно, что родственники расстрелянных получили извещения и документы ЗАГСов о том, что их близкие … умерли в лагерях.

Теперь вам, думаю, еще понятней становится, почему на Бутовском полигоне не ведутся раскопки. Сами подумайте, откопать десятки тысяч «жертв» - это такая длительная и мощнейшая пропагандистская антикоммунистическая акция, что «Мемориал» ни в коем случае от нее не отказался бы. Да еще сколько можно было бы с бюджета средств стрясти на эти раскопки и их умело освоить, не обидев себя?!

Но, как в старом «Ералаше»: «Здесь рыбы нет. И здесь тоже рыбы нет…!». Я поэтому и начал главу с захоронения в Пивоварихе Иркустской области. Там «рыбы» не оказалось.

И будьте уверены, московские мемориальцы такого прокола, как в Иркутске не допустят. Они костьми лягут, весь полигон своими телами закроют, но никаких раскопок там не позволят. «Здесь рыбы нет!».

Но ведь нужно же было лагерную смертность переделать в расстрелы! Нужно же было родственникам умерших показать, что их близких на «бутовских полигонах» закопали! Сложная задача? Как бы не так! Всего несколько бумажек – и дело в шляпе.

Дальше мы и посмотрим на этот трюк и на эти бумажки. У «Мемориала» эта коллекция документов проходит под темой:

«как власти скрывали сведения о «большом терроре» и показывали людям, что их родственники умерли в лагерях».

Но вот давайте учитывать личности деятелей «Мемориала» на вроде Никиты Петрова и отсутствие трупов на «бутовских полигонах» и тогда мы поймем, что тема другая: как умерших в лагерях в течение многих лет изобразили жертвами 37-38 годов, добавив к реальным цифрам репрессий более 600 тысяч расстрелянных…

Так уж сложилась моя биография, что за время оперской деятельности мне пришлось столкнуться, наверно, с десятком-другим тысяч поддельных документов. Преступления в экономической сфере почти всегда сопровождаются еще и эпизодами подделки и использования недействительных документов. И люди, которые совершают эти преступления, осознают все последствия для себя, если их за руку поймают. Поэтому стараются всё делать максимально аккуратно. А главная проблема изготовителей фальшивок – не бумага, бланки, штампы, печати и подписи-почерки. Это мелочи, технические проблемы. Подделка денежных знаков технически очень сложна в этом плане, но эти преступления редкими не назовешь.

Главное – текстовая информация. И оперативная работа по выявлению фальшивых документов начинается именно с анализа текстовой информации, на основании которой и делаются выводы о возможной недостоверности документа. Текстовая информация зачастую выдает то, что ни одна экспертиза не может обнаружить. А в ряде случаев сам подделыватель не в состоянии всё учесть, потому что происходят события, о которых он может не подозревать.

Например, предоставляет коммерсант контракт с приложением уставных и учредительных документов. Ни к чему невозможно прикопаться. Всё выглядит безупречно. Но личность коммерсанта – «Никита Петров». Поэтому оперативник начинает проверять в документах каждое слово. И тут вдруг устанавливается, что одна из подписей выполнена человеком, который умер буквально за два дня до подписания контракта. Вроде всё ребята учли: взяли паспорт у алкоголика, зарегистрировали на него фирму, всё оформили, учли, что никто не сможет даже найти образцы почерка алкоголика для экспертизы. Но он же не был их родственником и они не могли предполагать, что случится такая подлость в виде смерти. Вроде вчера живой был…

Поэтому я почти не буду обращать на внешний вид документов по «массовому террору». Сделать их внешне почти безупречными, повторюсь, проблема технически несложная. Это не денежные знаки со степенями защиты. Состарить бумагу, либо найти старые бланки, изготовить самим бланки, штампы, печати, подобрать цвет чернил и карандашей, сделать подписи и резолюции… - это по сравнению с работой фальшивомонетчиков – элементарщина.

Сложнее другое, что на первый взгляд неискушенного человека выглядит гораздо проще технической стороны – сделать текст, не вызывающий подозрения. Потому что … человек взял и умер неожиданно, как я уже приводил пример.

На текстах даже мошенники, опасающиеся уголовного преследования, т.е., люди старающиеся фальшивки делать максимально аккуратно, попадаются. А «Мемориал» - кто ж его посадит?! Это ж – памятник! Я даже не говорю, что вся эта работа в архивах проводилась с санкции Политбюро и КГБ, о чем будем говорить ниже, когда станем разбираться с «тройками». Работали без всякого страха, поэтому наворотили такого, что аж дух захватывает. 

Но мы начинаем разбираться с тем, как умерших в лагерях переписали в расстрелянных «тройками». И «Мемориал» на своем сайте по этой теме, только в обратном ее значении, представляет первым вот этот Приказ за подписью Л.П.Берии:

На внешний вид, особенно второго листа, не обращаем никакого внимания. Нам это абсолютно сейчас не важно. 

Читаем пункт 6:

«В отношении осужденных Военной коллегией и тройками НКВД (УНКВД) к высшей мере наказания, сохранить существующий порядок выдачи справок, проводя их выдачу только через 1 Спецотделы».

Прочитали? Теперь берем эту позорную залепуху и относим в то помещение, где стоит унитаз. Там ей самое место. 

Понятно, что изготовителям этой бумажки нужно было тройки НКВД-УНКВД из фантастических сделать реальными. Но реальный Лаврентий Павлович Берия, тем более начальник 1-го спецотдела УГБ НКВД, не мог пропустить в приказе еще один судебный орган, который по материалам органов НКВД приговорил к ВМН довольно значительное число преступников – Сцецколлегии областных, краевых и республиканских судов.

И самое смешное, в этом липовом приказе пропущен один несудебный орган, который приговаривал к ВМН постановлениями за подписью наркома НКВД и Прокурора СССР. А это уже такой косяк изготовителей данной фальшивки, который аннулирует целый ряд приказов за подписью Ежова, которые валяются в архивах. Мы о них тоже поговорим, когда «троек» касаться будем…

Мне правильно еще подсказали, что пункт 7 в приказе Берии выглядит как жестким стебом сочинявшего этот «документ»: если жену арестовывали, то муж затрахается разводиться? Разводили только по заявлениям жен?

Но у «Мемориала» есть еще один документ, которым лежит в комплекте бумаг, обосновывающих действия властей по сокрытию репрессий. Смотрим на него:

«Сентябрь 1945 г.

Докладная записка Кузнецова

Согласно существующему порядку, при выдаче справок о лицах, осужденных к высшей мере наказания бывшими тройками НКВД — УНКВД, Военной Коллегией Верховного Суда СССР с применением закона от 1 декабря 1934 года и в особом порядке, указывается, что эти лица осуждены к лишению свободы на 10 лет с конфискацией имущества и для отбытия наказания отправлены в лагери с особым режимом, с лишением права переписки и передач.

В связи с истечением десятилетнего срока в приемные НКВД — УНКВД поступают многочисленные заявления граждан о выдаче справок о местонахождении их близких родственников, осужденных названым выше порядком.

Наряду с этим граждане ходатайствуют о выдаче им письменных справок об осуждении своих родственников, мотивируя необходимостью представления соответствующего свидетельства в суды в связи с рассмотрением гражданских дел (развод, оформление наследства и т.д.).

Докладывая об изложенном, полагал бы необходимым установить следующий порядок выдачи справок о лицах, осужденных к высшей мере наказания:

1. Впредь на запросы граждан о местонахождении их близких родственников, осужденных к ВМН в 1934–1938 годах бывшими тройками НКВД — УНКВД, Военной Коллегией Верховного Суда СССР с применением закона от 1 декабря 1934 года и в особом порядке, сообщать им устно, что их родственники, отбывая срок наказания, умерли в местах заключения НКВД СССР.

1-м спецотделом выдачу подобных справок производить только после получения на это санкции соответственно Народного Комиссара Внутренних дел союзной (автономной) республики, начальника УНКВД края (области).

В отношении осужденных Особым Совещанием при НКВД СССР к высшей мере наказания в период Отечественной войны 1941–1945 годов давать устные ответы через 1-е спецотделы НКВД — УНКВД в прежнем порядке.

2. О выдаче сведений о смерти лиц, осужденных к ВМН, производить отметку в учетах НКВД — УНКВД и высылать соответствующие извещения в 1-й спецотдел НКВД СССР для отражения в оперативно-справочной картотеке.

3. 1-м спецотделам НКВД — УНКВД сообщать о выдаче указанных выше справок в ОАГС, а последним, в случае обращения к ним родственников осужденных, выдавать соответствующие свидетельства о смерти, согласно установленному порядку.

Прошу Ваших решений.

Начальник 1 спецотдела НКВД Союза ССР

полковник КУЗНЕЦОВ

Резолюция:

Тов. МЕРКУЛОВУ В.Н., тов. ЧЕРНЫШОВУ В.В., тов. КОБУЛОВУ Б.З.

Прошу Вас совместно рассмотреть эти предложения и дать свое заключение.

Л. БЕРИЯ»

И следующий:

«Докладная записка В.Н. Меркулова, В.В. Чернышова, Б.З. Кобулова

По существу предложения начальника 1 спецотдела НКВД СССР полковника тов. КУЗНЕЦОВА о порядке выдачи справок членам семей лиц, осужденных к высшей мере наказания бывшими тройками НКВД, Военной Коллегией Верховного Суда ССР и в особом порядке, считаем целесообразным:

1. Впредь на запросы граждан о местонахождении их родственников, осужденных к ВМН в 1934–1938 годах бывшими тройками НКВД, Военной Коллегией Верховного Суда СССР и в особом порядке, сообщать им устно, что осужденные умерли в местах заключения.

2. Выдачу подобных справок производить 1-м спецотделам только с санкции в каждом отдельном случае Народного Комиссара Внутренних Дел союзной (автономной) республики, начальника УНКВД края (области) соответственно.

3. В отношении осужденных Особым Совещанием при НКВД СССР к высшей мере наказания в период Отечественной войны 1941–1945 годов давать устные справки через 1-е спецотделы НКВД — УНКВД в прежнем порядке (осуждены к лишению свободы на 10 лет, с лишением права переписки и передач).

4. О выдаче сведений о смерти лиц, осужденных к ВМН, производить отметку в учетах НКВД — УНКВД и высылать соответствующие извещения в 1-й спецотдел НКВД СССР для отражения в оперативно-справочной картотеке.

5. Одновременно с выдачей справок о смерти заключенных, указанных в п. 1, объявлять их родственникам, что соответствующие свидетельства они могут получить в ОАГСе.

1-м спецотделам НКВД — УНКВД сообщать о выдаче указанных выше справок в ОАГС, а последним, в случае обращения к ним родственников осужденных, выдавать свидетельства о смерти, согласно установленному порядку.

Резолюция: Согласен

Л. БЕРИЯ. 29.IX.45 г.

Архив НИПЦ «Мемориал». Коллекция документов»

Здесь всё совершенно замечательно. Здесь аж дыхание перехватывает. Теперь получается, что в СССР никто не знал, что шпионов, диверсантов, членов заговорческих организаций, лиц, подготавливающих и совершающих террористические акты и вообще всех арестованных и осужденных по делам НКВД – хоть кого-то расстреляли. Даже четвертака никому не дали, даже двадцатки или пятнашки. Всем – по десятке. Аж сама Военная коллегия Верховного суда СССР за самые тяжкие контрреволюционные преступления давала максимум десятку. Да еще без права переписки. Было применено наказание, которого в уголовном кодексе не было. Для сохранения тайны.

Если бы реальный Берия увидел эту докладную, то он на ней написал бы совсем не слово «согласен». Там было бы длинное выражение, состоящее из одних нецензурных слов. Потому что такая практика, когда от людей скрывают расстрельные приговоры и большие сроки (25, 20, 15 лет) ведет к поощрению преступности. Берию за это на Политбюро разорвали бы на куски. Уголовный Кодекс и предусмотренные в нем наказания за тяжкие преступления, сами приговоры являются мощной профилактической мерой против преступности. И здесь скрывать нечего. Но извещать всех родственников преступников, осужденных по 58-ой, что их близкие получили всего десятку – это круто. Скажите еще, что в СССР весь народ так и думал, что никого из арестованных НКВД ни разу не расстреляли.

На этом фоне даже то, что Меркулов не знал, что ОСО к ВМН имело право приговаривать, а вот к 10 лет заключения – нет, максимум – 8 – совсем мелочь. Пустяк.

Вот то, что суды по делам НКВД, по всем без исключения, давали максимум 10 лет и никого к расстрелу не приговорили – это по-настоящему креативно. Снимаю шляпу перед человеком, который сочинял эти портянки. Это высший класс!...

А Берию во главе МВД сменяет Серов и появляется новое указание:

«ПРЕДСЕДАТЕЛЯМ КОМИТЕТОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ

ПРИ СОВЕТАХ МИНИСТРОВ СОЮЗНЫХ И АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИК

НАЧАЛЬНИКАМ УПРАВЛЕНИЯ КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ

ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР ПО КРАЯМ И ОБЛАСТЯМ

Устанавливается следующий порядок рассмотрения заявлений граждан с запросами о судьбе лиц, осужденных к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД — УНКВД, Особым совещанием при НКВД СССР, а также Военной Коллегией Верховного Суда СССР по делам, расследование по которым производилось органами госбезопасности:

1. На запросы граждан о судьбе осужденных за контрреволюционную деятельность к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД — УНКВД и Особым совещанием при НКВД СССР органы КГБ сообщают устно, что осужденные были приговорены к 10 годам ИТЛ и умерли в местах заключения.

Такие ответы, как правило, даются только членам семьи осужденного: родителям, жене-мужу, детям, братьям-сестрам. Гражданам, проживающим вне областных, краевых и республиканских центров, устные ответы даются через районные аппараты КГБ, а там, где таковых нет, — через районные аппараты милиции, согласно письменному уведомлению органа КГБ в каждом отдельном случае.

2. В необходимых случаях при разрешении родственниками осужденных имущественных и правовых вопросов (оформление наследства, раздел имущества, оформление пенсии, регистрация брака) и в других случаях по требованиям родственников производится регистрация смерти осужденных к ВМН в ЗАГСах по месту их жительства до ареста, после чего родственникам выдается установленного образца свидетельство о смерти осужденного.

В таком же порядке регистрируется смерть осужденных к ВМН, если они впоследствии были реабилитированы.

3. Решения о регистрации смерти осужденных по делам, расследование по которым производилось по линии органов государственной безопасности, принимаются председателями комитетов госбезопасности при Советах Министров союзных и автономных республик, начальниками краевых и областных управлений КГБ (в том числе управлений областей республиканского и краевого подчинения).

4. Указания ЗАГСам о регистрации смерти осужденных даются органами КГБ через управления милиции. В них сообщаются: фамилия, имя, отчество, год рождения и дата смерти осужденного (определяется в пределах десяти лет со дня его ареста), причина смерти (приблизительная) и место жительства осужденного до ареста.

5. Регистрация в ЗАГСах смерти осужденных Военной Коллегией Верховного Суда СССР производится по указаниям Военной Коллегии Верховного Суда СССР.

6. О данных заявителям ответах о смерти осужденных учетно-архивные отделы КГБ — УКГБ направляют письменные уведомления в первые спецотделы МВД — УМВД по месту ведения следствия для производства отметок в оперативно-справочных картотеках с обязательным указанием сообщенной заявителю даты и причины смерти. Если смерть зарегистрирована в ЗАГСе, в учетных карточках оперативно-справочных картотек МВД — УМВД делается запись: «Смерть зарегистрирована в ЗАГСе». Одновременно учетно-архивные отделы КГБ — УКГБ направляют соответствующие уведомления в Первый спецотдел МВД СССР для производства таких же отметок в Центральной оперативно-справочной картотеке.

Если осужденные в результате пересмотра дела реабилитированы и сняты с оперативного учета, отметки о данных заявителям ответах производятся в учетных карточках на прекращенные дела.

7. Переписка по заявлениям граждан о судьбе осужденных к ВМН приобщается к архивно-следственным делам на осужденных.

Председатель Комитета Государственной Безопасности

при Совете Министров СССР генерал армии И. СЕРОВ

№ 108сс

24 августа 1955 года

гор. Москва

Архив НИПЦ «Мемориал». Коллекция документов.

Опубликовано: Мемориал-Аспект. № 10–11. Сентябрь 1994 г».

Правильно Хрущев Ивана Александровича потом выгнал из КГБ и вообще под лавку веником замёл. Такого лошару и начальником охраны склада стеклотары ставить нельзя. Сами посудите, он сначала указывает: «Устанавливается следующий порядок рассмотрения заявлений граждан с запросами о судьбе лиц, осужденных к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД — УНКВД, Особым совещанием при НКВД СССР, а также Военной Коллегией Верховного Суда СССР по делам, расследование по которым производилось органами госбезопасности…», но сразу же про Военную Коллегию Верховного Суда СССР забывает и нигде больше в тексте ее не упоминает в этом указании. И что отвечать гражданам, жаждущим известий о судьбе близких, если близкие были осуждены Военной коллегией, теперь сотрудники КГБ не знают. Наверно, так и отвечали: «Указаний на этот счет не имеем».

Вот такое указание подписал целый Председатель КГБ СССР. Люди, которые занимались административной деятельностью на достаточно высоком уровне, понимают, что такого в документах, подписанных должностным лицом в ранге министра, быть не может по определению. Готовит документ исполнитель, потом его просматривает начальник исполнителя, дальше он проходит согласование по управлениям, и соответствующий заместитель Председателя несет его на подпись. И, наконец, сам Председатель внимательно смотрит, чтобы какая-нибудь дурь за его подписью в «войска» не попала. А если в подготовленном к подписи Председателя документе оказывается такое, как в приведенном Указании, то в учреждении начинается разнузданная сексуальная оргия с широким применением элементов садо-мазо. Еще и причина смерти - приблизительная. "Прыблизитэльно сэмь-восэмь".

Но и этого мало. И.А.Серов вдруг озаботился любопытством граждан насчет осужденных Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ. Их к 1955 году уже как 21 год не было. Последние решения они 21 год назад вынесли, а граждане всё шли и шли со своими заявлениями. Вот Берия, судя по его приказу, жертвами ОГПУ совсем не заморачивался.

И правильно делал. Коллегия и тройки ОГПУ были репрессивными органами, полномочия которым, вплоть до применения ВМН, были даны Законодательным органом, ВЦИК, они действовали гласно. Поэтому граждане знали, что их родственников тройка ОГПУ арестовала и приговорила к расстрелу. ОГПУ скрывать было нечего. Это не то, что тройки НКВД…

Но не только у Серова была озабоченность информированием о решениях органов, на которых Берии было наплевать. Серова на посту Председателя КГБ СССР сменил Семичастный и выдал своё указание по теме, перед этим обратившись с письмом в Политбюро:

«Совершенно секретно

Экз. № 1

26 декабря 1962 г. № 3265-с

гор. Москва

ЦК КПСС

В 1955 году с ведома инстанций и по согласованию с Прокуратурой СССР Комитетом госбезопасности было издано указание № 108сс органам КГБ, определяющее порядок рассмотрения заявлений граждан, интересующихся судьбой лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов (б. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ-НКВД-УНКВД и Комиссией НКВД СССР и Прокурора СССР)….»

Полное впечатление, что каждый новый вождь чекистов начинал с того, что выискивал новый репрессивный орган, о расстрельной практике которого нужно информировать общественность. Теперь появилась еще Комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР. Но ведь Семичастный набрехал Политбюро! В указании № 108 сс за подписью Серова про Комиссию НКВД и СССР и Прокурора СССР нет даже намека. Похоже, И.А. Серов еще не был допущен к архивам, в которых хранились расстрельные приговоры за подписью Ежова и Вышинского. А вот Семичастному такой пропуск оформили, и родилось такое его указание:

«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

ПРЕДСЕДАТЕЛЯМ КГБ при СОВЕТАХ МИНИСТРОВ СОЮЗНЫХ и АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИКАХ

НАЧАЛЬНИКАМ УПРАВЛЕНИЙ КГБ при СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР по КРАЯМ и ОБЛАСТЯМ

О порядке рассмотрения заявлений граждан о судьбе лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов.

В целях упорядочения рассмотрения заявлений граждан о судьбе их родственников, расстрелянных по решениям несудебных органов.

ПРЕДЛАГАЕТСЯ:

1. По заявлениям граждан о судьбе лиц, расстрелянных по решениям Коллегии ОГПУ, троек ПП ОГПУ и НКВД – УНКВД, Особого совещания при НКВД – МВД СССР, Комиссиями НКВД и Прокурора СССР, расследование по делам которых производилось органами госбезопасности, смерть этих лиц регистрировать в загсах по месту их жительства до ареста датой расстрела, без указания причин смерти, а заявителям сообщать, в каком загсе они могут получить свидетельства о смерти. Такие решения принимать, как правило, по заявлениям близких родственников (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные браться и сестры, дед, бабка, внуки, а также супруг).

2. На запросы родственников лиц, расстрелянных в несудебнном порядке, о причинах их смерти сообщать устно действительные обстоятельства смерти; заявителям, проживающим в местностях, где отсутствуют аппараты КГБ, давать устные ответы о причинах смерти через районные отделы (отделения) милиции, которым направлять соответствующие уведомления.

3. На запросы органов социального обеспечения о причинах смерти лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов и впоследствии реабилитированных, сообщать об их расстреле. Такие ответы в секретном порядке направлять:

– в отношении рабочих и служащих – соответственно в министерства социального обеспечения союзных и автономных республик, краев и областные отделы социального обеспечения.

– в отношении военнослужащих – с соответствующие пенсионные аппараты Министерства обороны СССР, КГБ и министерств охраны общественного порядка союзных республик.

4. В отношении лиц, расстрелянных в несудебном порядке, родственникам которых уже сообщалось о их смерти, как якобы наступившем в местах лишения свободы, ранее принятые решения не изменять. На запросы органов социального обеспечения о причинах смерти этих лиц давать те же ответы, которые сообщались родственникам.

5. Порядок сообщения за границу дат смерти лиц, осужденных к расстрелу, предусмотренный инструкциями об исполнении запросов исполкома союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР о розыске на территории СССР советских и иностранных граждан, а также лиц без гражданства, объявленными в 1961 году приказом КГБ при Совете Министров СССР и МВД РСФСР № 0019/003 и соответствующими приказами по союзным республикам, не изменять.

6. Указания Комитета госбезопасноти при Совете Министров СССР № 108сс от 24 августа 1955 года и № 6сс от 11 января 1957 года считать утратившим силу.

Настоящее указание довести до сведения прокуроров республик, краев и областей, а также военных прокуроров и председателей военных трибуналов военных округов и флотов.

Для сведения прилагается указание Министерства юстиции РСФСР от 4 февраля 1958 года о порядке регистрации смерти ли, умерших в местах лишения свободы, а также расстрелянных по приговорам судов.

Председатель Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР

В. СЕМИЧАСТНЫЙ

№ 20сс

21 февраля 1963 года

г. Москва.»

И, наконец, последнее указание, уже за подписью последнего Председателя КГБ Крючкова. Я привожу его не в текстовом виде, а фотокопию:

В этом документе стоит обратить внимание на правки, внесенные в текст авторучкой. И на дату. Он издан после завершения работы реабилитационной комиссии А.Яковлева.

Корректуры в тексте документа явно свидетельствуют о том, что это рабочий документ сотрудника КГБ, который отвечал за предоставление ответов гражданам о судьбе их репрессированных родственников. Чтобы не копаться в нормативных документах, которые вводили изменения в порядок, определенный Указанием, он прямо в текст Указания их и вписывал. Фальшивкой этот документ быть не может.

Но тогда как расценивать предыдущее указание за подписью Семичастного, которым предписывалось сообщать родственникам, расстрелянных по решениям троек НКВД, действительные обстоятельства смерти осужденных? Не понимаете, в чем дело?

Вернемся еще к самому первому документу по этой теме, к приказу Берии, на первом листе которого, в пункте 3:

«…об осужденных сообщать: когда, КЕМ, по какой статье осужден, на какой срок…».

Т.е., уже в 1939 году родственники примерно 700 тысяч человек, которых тройки НКВД приговорили не к расстрелу, а к десятке лагерей, могли получить справки, из которых они узнали о существовании этого репрессивного органа?

Наш Президент В.В.Путин уважает Солженицына и его вдову. Советует книги Исаича читать, даже в школьную программу «Архипелаг ГУЛАГ» включили. Мы упираемся и читать не хотим. А зря. Потому что там особенно интересно не то, что написано, а то, что не написано. А не написано там ровно ничего про тройки НКВД-УНКВД. Солженицын на момент написания своего «опыта художественного исследования» в 1973 году знал только о тройках ОСО. Тройки ОГПУ Солженицын вспоминает, а насчет троек НКВД в «Архипелаге…» ничего нет. Ничего о тройках НКВД не упоминал и полусумасшедший троцкист Варлам Шаламов. Он тоже вспоминал только тройки ОСО: «Тройка ОСО- две ручки и колесо». И, конечно, абсолютно ничего нет у них о странной комиссии в составе Наркома НКВД и Прокурора СССР, которую потом обозвали «двойкой».

Больше того, на момент начала работы комиссии А.Яковлева, об этой тройке НКВД еще не знали и члены комиссии, дальше я это покажу.

И не могли знать, потому что Постановление Политбюро и приказы Ежова о создании этих троек к тому моменту были еще не рассекречены. Сама информация о их существовании была совершенно секретной, но Берия в своем приказе даже не счел нужным оговорить отдельно порядок выдачи справок по приговорам троек, если эти приговоры не предусматривали применения ВМН.

Не напрягает, что информация об органе «тройки НКВД-УНКВД» до рассекречивания Приказа Ежова № 00447 была секретной, а родственники осужденных могли получать информацию о том, что этот орган приговаривал их близких к ВМН и различным срокам заключения, но еще в 1973 году главный разоблачитель зверств чекистов об этих «тройках» был не в курсе?

Появляется подозрение, что к моменту подписания Крючковым Указания в самом КГБ был сфабрикован весь блок фальшивок, касающийся деятельности троек НКВД-УНКВД, не относящихся к ОСО (которое тоже свои тройки имело – тоже дальше об этом будет) в период 1937-1938 годов, а в ходе проведения работы по реабилитации, которая не прекращалась с хрущевских времен, были «переработаны» не только следственные дела на известных троцкистов?

И смотрите, что произошло. На сайте «Мемориала» выложены два акта ЗАГСа на одного и того же человека. Первый мемориальцы считают фальшивым.

Но если человек умер не в лагере, а расстрелян «тройкой», то где он похоронен? В месте массового захоронения жертв террора 37-го, конечно, а не на лагерном кладбище. А этих мест КГБ найти не смог. Точнее, кое-какие смог. В Пивоварихе Иркутской области нашли. Признали его местом массовых захоронений. Только потом эти захоронения там не были обнаружены. Но сделали вид, что ничего не произошло. На Бутовском полигоне нашли. Раскопали одну яму, нашли 149 останков неизвестного происхождения и больше ничего там не хотят копать. Боятся повторения истории с Пивоварихой. 

Какие мысли по этому поводу могут возникнуть в адекватном мозгу? Разумеется, о том, что еще от Крючкова сотрудники КГБ получили указания задействовать отделы ЗАГС в работе по фабрикации недействительных актов, с целью перевести умерших в местах заключения в расстрелянных озверевшими чекистами. Об этом же в указании Крючкова прямым текстом написано.

Но забитые пропагандистским дерьмом мозги не могут сопоставить элементарное: отсутствие трупов в местах мифических расстрелов и документы, выданные ЗАГСами о том, что люди-то умерли в местах заключения и сделать элементарный вывод из этого.

Еще раз повторяю: любую бумажку написать так, что она будет выглядеть, как настоящая, даже сотни тысяч таких бумажек написать и в сотни тысяч дел вшить за всё время, когда шла реабилитация (за 30 с лишним лет) – не проблема, а вот «сочинить» сотни тысяч трупов, закопанных в Пивоварихах и Бутовых – это уже сложнее… Конечно, здесь есть вина И.В.Сталина. Если бы он включил в пятилетний план строительство в каждом городе крематория, то не было бы никаких проблем. А так, пришлось "закапывать" и забывать на карте поставить точку, где "закопали".

Мне повезло в том плане, что в своей жизни пришлось столько «статистик» в виде отчетов самому составить и еще больше подписать, что некоторые моменты не проскакивают мимо глаз. Они в глаза бросаются. Все эти махинации для человека, занимавшегося статистикой в правоохранительных органах – семечки. Трюк был проделан очень простой.

Смотрим на этот документ:

Явно видно, что это предварительная заготовка для фальшивки, которую в дальнейшем предполагалось распечатать на машинке. Там есть надпись «Шаталину». Но Шаталин на дату этого документа был секретарем ЦК и зам.министра МВД. Таким должностным лицам такие записульки, да еще без подписи исполнителя, не представляют.

Берем из этой записки цифру осужденных «тройками» - 1 313 807. Отнимаем из нее цифру приговоренных к расстрелу несудебными органами с 30-х годов, указанную комиссией Яковлева – 656 548. Получаем результат – 657 259.

Чтобы нагляднее было: 656 548 – 657 259. Не бывает в жизни таких совпадений. А теперь еще делим число осужденных "тройками" на два, получаем - 656 903. Почти совпало, что число – половина осужденных «тройками» - равно числу расстрелянных по приговорам несудебных органов. На всякий случай – чуть-чуть изменили.

Да еще данные В.Земскова – в лагерях умерло «политических» примерно 600 тысяч.

Простейший трюк: умерших в лагерях умножили на два. И эту цифру приписали «тройкам». А потом половину списали на «Бутовский полигон». И всё в ажуре. Лагерная статистика бьёт – там ничего корректировать не надо. Приговоры судебных органов – бьют. Есть небольшие разночтения, но они объясняются трудностями подсчета сведений из разных органов.

Еще раз, чтобы совсем понятно было: число осужденных по 58-ой статье, умерших в местах заключения, умножили на два, чуть изменили результат на всякий случай, это число сделали числом приговоров, вынесенных «тройками», а потом половину, с небольшой корректировкой, расстреляли и неизвестно где похоронили. И вся статистика сошлась.

Я понимаю, что люди, непосредственно не сталкивавшиеся с оперативными учетами, с трудом поймут всю прелесть этой красивой комбинации. Вся ее гениальность – в простоте. Дело в том, что осужденный стоит на оперативном учете того органа, по материалам следствия которого его осудили. И если он умирает в заключении, то администрация сообщает сведения о его смерти органу, где он состоит на оперативном учете. Т.е., сведения 1-го Спецотдела НКВД-МГБ-МВД, а потом ОРАФ КГБ относительно умерших в заключении осужденных по политическим статьям, один в один бьют со статистикой ГУЛАГа. Но оперативный учет ведет не только 1-ый Спецотдел в Москве. Его ведут еще и оперативно-учетные отделы на местах, Спецотдел от них и получает сведения. Т.е., в каждом областном-краевом, республиканском Управлении КГБ в ОРАФ (отдел регистрации архивных фондов – переименованный спецотдел) имеются сведения о лицах, осужденных по 58-ой, умерших в местах заключения. И на основании этих цифр были определены «лимиты» для каждой республики и области, по которым были расстреляны люди в рамках оперативных приказов Ежова.

Но ведь прибавка в 600 с лишним тысяч «мертвых душ» не может просто так пройти для общей статистики НКВД-КГБ, вы возразите мне? Это сошлись цифры с умершими-расстреляными, теперь все, кто умер-расстрелян в живых не обнаружится, а общая статистика преступности будет искажена. И совершенно справедливо возразите. Где-то по годам придется отнимать, где-то прибавлять, плюс – часть умерших успели реабилитировать, как осужденных судами, а не тройками, да еще «расстрелянные» в 1937-м умерли в 1947-м, а то и еще позже. В результате обязательно должно получиться, что реальные сведения из оперучетов ОРАФ КГБ не будут соответствовать тому, что КГБ могло предоставить историкам и прочей публике. Ведь часть сведений еще до того, как комиссия Яковлева заявила о числе жертв «большого террора» публиковалась в отдельных трудах и изданиях со ссылкой на информацию из НКВД-КГБ. Нужно было выбирать промежутки времени, когда эта информация была закрыта и по тем годам «исправлять» статистику, подгоняя общие цифры. А такие исправления обязательно кто-нибудь заметит и потом нужно будет еще раз исправлять.

В результате получается такое:

Сравнительная статистика

осужденных в 1921—1952 годы

по политическим мотивам

 

Годы

(по данным 1-го спецотдела МВД СССР и КГБ СССР)

По данным 1-го спецотдела МВД СССР По данным КГБ СССР

всего

из них к высшей мере

всего

из них к высшей мере

1921

35 829

9 701

35 829

8 701

1922

6 003

1 962

6 003

1 962

1923

4 794

414

7 794

414

1924

12 425

2 550

12 425

2 550

1925

15 995

2 433

16 481

2 433

1926

17 804

990

17 804

990

1927

26 036

2 363

26 036

2 363

1928

33 757

869

33 757

869

1929

56 220

2 109

56 220

2 109

1930

208 069

20 201

208 069

20 201

1931

180 696

10 651

33 539

1 481

1932

141 919

2 728

141 919

2 728

1933

239 664

2 154

239 664

2 154

1934

78 999

2 056

78 999

2 056

1935

267 076

1 229

267 076

1 229

1936

274 670

1 118

114 383

1 118

1937

790 665

353 074

790 665

353 074

1938

554 258

328 618

554 258

328 618

1939

63 889

2 552

66 627

2 601

1940

71 806

1 649

75 126

1 863

1941

75 411

8 011

111 384

23 726

1942

124 406

23 278

119 445

26 510

1943

78 441

3 579

96 809

12 569

1944

75 109

3 029

82 425

3 110

1945

123 248

4 252

91 526

2 308

1946

123 294

2 896

105 251

2 273

1947

78 810

1 105

73 714

898

1948

73 269

72 017

1949

75 125

74 778

1950

60 641

475

60 908

468

1951

54 775

1 609

55 738

1 602

1952

28 800

1 612

30 307

1 611

Всего за 1921—1952 гг.

4 051 903

799 257

3 753 490

815 579

Я с этой таблицы даже ночью во сне плачу. У Спецотдела и КГБ, оказывается, разные сведения!!!! Поясняю, все сведения в КГБ – из Спецотдела, если кто не догадался. 1-ый Спецотдел НКВД, потом НКГБ, потом МГБ, потом МВД, потом он стал ОРАФ КГБ. Спецотдел вместе со всем своим штатом и всей своей картотекой даже из комнаты в комнату не переезжал, когда менялись названия ведомства и его самого. Но сказочным образом по целому ряду лет сведения 1-го Спецотдела, который перешел в КГБ под названием ОРАФ, стали не совпадать со сведениями ОРАФ КГБ, в который был переименован Спецотдел.

Я эту таблицу взял из статьи В.Земскова, он ее привел, предварив таким комментарием:

«В 1997 году В.В.Лунеев опубликовал погодовую статистику осуждённых политических, взятую из источника КГБ СССР (МБРФ, ФСБ РФ) (см.: Лунеев В.В. Преступность XX века. — М., 1997. С. 180). Это дало возможность составить сравнительную таблицу статистики осуждённых в 1921—1952 годы по политическим мотивам (с указанием числа приговорённых к расстрелу) по данным двух источников — 1-го спецотдела МВД СССР и КГБ СССР (см. таблицу 2). По 15-ти годам из 32-х соответствующие показатели этих двух источников в точности совпадают (включая 1937—1938 гг.); по остальным же 17-ти годам имеются расхождения, причины которых ещё предстоит выяснять».

Я с этих историков точно инфаркт от смеха заработаю: «… по данным двух источников — 1-го спецотдела МВД СССР и КГБ СССР». Да 1-ый Спецотдел – это источник, из которого КГБ брал сведения!!! КГБ СССР не существовал в тот период времени, который охватывает эта таблица, и только историк со всем своим мощным интеллектом не может этого осознать.

И чего причины выяснять? А может просто нужно спросить теперь в ФСБ: что это за фигня такая? Или, может, спрашивали, а там ответили: пошли вы на хрен, мы сами запутались?!

Так какие сведения верны: Спецотдела или КГБ? А никакие. И те, и другие были предоставлены КГБ. И КГБ была предоставлена информация «Мемориалу» о Бутовском полигоне. Это не статистика, это дуристика.

И, прежде, чем перейти к истории о том, как были изобретены тройки НКВД, еще немного юмора из архивов. В Сахаров-центре выложена записка в адрес Н.С.Хрущева, которую с удовольствием приводят еще целый ряд, как обличителей кровавого Сталина, в качестве доказательства его кровожадности, так и многочисленные историки-сталинизды, в качестве доказательства отсутствия 60 млн. зверски расстрелянных. Я даже затрудняюсь точно, сказать, какая категория любителей архивных документов более забавная. По-моему, это две разные стороны моральной и интеллектуальной ущербности. Текст записки:

«1 февраля 1954 г.

Секретарю ЦК КПСС товарищу Хрущеву Н.С.

В связи с поступающими в ЦК КПСС сигналами от ряда лиц о незаконном осуждении за контрреволюционные преступления в прошлые годы Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым совещанием, Военной коллегией, судами и военными трибуналами и в соответствии с вашим указанием о необходимости пересмотреть дела на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления и ныне содержащихся в лагерях и тюрьмах, докладываем: за время с 1921 года по настоящее время за контрреволюционные преступления было осуждено 3.777.380 человек, в том числе к ВМН — 642.980 человек, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже — 2.369.220, в ссылку и высылку — 765.180 человек. Из общего количества осужденных, ориентировочно, осуждено: 2.900.000 человек — Коллегией ОГПУ, тройками НКВД и Особым совещанием и 877.000 человек — судами, военными трибуналами, Спецколлегией и Военной коллегией.

…Следует отметить, что созданным на основании Постановления ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 года Особым совещанием при НКВД СССР, которое просуществовало до 1 сентября 1953 года, было осуждено 442.531 человек, в том числе к ВМН — 10.101 человек, к лишению свободы — 360.921 человек, к ссылке и высылке (в пределах страны) — 57.539 человек и к другим мерам наказания (зачет времени нахождения под стражей, высылка за границу, принудительное лечение) — 3.970 человек…

Генеральный прокурор Р.Руденко

Министр внутренних дел С.Круглов

Министр юстиции К.Горшенин»

Здесь уморительно даже не то, что публикаторы записке приделали дату 1 февраля 1954 года, но забыли назвать Никиту Сергеевича Первым Секретарем. Он у них проходит пока еще только просто секретарем ЦК. Наверно, до Руденко, Круглова и Горшенина еще не довели решение сентябрьского 1953 года Пленума ЦК КПСС.

Самое жесткое, что эта правоохранительная троица выполняет указание самого Хрущева пересмотреть дела троек НКВД. Представляете? Сам Хрущев якобы входил в состав московской и украинской троек, подписал приговоры к расстрелу на десятки тысяч человек и сам же предлагает пересмотреть эти приговоры.

Здесь, как видим по многоточиям, записка в сокращенном виде.

А МФД А.Яковлева опубликовал ее в таком виде:

«Письмо Генерального прокурора СССР Р.А. Руденко, Министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова и Министра юстиции СССР К.П. Горшенина 1-му секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву о пересмотре дел на осужденных за контрреволюционные преступления

01.02.1954

Совершенно секретно

В связи с поступающими в ЦК КПСС сигналами от ряда лиц о незаконном осуждении за контрреволюционные преступления в прошлые годы Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым Совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами в соответствии с Вашим указанием о необходимости пересмотреть дела на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления и ныне содержащихся в лагерях и тюрьмах, докладываем:

По имеющимся в МВД СССР данным, за период с 1921 года по настоящее время за контрреволюционные преступления было осуждено Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым Совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 человек, в том числе:

к ВМН — 642 980 человек,

к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже — 2 369 220 человек,

в ссылку и высылку — 765 180 человек.

Из общего количества арестованных, ориентировочно, осуждено: 2 900 000 человек — Коллегией ОГПУ, тройками НКВД и Особым Совещанием; 877 000 человек — судами, военными трибуналами, Спецколлегией и Военной Коллегией.

В настоящее время в лагерях и тюрьмах содержится заключенных, осужденных за контрреволюционные преступления, — 467 946 человек и, кроме того, находятся в ссылке после отбытия наказания за контрреволюционные преступления, направленных по директиве МГБ и Прокуратуры СССР (за подписью Абакумова и Сафонова), — 62 462 человека.

Следует отметить, что созданным на основе Постановления ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 года Особым Совещанием при НКВД СССР, которое просуществовало до 1 сентября 1953 года, было осуждено — 442 531 человек, в том числе к ВМН — 10 101 человек, к лишению свободы — 360 921 человек, к ссылке и высылке (в пределах страны) — 67 539 человек и к другим мерам наказания (зачет времени нахождения под стражей, высылка за границу, принудительное лечение) — 3970 человек.

Подавляющее большинство лиц, дела на которых рассмотрены Особым Совещанием, осуждены за контрреволюционные преступления.

В практике работы Особого Совещания имели место случаи недостаточно обоснованного осуждения граждан СССР. Этому способствовало то обстоятельство, что рассмотрение дел на Особом Совещании проходило в отсутствие обвиняемых и свидетелей, чем создавались широкие возможности покрывать недостатки предварительного следствия, а иногда грубейшие извращения советских законов.

Кроме того, грубые нарушения социалистической законности органами МГБ были допущены в связи с директивой быв. МГБ СССР и Прокуратуры от 26 октября 1948 года № 66/241сс, согласно которой органы МГБ были обязаны вновь арестовывать государственных преступников, уже отбывших наказание за совершенные ими преступления и освобожденных из мест заключения после окончания Великой Отечественной войны.

Причем этим лицам предъявлялось обвинение в том же самом преступлении, за которое они отбыли наказание, и по их делам вновь проводилось следствие. Указанной директивой было предусмотрено, что, если в процессе следствия по делам этих лиц не будет получено каких-либо данных о их антисоветской деятельности после освобождения из тюрем и лагерей, то такие дела подлежали направлению на рассмотрение Особого Совещания для применения к арестованным ссылки на поселение.

В целях выявления случаев необоснованного осуждения граждан и последующей их реабилитации считаем необходимым специально пересмотреть все архивно-следственные дела на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами и ныне содержащихся в лагерях и тюрьмах МВД СССР, а также на лиц, находящихся в ссылке на поселении по отбытии наказания согласно директиве МГБ и Прокуратуры.

Для пересмотра дел и принятия необходимых решений по ним считаем целесообразным образовать Центральную Комиссию в следующем составе:

Председатель Центральной Комиссии —

тов. РУДЕНКО — Генеральный Прокурор СССР

Члены комиссии:

т. КРУГЛОВ — Министр внутренних дел СССР

т. ГОРШЕНИН — Министр юстиции

т. ВАВИЛОВ — начальник Управления по надзору за местами заключения

т. ДАНИЛОВ — зам. Министра юстиции

т. ЛЕОНОВ — начальник Управления особых отделов МВД СССР

т. ПЛЕТНЕВ — начальник I спецотдела МВД СССР

т. КОЗЫРЕВ — начальник следственной части МВД СССР

т. СУЧКОВ — зам. начальника отдела по спецделам Прокуратуры СССР

т. МАКСИМОВ — начальник отдела Главной Военной Прокуратуры

т. ТУРЦЕВ — прокурор отдела Главной Военной Прокуратуры

т. МАКСИМОВ — пом. начальника Управления военных трибуналов МЮ

т. КОСТРОМИН — начальник ревизионного управления военных трибуналов

т. ФИЛИППОВ — начальник Управления транспортных судов МЮ

т. КАЛИНИН — начальник Управления спецсудов МЮ

Для пересмотра архивно-следственных дел создать в республиках, краях и областях комиссии в составе: прокурора республики, края, области (председателя), членов комиссии: министра внутренних дел республики (начальника УМВД), министра юстиции (начальника управления Министерства юстиции края, области), с участием соответствующего начальника лагеря, УИТЛК — ОИТК МВД — УМВД и прокурора лагеря.

Для участия в работе республиканских, краевых и областных комиссий командировать членов Центральной Комиссии.

На Центральную Комиссию возложить следующие задачи:

  1. Тщательная проверка обоснованности обвинения и правильности квалификации состава преступления каждого лица, осужденного Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым Совещанием при НКВД — МГБ СССР, Военной Коллегией, судами военными трибуналами, а также обоснованности направления в ссылку на поселение лиц, отбывших наказание в местах заключения.
  2. Наблюдение за работой местных комиссий по оформлению постановлений о пересмотре архивно-следственных дел на лиц, содержащихся в лагерях, тюрьмах и находящихся в ссылке.
  3. Рассмотрение и утверждение постановлений, подготовленных местными комиссиями, по пересмотру архивно-следственных дел.

Заключения Центральной Комиссии по делам на лиц, необоснованно осужденных Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым Совещанием при НКВД — МГБ СССР, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами, а также на лиц, необоснованно направленных в ссылку на поселение, представлять рассмотрение на Верховного Суда СССР для отмены приговоров или отмены ссылки.

Пересмотр дел на лиц, содержащихся в лагерях и тюрьмах МВД СССР, лиц, находящихся в ссылке, закончить в 8-месячный срок.

Представляем при этом проект постановления ЦК КПСС и план мероприятий по организации этой работы».

И вместе с ней – проект Постановления ЦК:

«ПРОЕКТ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЦК КПСС

о пересмотре дел лиц, осужденных за контрреволюционные преступления Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым Совещанием при НКВД — МГБ СССР, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами и ныне содержащихся в лагерях и тюрьмах МВД СССР, а также на лиц, находящихся в ссылке по отбытии наказания

ЦК КПСС ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Пересмотреть архивно-следственные дела на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами и ныне содержащихся в лагерях и тюрьмах МВД СР, а также на лиц, находящихся в ссылке по отбытии наказания.

2. Пересмотреть архивно-следственные дела на лиц, отбывающих наказание в местах заключения, осужденных за контрреволюционные преступления Особым совещанием при НКВД — МГБ СССР в период с 1 июня 1945 по 1 сентября 1953 года, а также заключения на лиц, направленных в ссылку на поселение согласно директиве быв. МГБ и Прокуратуры СССР № 66/241сс от 26 октября 1948 года.

3. Для проведения работы по пересмотру дел и заключений на лиц, указанных в пунктах 1 и 2 настоящего Постановления, образовать Центральную Комиссию в следующем составе:

Председатель Центральной Комиссии —

тов. РУДЕНКО — Генеральный Прокурор СССР

Члены комиссии:

т. КРУГЛОВ — Министр внутренних дел СССР

т. ГОРШЕНИН — Министр юстиции

т. ВАВИЛОВ — начальник Управления по надзору за местами заключения

т. ДАНИЛОВ — зам. Министра юстиции

т. ЛЕОНОВ — начальник Управления особых отделов МВД СССР

т. ПЛЕТНЕВ — начальник I спецотдела МВД СССР

т. КОЗЫРЕВ — начальник следственной части МВД СССР

т. СУЧКОВ — зам. начальника отдела по спецделам Прокуратуры СССР

т. МАКСИМОВ — начальник отдела Главной Военной Прокуратуры

т. ТУРЦЕВ — прокурор отдела Главной Военной Прокуратуры

т. МАКСИМОВ — пом. начальника Управления военных трибуналов МЮ

т. КОСТРОМИН — начальник ревизионного управления военных трибуналов

т. ФИЛИППОВ — начальник Управления транспортных судов МЮ

т. КАЛИНИН — начальник Управления спецсудов МЮ

4. Возложить на Центральную Комиссию следующие задачи:

а) проверку обоснованности обвинения и правильности квалификации состава преступления каждого лица, осужденного Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым совещанием при НКВД — МГБ СССР, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами, а также обоснованности направления в ссылку на поселение лиц, отбывших наказание в местах заключения;

б) наблюдение за работой местных комиссий по оформлению постановлений о пересмотре архивно-следственных дел на лиц, содержащихся в лагерях, тюрьмах и находящихся в ссылке;

в) рассмотрение и утверждение постановлений, подготовленных местными комиссиями, по пересмотру архивно-следственных дел.

5. Разрешить Центральной Комиссии создать в республиках, краях и областях комиссии в составе: прокурора республики, края, области (председателя), членов комиссии: министра внутренних дел республики (начальника УМВД), министра юстиции (начальника управления Министерства юстиции края, области), с участием соответствующего начальника лагеря, УИТЛК — ОИТК МВД — УМВД и прокурора лагеря.

Для участия в работе республиканских, краевых и областных комиссий командировать членов Центральной Комиссии.

6. Обязать Верховный Суд Союза СССР рассмотреть заключения Центральной Комиссии по делам на лиц, необоснованно осужденных Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым совещанием при НКВД — МГБ СССР, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами, а также на лиц, незаконно направленных в ссылку на поселение по отбытии ими наказания в лагерях и тюрьмах, отменить приговоры Коллегии ОГПУ, НКВД, Особого совещания при НКВД — МГБ СССР, Военной Коллегии, судов и военных трибуналов, необоснованно вынесенные по этим делам.

7.Всю работу по пересмотру дел закончить в 8-месячный срок и о результатах доложить ЦК КПСС.

ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 450. Лл. 30–37. Заверенная копия».

Хрущев прочел всё это и, как полагаю, ответил: «Вы что, педерасты? Хотите из меня сделать преступника, который в составе тройки НКВД незаконно приговорил к расстрелу тыщ 50 невинных?»

Он точно так ответил! Потому что проект Постановления так проектом и остался. А вообще внимательный читатель заметит, что в этой записке главное внимание уделено Особому совещанию, хотя оно вынесло приговоров на два порядка меньше, чем тройки НКВД, и поймет, что оригинал записки, в которой никаких троек не могло быть по определению, подменен этой фальшивкой. Никто и никогда не посмел бы Никите принести бумагу с предложением пересмотреть решения троек!!!

Кстати, в довольно пространных и подробных мемуарах Н.С.Хрущева про тройки НКВД тоже нет ни слова…

Представьте себе такую картину. Вас арестовали сотрудники НКВД и посадили в камеру. Пару раз вызвал на допрос следователь, что-то там написал, что вы контрреволюционная сволочь. Дал подписать. И всё. В камере с вами сидят такие же мужики, прошедшие такие же процедуры. Народ хоть и не наученный телевизором, что арест должен закончиться либо приговором, либо освобождением, но всё-таки люди уже знали, что преступников судит суд или Особое совещание, и потом оглашают осужденным приговор, дают его прочитать и под ним расписаться. После приговора или расстреливают, или в лагерь-ссылку, иногда оправдывают.

Но однажды ночью к вам в камеру заходят пьяные в дым чекисты (а все они перед этим пили водку для укрепления нервов, как свидетели свидетельствуют), выводят всех вас толпой на мороз (большая часть расстрелов была зимой 1937-1938 годов), грузят в кузов машины и везут черт знает куда. Привозят на место, там вы видите выдолбленные в мерзлой земле ломами и кирками ямы, и вас по очереди начинают расстреливать из наганов в голову. Без объявления приговоров.

Представьте, стоите вы в строю перед ямой и здесь начинается расстрел. Уже Ваньку кокнули, потом Ваську, Федьку, скоро до вас очередь дойдет… и никто не говорит – кто вас к смерти приговорил и за что. А эти упыри с наганами еще и пьяные все.

Вы бы, что делали в такой ситуации? Я бы лично подумал, что происходит какая-то незаконная фигня, мне уже терять нечего, всё равно расстреляют сейчас, поэтому либо попробовал бы бежать, либо попытался обезоружить чекиста. В любом случае, такой расстрел сопровождался бы эксцессами в виде попыток побега или нападений на сотрудников НКВД.

Но ни одного такого случая история не сохранила. Всё у НКВД прошло гладко, как по маслу. Вспомним, у кого такие же расстрелы и расстрелы кого также гладко прошли?

Конечно, у немцев, когда казнили мирное еврейское население, большинство которого составляли дети, женщины, старики.

Но в 1937 году под раздачу оперативного приказа Ежова № 00447 попал кулацко-уголовный элемент, как написано в этом приказе.

Это совершенно другие люди. Там каждый второй, если бы его попробовали расстрелять без объявления приговора, цепляясь за жизнь, зубами перегрызал бы глотки палачам. Тем более – массовые расстрелы. Толпой набрасывались бы на исполнителей и на куски их рвали.

Это не население еврейских местечек. Это бывшие кулаки и уголовники. Они бы за жизнь цеплялись так, что чекистов не хватило бы для операции. Потери слишком большие НКВД понес бы.

Если вы думаете, что я фантазирую безответственно, то поищите приговор «тройки» с подписью осужденного: «С приговором ознакомлен». Хоть один попробуйте найти.

Однако, расстрелы еще не самое непонятное в этой истории. Даже при том, что были найдены исполнители, которые журналистам во всем признались. Один старый ленинградский чекист рассказал, как они похоронили десятки тысяч жертв на Ржевском артиллерийском полигоне. Сначала жертву заводили в кабинет, там её били по голове деревянной колотушкой. Жертва падала без памяти, ее выносили и грузили в кузов автомобиля. Потом следующую жертву. И так, пока кузов не наполнят. Потом оглушенных жертв накрывали брезентом, сверху садились два сатрапа с железными пиками. И везли оглушенных километров 50 на полигон. Если кто-то по дороге очухивался, сатрапы его пиками закалывали. А потом на полигоне уже окончательно расстреливали тех, кого по дороге пиками не проткнули.

Я не представляю, какой выдержкой должен был обладать тот старик-чекист, который журналистам эту историю изложил, чтобы не спалиться во время рассказа, сохранить на лице серьезное выражение. Вот это школа была у сотрудников спецслужб тех лет!

Конечно, на Ржевском полигоне тоже не копают. Министерство обороны не разрешает.

Самое же непонятное произошло с теми, кого не расстреляли. Еще почти 700 тысяч человек «тройки» отправили в лагеря на 10 лет.

Нет, жизнь в ИТЛ отличается некоторыми своими сторонами в лучшую сторону от жизни в какой-нибудь глухой деревне Рязанской области. Во-первых, постоянное трех разовое питание, сбалансированное по числу калорий, отсутствие алкоголя и здоровый труд на свежем воздухе – ЗОЖ, сегодня это дорого стоит, а тогда власть бесплатно этим желающих обеспечивала.

Во-вторых, бесплатные коммунальные услуги. Не надо платить ни за керосин, ни за электричество, ни за отопление. 

В-третьих, далеко не в каждой деревне тех лет был такой культурный досуг, как в лагерях. Тут тебе и клуб с киноаппаратом, и художественная самодеятельность...

Но, несмотря на все эти плюсы, большинство заключенных мечтали как можно раньше перестать вести ЗОЖ и снова предаться разврату и пьянству на воле. Поэтому все, кто мог писать, писали письма прокурору с жалобами, что невинно страдают. Писали еще в камерах до приговора. Но в камере, бывало, не находилось юридически подкованного человека, который мог посоветовать, на что жаловаться. В лагерях проблем с консультантами уже не было.

Т.е., товарищ Вышинский должен был получить несколько сотен тысяч жалоб от заключенных лагерей. Жалобщики писали бы, что их поместили в ИТЛ, но не дали ознакомиться с приговором, что они даже не знают, какой орган, какие судьи и за что их осудили. И не знают, что отвечать лагерному куму, который их вызывает на беседу, как ему представляться. «Осужденный тайным судом по тайному приговору зэка Петров»?

Ладно, все письма прокурору кум сжег в печке. Вышинский ничего не узнал. Или сам Вышинский их сжег.

Но рано или поздно все срока кончаются. Люди выходят на свободу. И эти освободившиеся страдальцы неизбежно нарассказывали бы историй о том, что они отмотали срок, даже не узнав, кто их осудил и за что. История зафиксировала эти рассказы?

Ладно, допустим, что осужденные тройками все умерли в лагерях. Они сами ничего не могли рассказать. Но с ними же сидели и осужденные судами. Они бы на волю вынесли эти истории.

Только история не зафиксировала факта, что в 1937-1938 годах лагеря наполнились людьми, не знавшими своих приговоров и судей.

Согласитесь, что это еще более загадочно, чем отсутствие захороненных трупов на стрелковых полигонах НКВД.

У вас создалось впечатление, что Балаев вообще отрицает репрессии при Сталине? Некоторые историки так и говорят: вообще отрицает. Это диагноз такой – историк.

Репрессии, конечно, были. И очень жесткие. Именно в 1937-1938 годах. Осуждено судами к ВМН порядка 30 тысяч человек. Представляете? За полтора года в два раза больше, чем потери СССР в десятилетней советско-афганской войне 79-89 гг. Мало?

Сколько ушло в места заключения на разные сроки – точно сказать нельзя. Статистика искажена «расстрелом» 600 тысяч. Но не меньше миллиона. Целые подъезды домов, в которых жила номенклатура, опустели. В некоторых обкомах и райкомах составы секретарей по два раза сменились. Про командные кадры РККА я даже не говорю.

И массовые аресты в ходе ликвидации заговоров были. Да ликвидация заговоров всегда идет с массовыми арестами, иначе их не ликвидируешь. И 600 тысяч одних политических умерших в местах заключения. Время было суровое, опасное для страны. И законы в такие времена – суровые. Не только в СССР. Везде такие законы в опасное для государства время.

И правильно посол США в 41-м году сказал: пятую колону перестреляли.

Только есть маленькая разница в том, что я не отрицаю и в том, что приписали Сталину деятели из комиссии А.Яковлева и такие историки, как В.Земсков.

Есть осужденные по закону и судом. Пусть даже за «анекдоты». Запрещены законом антисоветские «анекдоты» - не рассказывай их. Рассказал – не обижайся и не строй из себя невинную жертву. Сталин при царе по ссылкам тоже за «анекдоты» помотался, но он из себя невинную жертву царизма не изображал.

Но навесить на Иосифа Виссарионовича 600 тысяч трупов, по приговорам незаконного репрессивного органа, при этом эти трупы не найти, отправить в лагеря 700 тысяч человек по процедуре, которая прямо запрещала знакомить осужденных с приговором (я дальше это вам покажу) – это уже перебор.

Кое-что рассказал и Михаил Горбачев в своей книге «Остаюсь оптимистом», вспоминая, как он ездил в 1956 году по районам Ставрополья, разъясняя политику партии по «культу личности»:

«Две недели я провел в районе, ежедневно встречался с комсомольцами, беседовал с коммунистами… Меня поразила и та версия объяснения репрессий, которая сформировалась в сознании многих простых людей. Мол, наказаны в 30-х годах Сталиным были те, кто притеснял народ. Вот им и отлились наши слезы».

Вот дураку, даже если он бывший Генеральный Секретарь и Президент, иногда лучше молчать, чем говорить. И лучше меньше писать. Народ репрессии в отношении номенклатуры заметил. А кто его еще притеснял? Но ухитрился не заметить репрессий в отношении крестьян, проведенных по приказу Ежова № 00447. 600 тысяч расстрелянных народ ухитрился не замечать вплоть до 1988 года.

У вас никаких аналогий с Холокостом не возникает? Бессудно уничтоженные и отправленные в лагеря по национальному в одном случае, а в другом – по социальному признаку (хотя, в 37-38 гг. был и национальный поток, копировать – так копировать) зверским режимом невинные люди. И трупов нет.

Я понимаю евреев. И не жалею немцев. Это насчет Холокоста. Сожгли фашисты в крематориях 6 млн. и Германия уже 70 лет кается и платит. Это проблемы Германии и счастье евреев. Пусть сами с этим разбираются. Но там – хоть крематории. Сожгли отравленных газом. Концы в воду.

Но как понять наших соотечественников, особенно тех, кто сомневается в числе жертв Холокоста, но свято верит, что на Бутовском полигоне закопаны 50 тысяч жертв сталинизма?

Вы-то, мои дорогие соотечественники, перед кем каетесь и кому платите? Перед «Мемориалом» и «Мемориалу», который на ваши бюджетные деньги себе зарплаты платит за охрану и содержание «памятников жертвам репрессий»? Может, хватит кающимися немцами прикидываться?

Я ДАЛЬШЕ БУДУ ПИСАТЬ ТО, ЧТО УЖЕ БЫЛО РАНЕЕ У МЕНЯ В ПОСТАХ, В ЧАСТНОСТИ ПО ТЕГУ «ПРОХОДИМЦЫ». НО ЗДЕСЬ Я ПОСТАРАЮСЬ ВСЁ ПРИВЕСТИ В БОЛЕЕ ЛОГИЧНЫЙ ВИД.

Я сейчас вас удивлю еще больше, чем «тайными приговорами тайных судов». 

Из «Стенограммы заседания Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-40-х и начала 50-х гг.

26.10.1988

«А.Яковлев …За повесткой дня я хотел бы посоветоваться. Было много разговоров о работе Комиссии, и в воздухе повис такой вопрос: а не пойти ли нам на такой шаг, как отмена решений всех «троек», так как они были незаконны как таковые? Но надо себе отдавать отчет, что это акт политический. Мы с вами только его решить не можем, я ставлю его на сегодняшнее предварительное обсуждение.

Потому что здесь содержатся и определенные противоречия. Ведь «тройками» осуждены и лица, которые занимались шпионажем, бандитизмом, диверсиями и т.д., то есть практически действиями, подсудными по уголовному закону. Тогда что же выходит? Мы отменим все решения «троек», но тогда нужно заводить уголовные дела на лиц, которые занимались уголовно наказуемыми делами. Или же пойти на решительный шаг отмены решений «троек» и сделать оговорку, что: «те, кто уже отсидел за уголовные дела...» и т.д. И что получится? Это будет и их реабилитацией, или как?

Тов. Савинкин Н.И. Надо и КГБ, и Прокуратуре, и Минюсту, и Верховному суду посмотреть.

Тов. Теребилов В.И. Все решения «троек» подлежат пересмотру и отмене, потому что обвинять могли только юридические органы. 90 с лишним процентов этих дел не содержат никакого практического материала. Мы реабилитируем фактически на чистом листе, потому что нет толком обвинений.

Но, может быть, это сделать так: ограничить временем – до начала войны. Потому что в военное время и после есть часть таких дел, а до начала войны – я еще не встречал такого дела…».

Тов. Теребилов – это, для сведения не просто товарищ Теребилов, а целый Председатель Верховного Суда СССР, постоянный член комиссии А.Яковлева. И мы читаем, что в стенограмме идет речь о признании всех приговоров «троек» незаконными, только члены комиссии никак не могут решить, как поступать с осужденными «тройками» диверсантами и шпионами. Их тоже реабилитировать? Но что же говорит товарищ Председатель Верховного суда? Он говорит о том, что «тройки» работали во время войны и даже после нее.

Но ведь мы с вами уже знаем, что тройки НКВД были распущены Берией в 1938 году. Осталось только Особое совещание при наркоме НКВД. Но, как мы видели в приказах о предоставлении родственникам репрессированных справок, тройки НКВД-УНКВД и ОСО четко разделены. Ни Берия, ни Серов, Семичастный, Крючков их не смешивают. Может, тов. Теребилов имел ввиду, что ОСО – это тоже «тройка», ведь и сам А.Яковлев говорит «…а не пойти ли нам на такой шаг, как отмена решений всех «троек», так как они были незаконны как таковые?».

Значит, были самые разные «тройки», среди них могли быть и тройки НКВД-УНКВД, которые приговорили к расстрелу 600 тысяч человек.

Но здесь встревает в разговор товарищ Лукьянов, тоже член Комиссии, с предложением, как все «тройки» сделать незаконными:

«Было постановление ВЦИК, которым эти «тройки» узаконены. Поэтому речь идет о том, чтобы отменить это постановление в сущности, признать его утратившим силу. И я за то, чтобы сделать так – до войны».

Т.е., комиссия считает «тройками» несудебные органы, которые узаконены ВЦИК. А их, действительно, было несколько: тройка Коллегии ОГПУ, тройка ПП (полномочных представителей) ОГПУ и ОСО, которое тоже называли тройкой, и которое создавало свои тройки на местах. Вот все они узаконены постановлениями ВЦИК.

Больше того, тройкам ОГПУ высший законодательный орган страны даже предоставлял право выносить расстрельные приговоры, например, когда в 20-х годах разгулялись фальшивомонетчики. Страна была наводнена поддельными денежными знаками, что создавало серьезную угрозу ее экономической безопасности, ВЦИК разрешил ОГПУ расстреливать фальшивомонетчиков в несудебном порядке и этот вид преступности за считанные месяцы был сведен к ничтожным цифрам. Когда в Сибири возникла сложная ситуация с бандитизмом, ВЦИК еще раз предоставлял право на расстрелы тройкам ОГПУ. Все делалось по закону – по решению высшего законодательного органа.

ОСО тоже введено законодательно. Т.е., комиссия имела ввиду «тройки», введенные постановлениями ВЦИК. И на этом застенографированном заседании члены комиссии решают, как «тройки» сделать незаконными. Они нашли выход – постановление ВЦИК признать незаконным.

Но еще 26 октября 1988 года, в день, когда шло это заседание, никто из членов комиссии не вспомнил, про «тройку», которая постановлением ЦИК не была узаконена. Про ОСО, решениями которого 10 тысяч человек приговорены к расстрелу вспомнили. А про тройку НКВД-УНКВД, за которой более 600 тысяч трупов – нет. Ведь постановления ЦИК по тройке НКВД не было.

Вам в голову не приходит такая крамольная мысль, что до 26 октября 1988 года тройка НКВД-УНКВД, которая упоминается во всех приказах по выдаче справок родственникам со времен Берии, еще не существовала, если о ней не было известно таким суперкомпетентным в этой теме лицам, как члены реабилитационной комиссии Политбюро ЦК КПСС? Что эта комиссия по состоянию на 26 октября 1988 года знала только о тройках Коллегии ОГПУ, ПП ОГПУ и ОСО? О тех тройках, которые были введены ВЦИК.

Чтобы полностью осознать произошедшее с этими загадочными «тройками», о существовании которых еще в октябре 1988 года не подозревали сами члены комиссии А.Яковлева, нужно, первое, вспомнить, о чем я писал в первой главе, когда мы разбирались с тем, как переселение людей было представлено депортацией и геноцидом целых народностей Советского Союза путем вброса Указов Верховного Совета СССР с грифами «без публикации» и «совершенно секретно». (https://aftershock.news/?q=node/663812 в книге будет описано полнее)

Таким способом получили жизнь, так сказать, законы, никогда не имевшие место быть в СССР. А массовая публика, разумеется, не догадалась, что Закон, вводящий уголовную ответственность за оставление места поселения, не может быть не опубликован. Тогда уж можно и Уголовный Кодекс засекретить.

И второе. Если вы думаете, что поменять целые блоки распорядительных документов во всех архивах ведомства, да еще с сохранением тайны этой операции – это очень сложная задача, то вы глубоко ошибаетесь.

Это делается элементарно просто. На примере архива КГБ это выглядело так: в центральном архиве, в Москве, в архивных делах с распорядительными документами выбираются те документы, которые нужно сфальсифицировать. По рассылке на этих документах определяются управления НКВД-МГБ-КГБ, по которым были разосланы копии, в адрес этих управлений направляется указание под грифом «Секретно» об изъятии копий из архивных дел и пересылке их в Москву. Из Москвы в адрес архивов управлений направляются изготовленные фальшивки с секретным указанием подшить их в архивные дела вместо изъятых. И всё. Указания были секретными, они не подлежат разглашению. Если какой-нибудь сотрудник архива проболтается, то ему может грозить уголовная ответственность за разглашение сведений, составляющих государственную тайну. Следствие и суд легко натянут эту ситуацию до того, что это разглашение нанесло серьезный ущерб интересам государства.

Вот теперь можно посмотреть на те распорядительные документы, которыми были созданы тройки НКВД-УНКВД. Мы уже знаем, что постановлений Законодательного органа по ним не было. Законом они не были введены. А чем тогда?

Есть два акта. Первый – решение Политбюро ЦК ВКП (б). Вот оно:

Обратите внимание на гриф – «Шифром». Решение Политбюро разглашению не подлежало. Более того, Политбюро не обладало полномочиями вводить репрессивные органы и наделять их правами привлекать к уголовной ответственности граждан. Политбюро – не законодательный орган. Почему тройки ОГПУ были введены постановлением ЦИК, ОСО – постановлением ЦИК, а тройка НКВД – постановлением Политбюро?

Да потому что, история такая же как с Указами с 10-ю годами каторги для "депортированных". Постановления ЦИК – это законодательные акты, публиковавшиеся в печати. Их задним числом невозможно было сочинить, пришлось бы подделывать старые газеты и Ведомости ЦИК, что технически невозможно. А вот в архивных делах вырвать настоящее решение Политбюро и вместо него подшить это – элементарно.

А теперь еще смотрим Приказ НКВД № 00447 за подписью Ежова:

«V. ОРГАНИЗАЦИЯ и РАБОТА ТРОЕК

1. Утверждаю следующий персональный состав республиканских, краевых и областных троек:

Азербайджанская ССР

• председатель — Сумбатов,

• члены Теймуркулиев, Джангир Ахунд Заде.

Армянская ССР

• председатель — Мугдуси

• члены Миквелян, Тернакалов…» И т.д.

Мы с вами видим, что приказом наркома НКВД утвержден персональный состав троек.

Но приказ №00447 имеет гриф «Совершенно секретно». И на этом можно закончить всю эту историю с «тройками». Решение об их создании принято неправомочным органом, само решение – закрытый документ, состав троек определен «Совершенно секретным» приказом. Т.е., информация о существовании троек НКВД и об их персональном составе не подлежала разглашению. Естественно, и приговор за подписью тройки, даже просто информация о том, что тройка вынесла какой-то приговор – совершенно секретная.

Не может работать никакой репрессивный орган, о котором репрессируемые не имеют права знать. Ситуация, когда арестованные не знают, кто рассматривает их дела, кто их приговаривает и даже не имеют права знать о приговоре – фантастическая. Эта схема не работает. Либо, всем «жертвам Сталина» сразу после ареста нужно было оформлять допуск к сведениям, составляющим государственную тайну…

Да еще посмотрите на шифровку за подписью Сталина и посчитайте в ней число грамматических ошибок...

Но текст шифровки за подписью И.В.Сталина – беспредельно изЮмителен. Настолько, что челюсть с трудом от отвисания удерживается. Конечно, автор пытался состряпать документ Политбюро, придавая ему стиль эпохи. Но при этом забыл, что секретарей в каждом обкоме и Нацкомпартий было несколько. Были первые, вторые… Каким именно адресована шифровка – непонятно. Всем сразу? А дальше: «ЦК ВКП (б) предлагает всем секретарям областных и краевых организаций…» - уже выпали из текста секретари Нацкомпартий. Да еще организаций! Ну не было в ВКП (б) партийных секретарей организаций, были секретари комитетов. А «представители НКВД» - совсем прекрасно. Представители какие: полномочные, ответственные? Вообще-то управлениями НКВД руководили не представители, а начальники управлений.

Я даже не касаюсь потрясающего начала: «замечено». Даже не обращаю внимания на то, что кулаки, вернувшиеся не на родину, а в соседнюю область, могли антисоветской деятельностью заниматься не отвлекаясь на всякие решения Политбюро.

Есть другое, что превращает и это решение Политбюро, и приказ Ежова № 00447 в нелепицы. Оба эти «исторические документы». Решением Политбюро предлагается кулаков частью перестрелять, а частью переписать и сослать.

В приказе Ежова:

«1. Все репрессируемые кулаки, уголовники и др. антисоветские элементы разбиваются на две категории:

а) к первой категории относятся все наиболее враждебные из перечисленных выше элементов. Они подлежат немедленному аресту и, по рассмотрении их дел на тройках — РАССТРЕЛУ.

б) ко второй категории относятся все остальные менее активные, но все же враждебные элементы. Они подлежат аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет, а наиболее злостные и социально опасные из них, заключению на те же сроки в тюрьмы по определению тройки».

Николай Иванович решил, что Политбюро слишком либерально подходит к репрессированию кулаков и заменил им ссылку 8-10 годами лагерей или тюрьмы. Однако ж!

Но перейдем непосредственно к приказу № 00447, посмотрим на его внешний вид. Нужно еще учитывать, что этот приказ относился к документам массовой рассылки, т.е. его должны были получить все управления НКВД Союза, это примерно сотня получателей.

Вот как выглядел подобный приказ НКВД в 1936 году

А что в НКВД случилось в 1937-м году, если приказы наркома приобрели такой вид?

Но зато видно, что старый. Очень старый. Выглядит, как газета, побывавшая, извините, в общественном нужнике и потом выброшенная на помойку, где ее обгрызли крысы.

И не только один внешний вид должен внушать опасения, что такую … вещь не могли принести на подпись целому наркому. Название: «Оперативный приказ». У железнодорожников есть такие приказы, с названием «Оперативный». В НКВД приказы делились на категории: оперативные, кадровые и финансово-хозяйственные, - но никогда ни до Ежова, ни после него ни один приказ не носил названия «Оперативный приказ». Если он касался проведения оперативных мероприятий, операций, то звучал так: «Приказ № ХХХ «О проведении операции…». 

Есть подозрения, что такой документ не мог был изготовлен в НКВД? У меня есть. 

Приказ Ежова № 00447 все же был. Но что это был за приказ?!

Приказ № 00447 упоминался в последующих документах за подписью Берии и Меркулова. Но эти упоминания однозначно свидетельствуют о том, что он был не про репрессии, а о порядке рассмотрения дел "милицейскими тройками", теми настоящими тройками НКВД, вместо которых изобрели "секретарские тройки".

Настоящий приказ №00447 подменен явной фальшивкой. 

Еще. Для совсем посмеяться. Особое совещание при наркоме НКВД СССР получило право рассматривать дела по 58-ой статье, политические, только 17 декабря 1941 года. Потому его подразделения, тройки НКВД, и назывались "милицейскими". До 1941 года ОСО занималось только уголовниками.

Чем на самом деле занимались тройки НКВД и кто был в их составе.

Представление получите из этого документа: 

"Совершенно секретно

НАЧАЛЬНИКАМ ОБЛАСТНЫХ УПРАВЛЕНИЙ НКВД УССР

НАЧАЛЬНИКАМ УПРАВЛЕНИЙ РК МИЛИЦИИ

ОБЛАСТНЫХ УНКВД

ОБЛАСТНЫМ ПРОКУРОРАМ УССР

Выезды Троек УНКВД областей в тюрьмы для рассмотрения дел на уголовно-деклассированный и социально вредный элемент, а также на нарушителей паспортного режима вызывают длительное содержание под стражей обвиняемых и загрузку тюрем арестованными.

Для быстрейшего рассмотрения дел Тройками УНКВД областей — предлагается:

1. Дела на уголовно-деклассированный и социально вредный элемент, а также нарушителей паспортного режима, направляемые городскими отделами, районными отделениями и отделениями железнодорожной милиции, — Тройкам УНКВД областей рассматривать без вызова обвиняемых.

По этим делам по окончании расследования начальник отделения РК милиции и районный прокурор обязаны лично допросить обвиняемого по существу предъявленных ему обвинений и протокол совместного допроса приложить к делу.

Протокол допроса должен быть подписан начальником органа РК милиции и районным прокурором.

Допрос обвиняемого начальнику милиции совместно с прокурором производить в день окончания расследования, и в тот же день дело должно быть направлено в управление РК милиции области.

2. На заседания Тройки УНКВД вызывать обвиняемых только по делам, полученным из органов РК милиции, расположенных в областном центре, и допрос обвиняемых начальником милиции совместно с прокурором не производится.

3. Расследование по делам о лицах, подлежащих рассмотрению на Тройках УНКВД, заканчивать в 7-ми дневный срок.

Обвинительное заключение должно быть кратким и соответствовать материалам следствия.

В обвинительном заключении указывать: полные установочные данные на обвиняемого, количество приводов и судимостей (когда, где, каким судом, по какой статье и на какой срок был осужден, отбыл ли наказание, если не отбыл — причины), с какого времени не занят общественно полезным трудом и в чем конкретно обвиняется.

4. Выписки из протоколов заседаний Троек на обвиняемых направлять начальникам тюрем не позднее 3-х дневного срока после заседания Тройки.

5. Начальникам областных управлений НКВД УССР и областным прокурорам УССР на основании настоящей директивы дать указания начальникам городских отделов и районных отделений НКВД, начальникам РК милиции, городским и районным прокурорам.

Народный комиссар внутренних дел УССР

комиссар государственной безопасности 3 ранга Успенский

Прокурор УССР Яченин

27 марта 1938 г., № 714/СН г. Киев»

Март 1938 года. Разгар массовых репрессий. Но все знают, что в составе украинской тройки был Н.С.Хрущев и первые секретари обкомов Украины. ЫЫЫ! Они, что, ездили по тюрьмам рассматривать дела на нарушителей паспортного режима?

Чистить архивы чище нужно было фальсификаторам! 

Да, про Хрущева я ошибся. На Украине он в тройке не был. Он хотел войти в московскую тройку. И Сталин ему разрешил. Но не получилось ничего у Хрущева. Ежов, несмотря на разрешение Сталина, не утвердил Хрущева в составе московский тройки. Это я серьезно, если что.

Я много писал в своем блоге об очевидных нелепостях в тексте приказа №00447, здесь нет необходимости мои «придирки» приводить в полном объеме, укажу только на три самых бросающихся в глаза.

Преамбула:

«Материалами следствия по делам антисоветских формирований устанавливается, что в деревне осело значительное количество бывших кулаков, ранее репрессированных, скрывшихся от репрессий, бежавших из лагерей, ссылки и трудпоселков. Осело много, в прошлом репрессированных церковников и сектантов, бывших активных участников антисоветских вооруженных выступлений. Остались почти нетронутыми в деревне значительные кадры антисоветских политических партий (эсеров, грузмеков, дашнаков, муссаватистов, иттихадистов и др.), а также кадры бывших активных участников бандитских восстаний, белых, карателей, репатриантов и т.п.»

Специально выделил фразу. Тупому ботанику из «Мемориала», который сочинял преамбулу, что следак, что опер – по барабану. Все-равно - сатрап и садист из НКВД.

Любой же юрист знает, что материалами следствия устанавливается вина, мера, степень, глубина, как сказал один поэт, а не число антисоветских элементов и прочих преступников в населенных пунктах. Это устанавливается в ходе оперативно розыскных мероприятий, проводимых оперативными сотрудниками правоохранительных органов. Следователи не только не относятся к оперсоставу, но они и не имеют права проводить оперативно-розыскные мероприятия. Даже если в ходе следствия будут получены данные о скоплении в каком-то селе бывших кулаков-антисоветчиков, то эти данные для проверки следователь обязан предать оперативникам.

Вот просто невероятно скучно читать и разбирать эту галиматью. Ладно, еще дальше:

«I. КОНТИНГЕНТЫ, ПОДЛЕЖАЩИЕ РЕПРЕССИИ.

  1. Бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания и продолжающие вести активную антисоветскую подрывную деятельность.
  2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей или трудпоселков, а также кулаки, скрывшиеся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность.
  3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий или бежавшие из мест заключения и возобновившие свою антисоветскую преступную деятельность.
  4. Члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, муссаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые, жандармы, чиновники, каратели, бандиты, бандпособники, переправщики, реэмигранты, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую деятельность.
  5. Изобличенные следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций, фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований».

ЁКЛМН! А что, ВЧК-ОГПУ-НКВД до 13 июля 1937 года не существовал? Или за два дня до этого приказа был создан? Или все кулаки и прочие враги только за неделю до издания приказа посбегали из мест ссылок и заключений и стали вести антисоветскую деятельность?

Не понимаете? Поясняю: борьба с преступностью, посягающую на основы конституционного строя, являлась повседневной служебной деятельностью НКВД. Ведущих антисоветскую пропаганду каждый день органы выявляли, арестовывали, вели следствие и направляли в суды. Беглецов выявляли, ловили не дожидаясь отдельных на то приказов, потому что побег из мест ссылки, поселения и заключения являлся преступлением и за него полагалось наказание, определенное УК того времени. Например, УК РСФСР:

«82. Побег арестованного из-под стражи или из места лишения свободы – лишение свободы на срок до трех лет.

Побег с места обязательного поселения (ссылки) или с пути следования к нему, а равно уклонение от исправительно-трудовых работ присужденных к ссылке, - замену ссылки лишением свободы на тот же срок.

Самовольное возвращение высланного в места, запрещенные для проживания, - замену высылки лишением свободы или ссылкой на тот же срок, причем ссылкой может быть заменена лишь высылка, назначенная на срок не ниже трех лет».

Еще смешнее, органам НКВД, по сути, больше нечем было заниматься на местах, кроме как выявлением лиц, определенных этим приказом и пресечением той их деятельности, которая указана в этом приказе.

Т.е., пока Ежов свой страшный приказ не подписал, НКВДэшники курили бамбук, танцевали в парках с барышнями под «Амурские волны» и остальное служебное время посвящали освоению пыточного оборудования, дожидаясь пинка от наркома?

Дальше.

«7. На основании утвержденного списка начальник оперативной группы производит арест. Каждый арест оформляется ордером. При аресте производится тщательный обыск. Обязательно изымаются: оружие, боеприпасы, военное снаряжение, взрывчатые вещества, отравляющие и ядовитые вещества, контрреволюционная литература, драгоценные металлы в монете, слитках и изделиях, иностранная валюта, множительные приборы и переписка».

«Каждый арест оформляется ордером» – ни встать, ни сесть! Я понимаю, что автор о работе правоохранительных органов имел представление на уровне зрителя кинодетективов. Зритель с такой юридической подготовкой и «Место встречи изменить нельзя» смотрит с полным доверием к происходящему на экране. Его даже не настораживает, что к году штрафной роты трибунал приговорить не мог, потому что предельный срок наказания для штрафника – 3 месяца. Его не удивляет, что два оперативника, Шарапов и его начальник Жеглов, решают, будет ли сидеть под стражей подследственный Груздев. И они, оперативники, даже выпускают подследственного из тюрьмы. Но когда ты пишешь подобный документ, даже если ты занимаешься его фальсификацией, то хоть УПК открой, что ли, хоть какого-нибудь правовика пригласи для консультации! Точно историк из «Мемориала» писал! Это профисторическое самомнение наглядно нам представлено.

УПК РСФСР от 1922 года. Статья 149: «О принятии меры пресечения (ареста в том числе – авт.) следователь составляет мотивированное постановление с указанием преступления, в котором обвиняется данное лицо, и оснований принятия той или иной меры пресечения. О принятии мер пресечения немедленно объявляется обвиняемому».

Никаким ордером никакой арест оформить невозможно. Постановление следователя. Более того, с момента принятия Конституции СССР 1936 года – санкция прокурора или решение суда.

Ордер – не процессуальный документ, чтобы им что-то можно было оформить. Ордер выдаёт следователь или начальник следственного органа лицу, сотруднику, не ведущего расследование дела непосредственно, как документ, удостоверяющий полномочия этого лица на проведение процессуального действия (ареста, обыска и др.) по поручению следователя. Вместе с ордером лицу, в отношении которого проводится процессуальное действие, в обязательном порядке предъявляется постановление об избрании меры пресечения (ареста) или постановление на проведение обыска.

Я даже не касаюсь того, что в приказе указано об обязательном порядке изъятия предметов, запрещённых в гражданском обороте, само хранение которых уже является поводом для возбуждения уголовного дела. Юридическая безграмотность документа, подписанного наркомом НКВД, потрясающая.

И последнее. Посмотрим на заключительные положения «оперативного приказа» и будем сдерживать изо всех сил рвущийся из груди восторг.

«5. Тройки ведут протоколы своих заседаний, в которые и записывают вынесенные ими приговора в отношении каждого осуждённого.

Протокол заседания тройки направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. К следственным делам приобщаются выписки из протоколов в отношении каждого осуждённого».

Плюнем на то, что тройка не оформляла приговоры отдельным документом, а записывала их в протокол заседания. Мы с вами понимаем, что писать на каждого обвиняемого приговор – это большая работа, проще в архив засунуть какой-нибудь протокол сразу человек на двести. Но чёрт с ним, с этим протоколом.

Зато мы читаем, что протокол направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. Т.е., начальник оперативной группы, получив протокол, обязан приговоры привести в исполнение. Правильно? А вот и не угадали. Смотрим следующий раздел:

«VI. ПОРЯДОК ПРИВЕДЕНИЯ ПРИГОВОРОВ В ИСПОЛНЕНИЕ.

1. Приговоры приводятся в исполнение лицами по указаниям председателей троек, т.е. наркомов республиканских НКВД, начальников управлений или областных отделов НКВД.

Основанием для приведения приговора в исполнение являются – заверенная выписка из протокола заседания тройки с изложением приговора в отношении каждого осуждённого и специальное предписание за подписью председателя тройки, вручаемые лицу, приводящему приговор в исполнение».

Оказывается – хрен вам! Во-первых, уже не начальник оперативной группы приводит приговоры в исполнение, а лица по указанию председателей троек. Автор забыл то, что написал сам же чуть выше. И, во-вторых, уже не протокол является основанием для приведения приговоров в исполнение, а заверенная выписка из протокола и специальное предписание. А зачем тогда направлять протоколы начальнику оперативной группы? На кой ляд они ему тогда вообще нужны?

Вы верите, что эту белиберду могли сочинить в наркомате? Приказ готовился за подписью наркома, готовят такие приказы несколько человек, текст тщательно прорабатывается, потому что его несут на подпись не бухому бригадиру колхозной бригады, а целому министру! И тут в тексте, в соседних абзацах наворочено чёрт знает что, одно положение противоречит другому. А на «оригинале» этого приказа ещё есть резолюция Сталина: «Согласен». Набухались всем Политбюро, наверно, на даче коктейля из коньяка и «Киндзмараули» и с пьяных глаз согласовали.

Но все-таки нужно отметить, что масштаб работы Политбюро и КГБ СССР по фабрикации документов относительно «большого террора» поражает воображение. И работа, в целом, проведена на достаточно высоком профессиональном уровне. Предусмотрели, практически, всё. Даже документы о списании боеприпасов.

Правда, при этом состряпали кучу откровенно смешных бумажек. Например, есть телеграмма Прокурора СССР А.Я.Вышинского предписывающая прокурорам областей и республик не соблюдать нормы Уголовно-процессуального права при работе в рамках приказа №00447. Правда, через год Андрей Януарьевич про свою телеграмму забыл и начал разборки с нарушениями норм УПК со стороны сотрудников НКВД и прокуроров.

Есть и телеграмма начальника ГУГБ Фриновского о запрете доводить приговоры троек до лиц, приговоренных по 1-ой категории, знакомить с приговорами только 2-ю категорию. С какой целью сочинялась эта чепуха за подписью Фриновского – понятно. Его нам пропаганда представила в виде почти откровенного бандита. Поэтому и такая телеграмма. Расстрел человека, который не ознакомлен с приговором – это не процессуальное действие, а обычное убийство. Даже на фронте дезертиров перед расстрелом знакомили с приговором, больше того, приговор зачитывали еще и перед непосредственно расстрелом. А вот исполняя указание начальника ГУГБ НКВД СССР, чекисты, приводившие расстрельные приговоры в исполнение, становились убийцами, уголовниками.

Хотя, как раз приговоренных к ВМН можно было знакомить с приговорами троек, они тайну о их существовании уносили с собой в могилу, а вот 2-ю категорию – знакомить было невозможно, потому что вся информация о тройках, как я уже писал, была совершенно секретной. В результате мы и получили отсутствие упоминаний о тройках вплоть до конца 80-х годов. При том, что с приговорами, вынесенными ими, должны быть ознакомлены почти 700 тысяч человек. И ни на одном представленном публике решении тройки нет подписи осужденного.

Еще стоит отметить своеобразное исполнение указание наркома НКВД Ежова о том, как запрашивать увеличение «лимитов» в рамках исполнения приказа №00447. Ежов приказал начальникам УНКВД и республиканских НКВД запросы направлять в его адрес, но вместо этого требования на лимиты пошли за подписью секретарей республиканских и областных комитетов в адрес Сталина.

Я почти уверен, что такое своеобразное исполнение указания приказа наркома стало результатом того, что в архивных делах НКВД не нашли нужного количества шифротелеграмм, которые можно было подменить. Зато в архивах ЦК ВКП (б) их за последнее полугодие 1937 года должно быть очень много. Нужно вспомнить, что в это время шла работа партии по подготовке и проведению первых выборов в Верховный Совет СССР. Это были первые такие выборы в СССР по новой Конституции. Опыта проведения подобной избирательной компании у правящей партии еще не было, поэтому она должна была сопровождаться масштабной перепиской, в том числе и закрытой, посредством шифротелеграмм, между республиканскими, областными, краевыми комитетами партии и ЦК. Вот эти шифротелеграммы, по всей видимости, и были подменены на требования по «лимитам».

Обязательно подменены, потому что дублирующие друг друга номера шифровок выдали бы фальсификаторов. В этом была еще одна большая проблема фальсификаторов: мало изготовить новые документы, нужно еще гарантированно очистить архивы от настоящих, наличие которых могло выдать подлог.

Но, как всегда бывает, если в преступлении задействовано много организаторов и исполнителей, то, как при ограблении банка большой бандой, непременно найдется идиот, который забудет надеть на свою идиотскую голову капроновый чулок и засветит всю бригаду. Так случилось и с приказом № 00447. 

В сборнике «Через трупы врага, на благо народа. «Кулацкая операция» в Украинской ССР 1937-1941 гг. Довбня О.А., Макарова Л.С. (ред.). Роспэн. 2010г» опубликован с указанием архивного исходника «ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 619. Л. 104. Типографский экземпляр» такой документ:

«8 мая 1939 г.

Совершенно секретно

ПРИКАЗ Народного Комиссара Внутренних Дел Союза ССР за 1939 год

СОДЕРЖАНИЕ:

№ 00497. О дополнении директивы НКВД и Прокуратуры СССР от 26 декабря 1938 г.

№ 2709 и приказа НКВД СССР № 00116-1939 г.

8-го мая 1939 г., гор. Москва

В дополнение к изданной НКВД СССР и прокурором Союза ССР директиве № 2709 от 26 декабря 1936 года и приказа НКВД СССР № 00116 от 4 февраля 1939 года «О порядке рассмотрения жалоб осужденных ранее действовавшими тройками при НКВД, УНКВД и УРКМ»,

ПРИКАЗЫВАЮ:

При рассмотрении жалобы того или иного осужденного бывшей тройкой, проходившего по групповому делу, одновременно разрешать вопрос о проверке дела и по отношению других лиц. В случае установления неправильности вынесенного решения в отношении всех или некоторых лиц, проходивших по данному делу, пересматривать таковые независимо от того, что от этих осужденных жалоб не поступало.

Если же в результате проверки будет установлена правильность осуждения лиц, не подавших жалоб, то при поступлении от них жалоб оставлять их без рассмотрения и сообщать об этом жалобщикам, за исключением случаев, указанных во 2-й части пункта 7 приказа НКВД СССР № 00116-1939 г.

Кроме того, если при просмотре находящихся в производстве старых следственных дел, по которым арестованные, ранее проходившие по групповым делам, ввиду прекращения их следственных дел будут освобождены, то и дела на осужденных тройками по показаниям этих лип также немедленно пересматривать.

Усмотрев неправильность рассмотрения тройками следственных дел, не подпадавших под действие приказа НКВД СССР № 00447 за 1937 г., по своему характеру подлежавших рассмотрению судов, решения троек по таким делам отменять, дела доследовать и направлять по подсудности.

К основаниям для проверки дел и возможного изменения вынесенных тройками решений относить не только жалобы осужденных, а также и другие обстоятельства, устанавливающие неправильность приговоров (заявления родственников осужденных, материалы последующих следственных дел, судебные процессы и т. д.).

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар государственной безопасности 3-го ранга В. Меркулов»

Это даже не забытый членом банды капроновый чулок. Это в банке оставили план ограбления вместе со списком всех членов банды. Приказ за подписью В.Меркулова превращает всю огромную массу документов о массовом же терроре, начатом приказом №00447 в огромную кучу мусора, рассованного по разным архивам. Вся гигантских масштабов работа по организации «ограбления банка» полетела к чертям из-за халатности украинских КГБэшников (это у них сохранился документ). Проклятые хохлы всю малину «Мемориала» испоганили…

Вы, если не совсем в теме вопроса или если вам качественно зашлаковали мозги «тройками», можете задать мне правомерный вопрос: почему я пишу об отсутствии упоминаний о «тройках» вплоть до 80-х годов, при этом выкладываю приказ, касающийся работы троек.

Ответ на этот вопрос очень прост. После создания НКВД в 1934 году, Постановлением ЦИК и СНК СССР от 15 ноября 1934 года было создано Особое совещание при наркоме НКВД СССР. Несудебный орган, которому было дано право рассматривать дела, наказание по которым не превышало срок заключения 5 лет. Понятно, что это были преступления за исключением ст. 58, «политической», там сроки по всем пунктам были выше.

В состав ОСО входили 1) нарком НКВД и его заместители, уполномоченный Народного комиссариата внутренних дел СССР по РСФСР; 2) начальник Главного Управления Рабоче-Крестьянской милиции; 3) наркомы НКВД Республик. Обязательно при рассмотрении дел ОСО принимал участие Прокурор СССР.

В связи с большим количеством предполагавшихся к рассмотрению дел, приказом НКВД № 00192 от 27 мая 1935 года на местах, при наркоматах НКВД Республик и Управлениях НКВД в областях и краях, были созданы подразделения ОСО, которые назывались в официальных документах «тройки НКВД, УНКВД (в ряде случаев они применялась не запятая, писали так НКВД/УНКВД) и УРКМ».

Почему НКВД/УНКВД? НКВД – это когда тройка работала в Республике, а УНКВД – областная. В народе эти тройки получили название «милицейская тройка» по аналогии с бывшими тройками УРКМ при ОГПУ и потому, что материалы после рассмотрения их тройкой, вместе с вынесенным решением, на утверждение непосредственно в ОСО направлял не нарком НКВД республики или начальник УНКВД области-края, а начальник Управления РКМ. Ну и рассматривала тройка, как материалы НКВД, так и материалы милиции, но только общеуголовного характера, без 58-ой.

Эта тройка выносила по рассмотрении материалов на уголовников решение, а утверждало решение, после чего оно вступало в законную силу, Особое совещание. Вот поэтому и у Солженицына, и у Шаламова есть тройка ОСО, но нет троек НКВД.

И в приказе за подписью В.Меркулова мы видим, что он создан в дополнение директивы № 2709:

«Директива № 2709 наркома внутренних дел СССР Л. П. Берии и прокурора СССР А. Я. Вышинского об отмене решений бывших троек НКВД

28 декабря 1938 г.

ИЗ МОСКВЫ. № 2709 НИКОЛАЕВ, УНКВД, ВСЕМ НКВД И НАЧ. УНКВД КРАЕВ И ОБЛАСТЕЙ И НАЧАЛЬНИКАМ СООТВЕТСТВУЮЩИХ ОБЛАСТЕЙ, РК МИЛИЦИИ, ПРОКУРОРАМ СОЮЗНЫХ И АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИК, КРАЕВ (ОБЛАСТЕЙ), ЛАГЕРЕЙ, ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ и ВОДНОГО ТРАНСПОРТА

  1. Во всех случаях поступления заявлений и жалоб на решения Троек, действовавших при НКВД союзных, автономных республик и областных (краевых) Управлений НКВД и Управлений РК милиции, Начальники соответствующих УНКВД или РК милиции обязаны рассмотреть жалобы и заявления и решить вопрос о том, подлежат ли пересмотру решения по этим заявлениям и жалобам.
  2. В случае признания неправильности вынесенного решения и необходимости его отмены Начальники соответствующих Союзных, автономных республик НКВД и (краевых) Управлений НКВД или Управлений РК милиции, — выносят постановления об отмене решения и прекращении дела.
  3. Постановления об отмене ранее принятого решения сообщается в 1-й Спецотдел НКВД СССР и заявителю.

Берия Вышинский

28.XII.1938 г.

ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 672. Л. 206. Копия. Машинописный документ».

И в дополнение приказа НКВД СССР № 00116 от 4 февраля 1939 года «О порядке рассмотрения жалоб осужденных ранее действовавшими тройками при НКВД, УНКВД и УРКМ». 

Т.е., «Усмотрев неправильность рассмотрения тройками следственных дел, не подпадавших под действие приказа НКВД СССР № 00447 за 1937 г., по своему характеру подлежавших рассмотрению судов, решения троек по таким делам отменять, дела доследовать и направлять по подсудности» - Приказ НКВД СССР № 00447 касался работы не каких-то троек, которые созданы этим же приказом... Понимаете? Дела, подпадавшие под действие приказа №00447, рассматривали тройки НКВД/УНКВД и УРКМ, «милицейские тройки». Но они не имели права до 1941 года рассматривать дела по преступлениям, предусмотренных статьей 58-ой УК РСФСР и аналогичными статьями УК Союзных Республик.

Это не гвоздь в крышку гроба «массовых репрессий» 1937-1938 годов, это аннигиляция всей грандиозной лжи о 650 тысячах расстрелянных по приговорам незаконного неконституционного органа – тройкой НКВД. Явное. неоспоримое доказательство того, что настоящий приказ №00447 подменен фальшивкой. Потому он так смешно и выглядит...

И еще одно я предвижу. После всего этого найдутся утверждающие, что Балаев нарисовал какую-то фантастическую картину советской истории, в которой не было ужасов 37-38 годов. Действительно, для сознания массы моих соотечественников-современников эти «массовые репрессии» стали настолько аксиомой, что мы даже не в состоянии очнуться от дурмана этой грандиознейшей исторической мистификации, проведенной в целях… У-у! Ставка была очень высока – государственная собственность СССР

Но давайте посмотрим еще один архивный документ:

«1938.05.21

Народным комиссарам внутренних дел союзных и автономных республик, начальникам УНКВД, начальникам Управлений рабоче-крестьянской милиции республик, краев и областей

В ходе работы по изъятию социально-вредных и деклассированных элементов, проводимой в целях предупреждения уголовной преступности и осуждения указанных элементов на тройках, органами НКВД на местах допускаются извращения, к числу которых, в частности, относятся:

  1. Осуждение колхозников, хотя и имевших в прошлом приводы и судимости, но вернувшихся к общественно-полезной работе, имеющих большое число трудодней, преступной деятельностью не занимающихся и не связанных с уголовно-преступной средой. Такие факты отмечены по Горьковской обл., где они являлись результатом работы арестованных врагов народа; в некоторых районах той же Горьковской обл. имели место факты фабрикации приводов и искусственное увеличение привлекаемых лиц; составление заключительных постановлений, не соответствующих материалам дела и т.п. Виновные мною строго наказаны…»

Зверство? Невинных людей, бывших уголовников, судили преступники в погонах? Какая невидаль для нашей нынешней реальности?! Мы с вами никогда не сталкивались, как полиция фабрикует дела ради показателей? Так за это, если такие факты выявляются, и сегодня дают так по голове, что фуражки слетают, и в 1938 году такие «правоохранители» своё получили. Дальше:

«2) Рассмотрение дел, не подсудных тройкам; в Татарии и других областях тройки выносили решения по делам о грабежах, почему, в результате ограниченных прав троек, грабитель осуждался на меньшие, чем он заслуживал, сроки наказания.

3) Осуждение очевидных воров и уголовников как простых нарушителей паспортного режима и вынесение решений в отношении таких категорий только о выезде из режимных пунктов. Такая практика отмечена в Грузии и Азербайджане, по Тбилиси, Батуми и Баку. Эти решения троек в Грузии и Азербайджане определяли и всю линию работы милиции, которая вместо ареста воров отбирала у них по 5—6 подписок о выезде из режимного пункта, что приводило к полной безнаказанности уголовников.

4) Применение условного осуждения или осуждения к принудработам…»

Ну как? Страшно? А ведь это всё происходило именно тогда, когда по приказу № 00447, стреляли десятки тысяч человек в областях и республиках, даже не знакомя их с приговорами.

Т.е., начальники НКВД и прокуроры утром грабителей, воров и прочих уголовников на заседании одной тройки приговаривают на сроки меньшие, чем они того заслуживают, а после обеда, этих же грабителей, воров и уголовников на заседании другой тройки отправляют «в штаб Духонина»?

Вы это осознаете? Понимаете, что менты, как были ментами, так ими и остались. Они не работают на сдельщине, чтобы выпрашивать себе больше «лимитов» и за ударный труд получать стахановскую зарплату. Служивые сидят на окладе. И в 37-м году им было, как и нынешним, влом расследовать преступления для направления дела в суд на реальных преступников. Это тяжелая работа. Вместо этого, они в 1937-м году, воспользовавшись возможностями ОСО, на своих тройках лиц, совершивших серьезные преступления, приговаривали к незначительным срокам наказания. Только чтобы не напрягаться со следствием по делам. Где вы здесь видите тех морлоков-чекистов, которые вылезли из каких-то фентэзийных пещер мира адского ужаса наружу и стали наводить смертный ужас на население СССР в 1937 году?

Ребята, это не у меня фантастический сталинский СССР, в котором не было массовых репрессий, это у перестроечной шантрапы, которая запустила этот фантастический мир, подобие толкинианы с его орками и морлоками, в историографию СССР, наша Родина стала территорией населенной фантастическими кровожадными монстрами. А сегодня наша историография, которая на самом деле является голой бессовестно лживой пропагандой, при активной помощи организаций, подобных «Мемориалу», изо всех сил держит ваше сознание в плену этой «толкининаны».

Так вы кто? Эльфы или хоббиты? Может, гоблины? А наши предки страдали под игом Сталина-Саурона?

 

Примечание

«Как должны выглядеть рассекреченные документы.

Есть еще одна мелочь, которая очень напрягает, когда видишь фотокопии рассекреченных в архивах документов.

Дело в том, что мне лично, как и любому руководителю правоохранительного органа, пришлось в этой жизни и самому рассекретить очень много документов и еще больше разрешить, дать указаний о рассекречивании.

Причем, эта процедура регламентируется теми же самыми нормативными актами, по которым рассекречиваются и архивные бумаги. И происходит она одинаково. Сотрудник, у которого имеются на хранении секретные документы, исполняя законодательство, направляет своему руководителю докладную записку о необходимости рассекречивания, руководитель своим распоряжением либо формирует соответствующую комиссию, либо дает указание постоянно действующей комиссии по рассекречиванию.

Комиссия рассматривает документы и рассекречивает их с составлением соответствующего акта, который утверждается руководителем, разрешившим рассекречивание. Потом в журналах учета этих документах и в описях архивных дел проставляются отметки о том, что они рассекречены с проставлением номера и даты акта.

И, что особенно важно, на каждом рассекреченном документе проставляется штамп «Рассекречено» на котором, на самом штампе, также проставляется номер акта с его датой и подпись делопроизводителя.

Это единый порядок, действующий с незапамятных времен. По крайней мере, я с конца 90-х никогда не видел ни одного рассекречено документа, на котором не стоял бы штамп «Рассекречено» без указания номера акта. Да у нас бы и не один суд не принял в качестве доказательства ни одного рассекреченного документа без наличия положенных атрибутов на нем. А ФСБ, которая контролирует соблюдение сохранения гостайны во всех учреждениях страны, порвала бы нас на куски с лишением допуска всех, кто к этому был причастен.

И этот порядок, повторяю, определяется одними и теми же нормативными актами, что для секретных документов правоохранительных органов, которые рассекречивают при необходимости предоставления их в суды, что для архивных документов.

Но на большинстве рассекреченных исторических архивных документах, на штампе "Рассекречено" не указан номер акта о рассекречивании с его датой. Тем более, подписи делопроизводителя там не найдете.

Я ничего прямо не утверждаю, но вид рассекреченных из архивов документов, не имеющих обязательных атрибутов, очень сильно напрягает.»

 

… Но у этого приказа, датированного 5 мая 1938 года, в разгар «большого террора», есть еще и продолжение, собственно приказная часть:

«…1) Приказ № 00192-35 г. и объявленную этим приказом инструкцию тройкам НКВД отменить.

2) Ввести в действие объявленную при этом новую инструкцию по работе троек НКВД.

3) Изъятие уголовно-деклассированного элемента производить повседневно, не допуская производства массовых операций или кампанейства. На тройках внимательно изучать все обстоятельства каждого рассматриваемого дела.

4) При вынесении своих решений тройкам НКВД руководствоваться правами, предусмотренными положением об Особом совещании при НКВД, и выносить следующие административные решения:

а) о заключении в лагеря НКВД на срок до 5 лет,

б) о высылке из крупных промышленных городов в нережимные местности в пределах республики, края, области на срок до 5 лет...

За наркома внутренних дел СССР комиссар госбезопасности М. Фриновский»

Снова читаем, что тройки НКВД руководствовались приказом № 00192-35 г., т.е., под тройкой НКВД четко обозначена «милицейская тройка». Четко звучит, что тройка НКВД должна руководствоваться только правами, предусмотренными положением об ОСО. 5 лет – не больше.

Но вы легко можете найти сотни обнародованных, выложенных на всеобщее обозрение приговоров троек НКВД и за май 1938 года, и за июнь 1938 года к расстрелу и 8-10 годам лагерей. Прямо на бланках «троек НКВД». Как и чем это объяснить?

Наверно, только так, как сделала госпожа Е.А.Прудникова в одном из своих интервью:

«Наши органы внутренних дел в то время в значительной части представляли собой, мягко говоря, сборище бандитов, которых вычистил только Лаврентий Берия, вставший во главе НКВД в 1938 году».

Если бандиты в органах внутренних дел наплевали на приказ наркома и вместо «пятерки» лепили «вышку», то всё сходится. Вот так можно бабахнуться головой на святом Лаврентии, что и органы правопорядка Советской страны становятся в представлении экзальтированной дамы сборищем бандитов. И всё это публике подносится в качестве исторических исследований по «массовому террору». Господа, вы уж тогда листовки Геббельса, в которых писалось, что русский народ стонет под пятой жидов-кровопийцев-чекистов, публикуйте в своих исследованиях, как источники по «большому террору». Чего уж стесняться?!

Но у нас с вами разве не закрадывается подозрение, что если на бланках троек НКВД имеются приговоры, которые эти тройки выносить не имели права, то эти документы вызывают очень серьезный вопрос насчет их подлинности? Конечно, 650 тысяч приговоров на бланках троек НКВД подделать – это колоссальная работа, практически нереализуемый проект. Но их точно 650 тысяч? А может всего несколько тысяч или, вообще, несколько сотен? Над этим подумайте…

Но на просто «тройках НКВД» эта история не заканчивается. Известный интеллектуал головного мозга Анатолий Вассерман (заразившийся от Прудниковой венерической любовью к Берии), в нашем с ним споре насчет «массового террора» обвинил меня в невладении темой, так как я ему указал, что «Особые тройки НКВД» были образованы только в 1938 году. Онотоле думает, что «Особые тройки» - это те, которые по приказу №00447 с 1937 года приговаривали к «вышаку», в составе которых были партийные секретари.

Интеллектуалы на весь головной мозг, кажется, всеми темами именно так, как Вассерман, и владеют. Они в этих «тройках» сами запутались.

Так вот, приказом № 00447 была образована просто «тройка». Она в приказе даже «тройкой НКВД» не называлась. И если бы господа реабилитанты и сочинители репрессий без трупов «лепили горбатого» хоть немного думая головами, то мы бы расстрельные приговоры видели не на бланках «тройки НКВД», а на бланках, навроде «Тройка по приказу №00447». Тогда хоть как-то всё это объяснить можно было бы.

А «Особые тройки» создавались уже в рамках, так называемых, «национальных» репрессивных операций. Но там совсем уж запредельный незаконный ужас.

Объявлено о проведении этих операций было почти одновременно с проведением «кулацко-уголовной» по приказу №00447. Репрессировались поляки, немцы, латыши, харбинцы (реэмигранты из Китая)… Даже есть записка Сталина со словами, что нужно и македонцев погромить. Наверно, по просьбе иранского шаха, мстили за персидского царя Дария потомкам Александра Македонского.

И все эти операции шли одновременно. Я не то, что с трудом представляю, как чекисты с этим справлялись, я вообще этого не представляю. Не весь личный состав НКВД был задействован в этих операциях, а только сотрудники Главного Управления Государственной Безопасности, милиции они не касались. Всего сотрудников ГУГБ было примерно 30 тысяч. Это всех, включая сотрудников в штатах ГУЛАГа, которые в лагерях работали, сразу половину отбрасывать нужно. Включая разведчиков, весь центральный аппарат в Москве численностью в несколько тысяч, не меньше. Половину из 30 тысяч, которые могли быть задействованы в операции, можно смело отбросить. Если еще отбросить тыловиков-хозяйственников, кадровиков-делопроизводителей, и прочий личный состав, который обслуживает оперативников и следователей, но к оперативно-следственному составу не относится, то у нас картина будет примерно, как и сегодня в правоохранительных органах: оперов и следаков меньше десятой части от общей численности «войск».

Да в те годы во многих районах даже отдела НКВД не было. А в большинстве из тех, где были – сидел начальник отдела с парой сотрудников, в лучшем случае, хорошо еще, если у них была секретарша-машинистка. И как чекисты справились с репрессированием 1,2 миллиона народа за год и три месяца – я лично представить не в состоянии. А ведь еще и в суды дела в это время отправляли, с нормальным проведением следствия.

Но вернемся к «национальным» операциям. Они интересны тем, что там появился еще один репрессивный орган, о котором впервые «вспомнил» Председатель КГБ СССР Семичастный. До этого его никто не знал. А потом снова «забыли» так, что и комиссии Яковлева нужно было с самого начала о нем «вспоминать».

Это «двойка». Комиссия в составе наркома НКВД Ежова и Прокурора СССР Вышинского. Ну не мог же Ягуарьевич остаться в стороне от дел кровавого Сталина?!

«Национальные» приказы примечательны тем, что они написаны точно интеллектуалом на всю голову. Там такая чепуха в них, что я считаю ниже собственного достоинства их разбирать по пунктам. Там нарком приказывает даже немедленно арестовать изобличенных шпионов и диверсантов! Как изобличали, не арестовывая, я затрудняюсь объяснить. Наверно, вызывали повестками на допросы и отпускали шпионов на подписку о невыезде за пределы объектов, на которых те шпионили.

И на рассмотрение «двойки», Ежову и Вышинскому, отправляли списки этих шпионов и диверсантов. А «двойка», рассматривая списки, еще ухитрилась несколько дел отправить на доследование. Рассматривая списки. Ну, хоть к чему-то Прокурор СССР должен был придраться, не просто же взять и утвердить все списки. Причем, в приказах написано, что приговоры «двоек» приводятся в исполнение незамедлительно, но сами «двойки» только утверждали списки (а в ряде приказов – альбомы), а про приговоры ничего не написано. Наверно, чекисты, которые без приказа наркома не могли догадаться, что изобличенных шпионов нужно арестовывать, обязаны были понять, что утвержденный список – это приговор.

Вышинский на пару с Ежовым успели поставить «к стенке» и отправить на Колыму несколько тысяч шпионов и диверсантов. Но потом сильно устали. И в 1938 году Ежов издает приказ, которым предписывается создать Особые тройки НКВД в составе начальника УНКВД области-края, первого секретаря обкома-крайкома и прокурора области-края для рассмотрения дел о репрессировании по «национальным» приказам. Вот так появились Особые тройки, которые Вассерман, считающий себя знатоком этой темы, путает просто с тройками НКВД.

Да там не только интеллектуал запутаться может. В этих «тройках» должны были запутаться и начальники УНКВД с прокурорами. Они одновременно были в составе «милицейской» тройки (настоящей тройки НКВД), в составе тройки, образованной приказом №00447 и в составе Особой тройки. И все эти тройки работали одновременно. Еще и те первые секретари обкомов, которые входили в тройку по приказу № 00447, заседали в Особой тройке вместе с теми же начальниками УНКВД и прокурорами, с которыми репрессировали кулаков-уголовников. Дурдом на лыжах, короче.

И весь этот дурдом, как гласит официальная версия, прекратил одним махом Лаврентий Павлович Берия, когда сменил на посту начальника ГУГБ Фриновского. Любимый документ бериефилов:

«СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СССР

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ ВКП(Б)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 ноября 1938 года № 81

ОБ АРЕСТАХ, ПРОКУРОРСКОМ НАДЗОРЕ И ВЕДЕНИИ СЛЕДСТВИЯ

№ П 4387

СНК СССР и ЦК ВКП(б) отмечают, что за 1937—1938 годы под руководством партии органы НКВД проделали большую работу по разгрому врагов народа и очистили СССР от многочисленных шпионских, террористических, диверсионных и вредительских кадров из троцкистов, бухаринцев, эсеров, меньшевиков, буржуазных националистов, белогвардейцев, беглых кулаков и уголовников, представлявших из себя серьезную опору иностранных разведок в СССР и в особенности разведок Японии, Германии, Польши, Англии и Франции.

Одновременно органами НКВД проделана большая работа также и по разгрому шпионско-диверсионной агентуры иностранных разведок, пробравшихся в СССР в большом количестве из-за кордона под видом так называемых политэмигрантов и перебежчиков из поляков, румын, финнов, немцев, латышей, эстонцев, харбинцев и проч.

Очистка страны от диверсионных повстанческих и шпионских кадров сыграла свою положительную роль в деле обеспечения дальнейших успехов социалистического строительства.

Однако не следует думать, что на этом дело очистки СССР от шпионов, вредителей, террористов и диверсантов окончено.

Задача теперь заключается в том, чтобы, продолжая и впредь беспощадную борьбу со всеми врагами СССР, организовать эту борьбу при помощи более совершенных и надежных методов.

Это тем более необходимо, что массовые операции по разгрому и выкорчевыванию враждебных элементов, проведенные органами НКВД в 1937—1938 годах при упрощенном ведении следствия и суда, не могли не привести к ряду крупнейших недостатков и извращений в работе органов НКВД и Прокуратуры…»

Вроде вот вам подтверждение, что «большой террор» все-таки был?! «Массовые операции по разгрому и выкорчевыванию». Ага, щас! Там же:

«Такая недооценка значения агентурной работы и недопустимо легкомысленное отношение к арестам тем более нетерпимы, что Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) в своих постановлениях от 8 мая 1933 года, 17 июня 1935 года и, наконец, 3 марта 1937 года давали категорические указания о необходимости правильно организовать агентурную работу, ограничить аресты и улучшить следствие».

«Ограничить аресты» давались указания, а куда делись указания всех врагов массово арестовать и половину расстрелять? Что должны были подумать, читая это Постановление за подписью Сталина, чекисты, которые производили массовые аресты по утвержденному Сталиным приказу Ежова? Как ловко Иосиф Виссарионович на них стрелки перевел?

Сталин мог быть каким угодно гадом, но так тупо компрометировать себя в глазах личного состава всего НКВД он точно не мог.

Внимательней нужно было кое-кому перерабатывать хранящиеся в архивах секретные документы, не допуская очевидных ляпов. Эта грубо сработанная фальшивка, результат «творческой» обработки настоящего Постановления, захлопывает крышку гроба, в которой лежат «массовые репрессии 37-38 годов». Причем, гроб есть, но в нем нет трупа, только «достоверные» архивные документы.

Знаете, я живу не так далеко от Москвы, от места, на котором проводятся богослужения с присутствием Президента РФ и высших должностных лиц государства в память жертв 37-38 годов. Это Бутовский стрелковый полигон НКВД. Можно собрать команду энтузиастов и за пару дней в полевой сезон там раскопать «расстрельные рвы». Найти тела жертв «ежовщины». Без особых проблем можно это организовать.

И доказать не бумажками, а реальными останками расстрелянных факт «массового террора».

Но есть одна проблема. Территория Бутовского полигона – охраняется, как памятник жертв репрессий, и раскопки там запрещены. Как и на всех других местах захоронений 37-38 годов.

Не положено верующим сомневаться в «Священном писании» о «египетских казнях». Если вы хотите материального подтверждения чудесам, описанным в «священных архивах», то вы безбожник-еретик и никакой не историк…

Но наглость деятелей «Мемориала» настолько поразительна, что по сравнению с ними попы, с их благодатным огнем, каждый год прилетающим с неба в Иерусалимский храм Гроба Господня, выглядят эталоном порядочности. Попы еще не догадались предложить атеистам провести экспертизу огня.

Мне, во время публикации серии статей в блоге о фальшивках, связанных с 37-м годом, читатели писали, что они уже давно высказывали сомнения насчет того, что некоторые публикуемые о «массовых репрессиях» документы внушают большие подозрения насчет их подлинности. И эти сомнения они излагали в переписке на сайтах и блогах пропагандистов «Мемориала».

Знаете, что им отвечали? Как они постоянно отвечают на подобные вопросы? Стандартно: Мы честные и беспристрастные обличители зверств сталинского режима, все документы не сами сочиняем, а берем в архивах, а те, кто говорят и пишут, что в архивах подделки – клеветники на нас и фрики, пусть докажут поддельность экспертизой.

Наглость, наверно, не знающая аналогов в мировой истории. Даже проделки пропагандистов Геббельса с Катынью до ее уровня не дотягивают.

Я уже писал, что наши историки, занимающиеся периодом СССР, настолько … ученые, что публикуют многочисленные сборники архивных документов, не сопровождая публикации экспертизами на подлинность этих бумаг. Понимаете это? Научная ценность таких публикаций равна научной ценности известных дневников Л.П.Берии, полученных от оставшегося неизвестным деда С.Кремлевым.

Сходите в Эрмитаж, поговорите с экскурсоводами, они вам расскажут, что на каждую выставленную музейную вещь имеется акт экспертизы, без которой картины даже Репина являются не более, чем репродукциями по своей ценности. Но там речь идет именно о ценности, выраженной в деньгах, не только о художественной. Там замена подлинника подделкой грозит реальным наказанием, предусмотренным УК.

Зато выставлять на обозрение публики вот такое, не только никаким наказанием не грозит, но, напротив, можно получить еще и поощрение в виде грантов на научную работу по разоблачению преступной сущности коммунизма:

И не вздумайте задавать вопрос: кто додумался до того, чтобы начальнику 1-го Спецотдела, т.е. начальнику отдела, который занимается учетом и ведением картотеки, канцелярского отдела, поручить за ночь на двоих с начальником тюрьмы перестрелять 140 человек (этот акт на 140 человек) и их тайно закопать? Что за терминаторы служили в НКВД, если у них даже канцеляристы такими были? Кто сочинил эту фальшивку, думая, что 1-ой Спецотдел – это что-то очень крутое и страшное, ведь он – 1-ый Спецотдел, поэтому в нем должны быть самые кровавые упыри-чекисты?

Потому что вам ответят: вы неверующий фрик, ваше заявление голословно и не сопровождается экспертизой. Позор вам!

Я даже не про то, что аналогом этих подлинных документов, хранящихся в архивах, может быть только картина Репина «Иван Грозный убивает сына», на которой изображен царь, бьющий своего отпрыска смартфоном по голове, выставленная в Третьяковке, как подлинник. Сомневающиеся пусть заказывают экспертизу.

Но ведь вы же, господа официальные историки-ученые и деятели «Мемориала» предъявляете обвинение Сталину и Советской власти в незаконных массовых расстрелах граждан, это обвинение автоматически переходит на меня и моих товарищей, коммунистов, вы нам предъявляете доказательства преступности коммунизма. Так кто должен сопровождать доказательства экспертизами? Сами обвиняемые?

Мало того, что нет доказательств наличия расстрелянных, трупы так и не обнаружены, так еще нет ни одной экспертизы документов, представленных в качестве доказательства наличия этих трупов.

И вы с этим явились на суд истории над Сталиным и коммунизмом? И требуете от меня и моих товарищей доказательств, что преступления 37-38 годов не было, экспертизы требуете?

Вы, господа – подонки. Я очень желаю вам оказаться на реальной скамье подсудимых, когда вам предъявят убийство какого-нибудь гражданина, тело которого не было обнаружено, а в качестве доказательств – вещдоки, не прошедшие экспертизы, но, по мнению следователя, подлинные, потому что он взял их в вашей квартире, как написано в протоколе обыска, составленного без понятых.

И, может, хоть тогда до вас дойдет, что расследование убийства, не говоря уже об обвинении, начинается с установления факта убийства – обнаружения трупа. А потом уже – все экспертизы. Копайте.

Но все-таки, чудеса бывают. Из областных архивов ФСБ выплывают расстрельные акты и выписки из решений троек НКВД о приговорах к ВМН в рамках операции по приказу №00447, следственные дела. Объясните, как это может происходить – материализация этих документов в областных архивах, если приказом № 00447 было предписано:

«Протокол заседания тройки направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. К следственным делам приобщаются выписки из протоколов в отношении каждого осужденного… Документы об исполнении приговора приобщаются в отдельном конверте к следственному делу каждого осужденного… Протоколы троек по исполнении приговоров немедленно направлять начальнику 8-го Отдела ГУГБ НКВД СССР с приложением учетных карточек по форме № 1. На осужденных по 1 категории одновременно с протоколом и учетными карточками направлять также и следственные дела»?

8-ой отдел ГУГБ НКВД СССР находился в Москве. В его адрес ушли абсолютно все документы, которые ныне обнаруживаются в областных архивах: выписки из протоколов троек, сами протоколы троек, документы об исполнении приговоров. Протоколы троек должны быть отправлены сами по себе, остальные документы вместе со следственными делами.

Расскажите, как вы это делаете, волшебники? Как вам удается материализовать в областных архивах документы, находящиеся в Москве? С помощью волшебной палочки или золотой рыбки? Может пора уже найти в архивах приказ, которым отменен порядок направления материалов в Москву или приказ об их отправке снова на места? Только на экспертизу его не забудьте отнести, а то мы вам снова не поверим.

Уж такие мы, коммунисты, неверующие. Нам показывают охапки всяких документов о том, что кровавый тиран убил 650 тысяч человек ни за что, а мы требуем это «священное писание» подтвердить материальными данными: трупами. И задаем «коварный» вопрос: если на всех расстрелянных «тройками НКВД» по запросам родственников до Перестройки отделы ЗАГСов выдавали свидетельства о смерти, в которых значилось, что эти люди умерли в местах заключения, то, ребята-демократы, вы, заявляя, что эти свидетельства недействительные, что люди на самом деле расстреляны и похоронены на полигонах, найдите тела расстрелянных. Не на лагерных кладбищах, как это следует из выданных свидетельств о смерти, а на ваших мемориалах жертвам репрессий. Вы же сами заявляете, что они там закопаны.

И с чего бы мы были такими наивными верующими, если эта история с сотнями тысяч пропавших трупов начиналась с такой «правды»…

Возглавлявший комиссию по реабилитации жертв сталинизма, член Политбюро ЦК КПСС А.Яковлев, не удержался от того, чтобы похвастаться своей ролью в борьбе против коммунизма и написал вступительную статью к изданию «Черной книги коммунизма». Отрывки из этой статьи цитируют многие, но никто так и не понял, в чем признавался в ней член Политбюро ЦК КПСС:

«...Группа истинных, а не мнимых реформаторов разработали (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А затем, в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и «нравственным социализмом» — по революционаризму вообще».

И теперь, надеюсь, тебе, читатель, понятно, почему современные историки-пропагандисты и маскирующиеся под коммунистов общественные деятели так не любят то определение троцкизма, которое дал ему Сталин, вместо него подсовывают публике «мировую революцию».

Лев Бронштейн, никогда не бывший большевиком, всегда ненавидевший Ленина и выступавший против него со времени образования РСДРП, оказавшийся в партии большевиков только потому, что другого выхода у него не было, сразу после смерти Ильича объявил себя настоящим ленинцем и, прикрываясь собственным ленинизмом повел борьбу против большевистской партии и лично Сталина. «…авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму».

Александр Яковлев сам признался, что «истинные реформаторы» еще с 20-го съезда, со злополучного доклада Хрущева, повели борьбу со Сталиным, обвиняя его в нарушении ленинских принципов, используя троцкистские методы.

А потом, изобразив Сталина политическим убийцей и преступником, начали войну и с ленинизмом, скатившись до меньшевизма Плеханова. Полностью повторяя путь своего идейного учителя Троцкого, о котором Иосиф Виссарионович прямо сказал, что тот, начав борьбу с ленинизмом окончательно вернулся к тому, с чего начался его разлад с Владимиром Ильичом – к меньшевизму, антиреволюционности.

Яковлеву только не хватило честности признаться, что он с компанией «истинных реформаторов» прошли свой путь троцкистов до самого конца, как и их предшественники.

Только те закончили скамьей подсудимых на процессах 38-го года, сознаваясь в том, что стали агентами и шпионами иностранных спецслужб, закончив борьбу с коммунизмом предательством Родины, а «истинные реформаторы» следствия и суда избежали.

Но, скажите, разве у кого-то есть сомнения в том, что развал СССР сопровождался такими процессами, которые можно объяснить только действиями агентов иностранных государств? Как первые троцкисты, ища опору во внешнем окружении в борьбе с большевиками, наперегонки бежали записываться в иностранные агенты, так и их более счастливые в этой борьбе последователи, также обрывали телефоны «друга Билла» и «друга Коля».

Да сам «Международный фонд демократии» А.Яковлева напрямую финансируется из США, а общество «Мемориал» уже получило официальный статус иностранного агента. Логическое развитие троцкизма: от антикоммунизма – к шпионско-подрывной деятельности.

Но к Перестройке был закончен только первый этап антисталинской компании, завершившийся отрывом Сталина от Ленина, и сам же Яковлев в своей статье признался о том, как они перешли ко второму этапу:

«Начался новый виток разоблачения «культа личности Сталина». Но не эмоциональным выкриком, как это сделал Хрущев, а с четким подтекстом: преступник не только Сталин, но и сама система преступна...»

Да, от Хрущева до Перестройки еще народу не поведали, о сотнях тысяч расстрелянных, народ еще не был к этому готов, ограничивались обвинениями Сталину и его соратникам в незаконных репрессиях к партийно-хозяйственной номенклатуре. В конце 80-х этим невозможно было окончательно добить те жалкие остатки социализма, которые оставались в стране и перейти к «большому хапку» государственной собственности. Брежневская партноменклатура настолько стала народу поперек горла, что была опасность – люди начнут задавать неудобные вопросы: а не прав ли был Иосиф Виссарионович?

Именно «новому витку разоблачения «культа личности Сталина» была посвящена деятельность реабилитационной комиссии, возглавляемой А.Яковлевым, которая прикрывалась такой целью

«Эта работа способствует формированию новой нравственной атмосферы, возрождению общественной потребности в законности и порядке, уважения к конституционным и правовым нормам».

На самом деле – это ложь. Цель была, как он сам дальше в статье признался:

«...Советский тоталитарный режим можно было разрушить только через гласность и тоталитарную дисциплину партии, прикрываясь при этом интересами совершенствования социализма».

И комиссия выдала результат:

«Инициатором и организатором массовых арестов, расстрелов без суда и следствия, депортации сотен тысяч людей был Сталин… Непосредственную ответственность за репрессии и беззаконие, кроме Сталина, несут Молотов, Каганович, Берия, Ворошилов, Жданов, Маленков, Микоян, Хрущев, Булганин, Андреев, С.Косиор, Суслов».

Т.е., прикрываясь интересами совершенствования социализма, были объявлены преступниками виднейшие руководители государства, значит, и само государство стало преступным.

И вы можете поверить, что люди, которые начали свою работу в Комиссии со лжи, прикрываясь интересами социализма, выдали честный результат? Вы такие наивные?

В принципе, «Записка Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-40-х – начала 50-х годов» в основной своей части только повторяла клевету времен Хрущева о репрессиях в отношении партийных деятелей и о «депортациях» народов.

Но, при этом, самым главным обвинением она выдвинула вопрос:

«1. Об антиконституционности, противоправности «троек», «двоек», особых совещаний, списков и т.п. Значительная часть приговоров по репрессивным делам была вынесена именно этими, несудебными и неконституционными органами.

В результате изучения документальных материалов органами государственной безопасности установлено, что в период 1930-1953 годов по возбужденным органами ОГПУ, НКВД, НКГБ-МГБ 2 578 592 уголовным делам было подвергнуто репрессиям 3 778 234 человека, в том числе осуждено к высшей мере наказания (расстрелу) 786 098 человек. Среди лиц, подвергнутых репрессиям, осуждено судебными органами 1 229 828 человек (в том числе к расстрелу – 129 550 человек), несудебными органами – 2 478 406 человек (в том числе к расстрелу – 656 548 человек)».

Новшество в работе новых десталинизаторов, по сравнению с хрущевскими, было в том, что «…сама система преступна». С этой целью и были 650 тысяч умерших в местах заключения добавлены к числу репрессированных, но уже как расстрелянные «тройками НКВД». А вместо реальных троек НКВД, «милицейских», троек ОСО, придуманы другие, «секретарские», в состав которых включены секретари республиканских, краевых и областных комитетов партии. В результате обвинение в незаконных репрессиях легло уже не только на Сталина и его соратников, но и на всю партию, на всю систему.

Только понимая цель этих реабилитантов – сделать саму систему преступной, можно понять, откуда взялись эти фантастические «тройки НКВД», о существовании которых даже Солженицын не смог вспомнить.

Но ведь Виктор Земсков!!! Ученый историк! Опроверг ложь либералов!

При этом подтвердил данные Комиссии А Яковлева, духовного вождя этих самых либералов.

Давайте разберемся с В.Земсковым. Это не трудно. Цитата из его статьи «О масштабах политических репрессий в СССР»:

«Существует большое количество документов, в том числе опубликованных, где отчётливо видна инициативная роль Сталина в репрессивной политике. Взять, к примеру, его речь на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) 1937 года, после которого начался «Большой террор». В этой речи Сталин сказал, что страна оказалась в крайне опасном положении из-за происков саботажников, шпионов, диверсантов, а также тех, кто искусственно порождает трудности, создаёт большое число недовольных и раздражённых. Досталось и руководящим кадрам, которые, по словам Сталина, пребывают в самодовольстве и утратили способность распознавать истинное лицо врага.

Для нас совершенно ясно, что эти заявления Сталина на февральско-мартовском Пленуме 1937 года, — это и есть призыв к «Большому террору», и он, Сталин, его главный инициатор и вдохновитель».

Откройте вполне доступные в сети материалы февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП (б) 1937 года, прочтите их и вы сами сделаете вывод, что ученый-историк, любимец наших сталиниздов, покойный В.Земсков – был запредельно наглой лживой сволочью.

Никакого призыва в материалах Пленума к «большому террору» нет и в помине. Там есть выступление Прокурора СССР А.Я.Вышинского. именно на этом Пленуме Вышинский сказал, что не правы те, кто считают признание царицей доказательств и требовал строго соблюдения закона при ведении следствия.

Да, там есть упреки Сталина и его соратников к партийной номенклатуре, которая не желала по-настоящему бороться с троцкистами, перешедшими к шпионско-диверсионной деятельности. Но что было решено на Пленуме противопоставить этой «оппозиции»? Из резолюции Пленума:

«Главная задача наркоматов состоит в том, чтобы выкорчевать до конца японо-немецко-троцкистских агентов. В особенности это необходимо теперь, в связи с тем, что фашизм, готовящий войну, ищет и будет искать всевозможных путей и способов создания в СССР шпионских, вредительских и диверсионных организаций, используя троцкистов, ставших его наемной агентурой. Все это требует резкого улучшения и поднятия на высшую ступень политического хозяйственно-технического руководства, начиная с наркомата и кончая первичным хозяйственным органом.

Для этого необходимо: а) При подборе кадров оценивать работника не только по технической и хозяйственной его квалификации, но и по его политической подготовленности и выдержанности, его активности и умению воспитывать кадры в духе преданности Советской власти, б) Смело выдвигать молодых, энергичных, стремящихся вперед, технически подготовленных и политически воспитанных работников, в) Повышать техническую квалификацию работников в соответствии с требованиями технического прогресса и вести неустанную борьбу за совершенствование техники, за стахановское использование всего оборудования, непримиримо искореняя все проявления технической отсталости и консерватизма, г) В целях повышения политической квалификации руководящего состава наркоматам организовать трех-четырехмесячные политические курсы переподготовки кадров, д) В целях наилучшего использования опыта низовых работников, стахановцев и рабочих и развертывания критики и самокритики обязать все наркоматы, их органы на местах и предприятия собирать регулярно ежемесячные активы (в наркомате, главке, дороге, заводе, шахте, станции и т. д.). На этих активах заслушивать и обсуждать доклады руководителей о важнейших решениях партии и правительства и руководящих указаний наркомата.

ЦК ВКП(б) выражает уверенность в том, что многомиллионные кадры рабочих, инженеров, техников и хозяйственников — партийных и беспартийных — тяжелой промышленности, железнодорожного транспорта и всех наркоматов по-большевистски учтут все уроки вредительской, диверсионной и шпионской работы троцкистов, быстро ликвидируют ее последствия и еще с большей энергией и сплоченностью вокруг партии и Советской власти возьмутся за разрешение стоящих перед нами задач».

И в своем заключительном слове на Пленуме Иосиф Виссарионович еще такое сказал:

«Следующий вопрос — о вредителях, диверсантах и о всех других агентах троцкистского и нетроцкистского типа, иностранных государств. Я думаю, что все товарищи поняли и осознали, что эта порода людей, каким бы флагом она не маскировалась, троцкистским или бухаринским, нам все равно, эта порода людей не имеет ничего общего с каким бы то ни было политическим течением в рабочем движении. Это оголтелая банда наемный убийц, диверсантов, шпионов, вредителей и т. д., и т. д. Это, я думаю, люди поняли и осознали. Но я боюсь, что в речах некоторых товарищей скользила мысль о том, что: давай теперь направо и налево бить всякого, кто когда-либо шел по одной улице с каким-либо троцкистом или кто когда-либо в одной общественной столовой где-то по соседству с троцкистом обедал. Давай теперь бить направо и налево.

Это не выйдет, это не годится. Среди бывших троцкистов у нас имеются замечательные люди, вы это знаете, хорошие работники который случайно попали к троцкистам, потом порвали с ними и работают, как настоящие большевики, которым завидовать можно».

Где здесь призывы к «Большому террору», которые увидел В.Земсков? Вы их видите? Вы не осознаете, что В.Земсков, будучи привлеченным в качестве статистика, к работе в Комиссии Яковлева, когда понадобилось дать «научное обоснование» выводам этой Комиссии, подтвердил грандиозную ложь о репрессиях 37-38 годов?

Обращение этих «ученых-историков» к материалам Пленуму ЦК ВКП (б) 1937 года свидетельствует о их крайней степени презрения к публике, которой они нагло вешают лапшу на уши, в расчете, что публика самостоятельно не станет смотреть эти материалы.

Ребята, В.Земсков и ему подобные вас держали и держат за лохов, которые способны только верить всему, что им по телевизору показывают. Чумаки и Кашпировские от исторической науки.

А теперь прочтите выступление А.Я.Вышинского на Пленуме ЦК за четыре месяца до "Большого террора"

«Товарищи! Среди ряда в высокой степени важных вопросов, которые т. Ежов осветил в своем докладе, он, мне кажется, совершенно справедливо остановился на том громадном значении, которое играет в работе чекистских органов, а я должен к этому добавить — и в работе прокуратуры и судебных органов, потому что судебная работа является в ряде случаев продолжением и завершением чекистской работы, агентура. Подобно тому, как судебное следствие опирается на предварительное следствие, качество которого решает судьбу судебного процесса, так качество предварительного следствия в значительной степени зависит от качества агентурного материала. Соприкасаясь с работой НКВД в течение ряда лет сначала в качестве заместителя прокурора Союза, а затем прокурора Союза ССР и в качестве работника, не только обвинителя, но человека, которому пришлось председательствовать в суде по таким делам, как Шахтинское дело, дело промпартии, дело электровредителей (Метро — Виккерс), я должен сказать, что в основе всех этих процессов лежал всегда материал вполне объективный, убедительный и добросовестный. Это же нужно сказать и о двух последних процессах. Но, однако, сплошь и рядом чувствуется, что в следственном производстве имеется целый ряд недостатков. А если подойти к делам ординарным, не привлекающим к себе столь большого нашего внимания, то окажется, что эти недостатки имеются сплошь и рядом. Это, на мой взгляд, объясняется основным недостатком, который имеется в работе следственных органов НКВД и органов нашей прокуратуры и который заключается раньше всего в тенденции построить следствие на собственном признании обвиняемого.

Наши следователи очень мало заботятся об объективных доказательствах, о вещественных доказательствах, не говоря уже об экспертизе. Между тем центр тяжести расследования должен лежать именно в этих объективных доказательствах. Ведь только при этом условии можно рассчитывать на успешность судебного процесса, на то, что следствие установило истину. В подготовке процессов НКВД и прокуратура широко использовали экспертизу, и во всех этих случаях экспертиза давала самые положительные результаты. Так, экспертиза, проведенная по Кемеровскому делу, дважды выдержала испытание — и на Кемеровском процессе, и на процессе по делу антисоветского троцкистского центра. Но, повторяю, в большинстве случаев следствие на практике ограничивается тем, что главной своей задачей ставит получение собственного признания обвиняемого. Это представляет значительную опасность, если все дело строится лишь на собственном признании обвиняемого. Если такое дело рассматривается судом и если обвиняемый на самом процессе откажется от ранее принесенного признания, то дело может провалиться. Мы здесь тогда оказываемся обезоруженными полностью, так как, ничем не подкрепив голое признание, не можем ничего противопоставить отказу от ранее данного признания. Это. Николай Иванович, и до последнего времени продолжается. Такая методика ведения расследования, опирающаяся только на собственное признание, — недооценка вещественных доказательств, недооценка экспертизы и т. д. — и до сих пор имеет большое распространение.

Я получил на днях копию одного протокола. Тут говорили о прошлом, я потом к этому перейду. Но вот несколько слов о настоящем. Я должен сказать, что в аппарате НКВД, конечно, имеются прекрасные — и это в подавляющем большинстве — работники, понимающие и умеющие правильно решать задачи, поставленные перед нами нашей партией, но рядом с этим имеются люди, которые до сих пор так и не поняли, чего требует от них партия, как нужно работать. Вот несколько примеров. У меня в руках выписка из протокола от 19 декабря 1936 года. Я получил эту выписку от бригадвоенюриста прокурора Черноморского флота т. Войтека.

Эта выписка показывает, как ведется допрос некоторыми работниками НКВД. Допрашивается Дубс. Вопрос: «Ничем не прикрытая подлая ложь. Вы об этом знали так же, как знали об отравлении лошади». Ответ: «Я слыхал, что хотели украсть, а что украли, не слыхал». Вопрос: «Вы своими ответами сечете сами себя. Кажется, вы настолько обнаглели, что не чувствуете этого». Ответ: «Нет, не чувствую»... (Смех.) Вот как ведется допрос. Какое же это следствие? Какое это расследование? К чему клонится все дело? Чтобы получить от обвиняемого признание: «Да, я почувствовал». А на суде, что будет делать прокурор, если подсудимый скажет: нет, я не чувствую? (Смех.)

Вот позвольте процитировать второй протокол. Том 2-й, дело №2547. В Крыму есть такой младший лейтенант государственной безопасности Тараканов. Допрашивается тот же Дубс. Вопрос: «Не молчите и не крутите, отвечайте ясно и прямо. Докажите, что это не так...» То есть обвиняемый должен доказать, что это не так, а не обвинитель должен доказать, что «это так», должен подвести под обвинение такую материальную базу, чтобы обвиняемому некуда было деваться.

Далее в протоколе записывается: «Обвиняемый в течение 15 минут положительного ответа не дал». И опять. Вопрос: «Ну и нахал, а где же вы были?» Ответ: «Дома был». Вопрос: «Лжете нахально, лжете» (Смех.) Вопрос обвиняемому Пеличеву: «Ответ наш хитрый и неубедительный, другого объяснения этому нет». Допрашиваемый, так отмечено в протоколе, молчал 45 минут, потом соглашается с выводом следователя (Смех.). Читаю протокол дальше. Вопросы обвиняемому Дубсу Адольфу Андриасовичу: «Что, сегодня так же намерены лгать, как лгали 11 декабря 1936 года? Вы еще ничего не говорили, а уже лжете» (Смех.) (Голос с места. Это прямо какой-то шутник.)

Что с таким расследованием делать? Вот прокурор мне пишет, что он, потребовал изъять эти протоколы из производства. И таких примеров немало. Очевидно, не так легко избавиться от этих недостатков, перестроить эту работу. (Берия. Похоже на то, что и у вас есть в Прокуратуре.) Это верно. Вы, может быть, думаете, т. Берия, что я скажу что-нибудь о прокуратуре в связи с агентурной работой НКВД? Ничего не могу сказать. Вам хорошо известно, что агентура — столь секретное дело, что Прокуратура туда доступа не имеет. (Ежов. И не будет иметь. Голос с места. И не нужно иметь.) Совершенно правильно. Задача прокуратуры заключается в том, чтобы, когда заканчивается агентурная разработка и дело уже переходит в стадию следствия, проверить следственное производство и обеспечить направление в суд доброкачественных и полноценных следственных материалов. Качество следственного производства у нас недостаточно, и не только в органах НКВД, но и в органах Прокуратуры. Наши следственные материалы страдают тем, что мы называем в своем кругу «обвинительным уклоном». Это тоже своего рода «честь мундира», если уж попал, зацепили, потащил обвиняемого, нужно доказать во что бы то ни стало, что он виноват.

Если следствие приходит к иным результатам, чем обвинение, то это считается просто неудобным. Считается неловко прекратить дело за недоказанностью, как будто это компрометирует работу. По крайней мере среди прокуроров такой взгляд существует, это я утверждаю. Если прокурор приходит к убеждению, что дело надо прекратить, он чувствует себя как будто бы оскандаленным, и ему неудобно перед другими товарищами. Засмеют или во всяком случае поставят ему прекращение дела в минус. «Ах,— скажут,— у тебя дело прекращено, а у меня нет прекращенных дел». В органах прокуратуры эта болезнь свила себе крупное гнездо, да и в органах НКВД она тоже существует (Молотов. Опасная болезнь.) Да, опасная болезнь. Благодаря таким нравам вместо действительного виновника на скамью подсудимых иногда попадают люди, которые впоследствии оказываются или виновными не в том, в чем их обвиняют, или вовсе невиновными. Ведь известно, что у нас около 40% дел, а по некоторым категориям дел — около 50% дел, кончаются прекращением, отменой или изменением приговоров. Против этой болезни и была еще в 1933 г. направлена инструкция 8 мая, о которой говорил т. Ежов. В чем заключается основная мысль этой инструкции? Она заключается в том, чтобы предостеречь против огульного, неосновательного привлечения людей к ответственности. Я должен добавить, что, к сожалению, до сих пор инструкция 8 мая выполняется плохо, что недоброкачественные действия отдельных должностных лиц не встречали должного отпора со стороны старого руководства НКВД и тогда, когда прокуратура об этом сигнализировала т. Ягоде. Вот здесь т. Реденс сообщил, что т. Ягода упрекал его за то, что он по какому-то делу пошел в ЦК партии. У меня тоже был такой случай. Может быть, вы припомните, т. Ягода, такой неприятный случай, когда вы мне заявили претензию за то, что я сообщил об одном факте в ЦК партии. В мои руки попал документ, прислали его в Москву не в прокуратуру, а в НКВД. Это было письмо одного уполномоченного, я точно не помню, кого, о том, как он организовал следствие по одному делу — по делу харьковского депо «Октябрь». В этом документе были безобразнейшие вещи. Один уполномоченный хвалился перед другим о некоторых совершенно незаконных своих действиях. Хотя дело само по себе было правильное и вина обвиняемых установлена, этот уполномоченный своими действиями поставил судебный процесс под угрозу провала и проявил отвратительно карьеристские свои наклонности. Там в конце письма была приписка: «Прошу учесть проведенное мною дело при представлении к награде». Я это письмо направил в ЦК партии, потому что такие письма нередко попадают в руки прокуратуры (Голоса с мест. Нечасто!) Да, виноват, нечасто. Т. Ягода мне позвонил и сказал: «Что это такое: во-первых, ваши прокуроры воруют наши документы, а во-вторых, зачем вы об этом написали в ЦК? (Ягода. Я не так сказал, я спросил, почему вы мне не сообщили, мы бы проверили этот факт.) Нет, именно так, как я передаю. А я вам ответил, что я в ЦК писал и впредь буду писать, потому что от ЦК не может быть никаких секретов. Случайностью было это письмо? Нет, такова у вас, т. Ягода, была школа. Я недавно послал т. Ежову один документ, подтверждающий, что это была школа. Этот документ, очевидно, исходил из какого-либо соответствующего циркуляра НКВД. Надо будет поискать, Николай Иванович, этот циркуляр; вероятно, можно будет найти в НКВД документы о том, как вести следствие. В Азово-Черноморском крае один из уполномоченных или помощников уполномоченных НКВД дал инструкцию, как вести следствие. Он говорит буквально следующее: «Если допрашиваешь обвиняемого и он говорит то, что тебе выгодно для обвинения, и добавляет то, что невыгодно для обвинения, ставь точку на том, что выгодно, а то, что невыгодно, не записывай. А если обвиняемый будет настойчиво требовать, чтобы ты внес в протокол все, что он показывал, то ты занеси то, что невыгодно для обвинения, на отдельный лист и объясни обвиняемому, что это будет приложено к протоколу». Это совершенно незаконно. Я послал Николаю Ивановичу этот документ. Булах в этом документе ссылается на указания, которые даны ему в центральном порядке центральным аппаратом. Это тоже свидетельствует о том, что при т. Ягоде не было настоящего руководства, что руководство было гнилое, непартийное (Голос с места. Надзор есть ваш?) Наш надзор ограничивается следствием. Мы не можем осуществлять надзор за агентурой и не осуществляем. Должен в порядке самокритики сказать, что наш надзор очень слабый благодаря тому, что наш аппарат тоже засорен. Вячеслав Михайлович здесь сказал, что арестованных за связь с троцкистами и как троцкистов имеется 17 работников суда и прокуратуры. Я должен сказать, что их, к сожалению, больше (Молотов. Это уже осужденных.) Если осужденных, то это правильно. В действительности арестованных гораздо больше. Одних прокуроров арестовано 20 человек (Молотов. Я цифры приводил только об осужденных.) Тогда это совершенно точно. За последнее время благодаря материалам, которые мы получили от НКВД, мы увидели, что в рядах прокуратуры имеются троцкисты, предатели, и в значительном количестве. Таковы, например, бывший генеральный прокурор Украины, бывший наркомюст Михайлин, его помощник Бенедиктов, бывший киевский прокурор Старовойтов, бывший прокурор Днепропетровской области Ахматов, зам. прокурора АЗК Петренко и другие. Это все троцкистская агентура, сидевшая в нашем аппарате. И естественно, с такими людьми не было никакой возможности правильно осуществлять надзор, правильно бороться за социалистическую законность.

Кроме того, есть у нас люди и другого рода — это люди благодушные, люди, которые привыкли жить в мире и дружбе с работниками НКВД, которые не хотят с ними ссориться, драться за дело, и таких немало. Я кончаю. Необходимо сказать, что те требования, которые предъявляются органам прокуратуры, а партия требует от нас очень много, мы умеем требования выполнить и справиться с возложенной на нас задачей, решительно очистив наши ряды от негодных, подлых людей, от предателей и изменников. Я должен сказать, что нам надо крепким вальком пройтись по нашей периферии, очистить ее от всех негодных и предательских элементов. Я уверен, что ЦК поможет нам в этом деле, а мы постараемся отблагодарить ЦК своей честной, своей преданной, энергичной работой».

Выводы может каждый сам сделать.

…Мне как-то довелось, будучи заместителем начальника таможни по правоохранительной деятельности, проводить силами 4-х оперативных сотрудников (весь наличный состав моего оперативно-розыскного отдела) одновременно 19 специальных операций по пресечению контрабанды и иных преступлений в сфере таможенного дела. На каждого сотрудника одновременно приходилось почти по пять спецопераций со всей прилагающейся к ним ежедневной, еженедельной, ежемесячной и ежеквартальной отчетностью. Плюс – ежедневные досмотры товаров и транспортных средств в рамках этих операций, не приносящие никакого результата, кроме убытков коммерсантам.

А результатов не было потому, что вся оперативная работа, направленная на добывание и реализацию оперативной информации о подготавливаемых, совершаемых и совершенных преступлениях была парализована отчетностью и досмотрами в рамках спецопераций, целью которых вроде бы и была борьба с преступностью.

Вот так. Вроде бы на поверхности видна цель таких спецопераций, проводимых в таких количествах – активизация борьбы с преступностью. Но на деле – эта борьба парализована.

Уже исполняя обязанности начальника Центральной оперативной таможни я в своем регионе собственным волюнтаристским решением прекратил проведение почти всех спецопераций (их к тому времени было 24) под личную ответственность, что их прекращение не повлечет за собой снижение результатов оперативно-служебной деятельности. Оперативная работа почти сразу ожила и начала приносить ощутимые результаты. Но не надолго. Вместо прекращенных из Главного управления по борьбе с контрабандой ФТС России полетели указания и планы о проведении новых. Их стало еще больше.

Таким способом крышеватели контрабандных потоков в высшем руководстве ФТС исполняли указания Президента об активизации борьбы с контрабандой. В результате под раздачу попадали добросовестные участники внешнеэкономической деятельностью, на которых спецоперациями переключалось внимание оперативного состава, а преступные шайки спокойно работали. На них уже не хватало сил.

Нет ничего нового под Луной. Те документы, относящиеся к 37-38 годам, которым хоть в какой-то степени можно доверять, показывают, что эта схема работала еще задолго до нас. Она стара, как сама правоохранительная деятельность.

Никаких решений Пленумов ЦК и Политбюро насчет проведения массовых репрессий не существовало в природе. Материалы цитируемого мною февральско-мартовского Пленума это ясно показывают. Сталинское руководство отлично понимало, что как раз в потоке массовых репрессий надежней всего можно скрыть настоящих преступников.

Чем и занялось руководство НКВД в лице Ежова и Фриновского. Но только не с санкции Политбюро, разумеется. Не предполагают материалы Пленума такой санкции, они об обратном говорят. Тот же Вышинский, которому приписали участие в несудебной «двойке», на Пленуме рвал Ежова за то, что его люди ведут следствие с обвинительным уклоном. Человеку, который даже следователей бил по головам за один только обвинительный уклон в следствии, приписали участие в несудебном органе, который выносил приговоры к ВМН по спискам, не видя даже дел. А подчиненные ему прокуроры заседали в «тройках НКВД», приговаривая к расстрелу сотни тысяч людей.

Представляете уровень подлости фальсификаторов и тех «земсковых», которые дали фальшивкам «научное» обоснование?

Мою версию о том, что руководство НКВД пыталось саботировать работу по ликвидации троцкистского подполья методом забрасывания своих сотрудников планами спецопераций, подтверждает «ПРИКАЗ Народного Комиссара Внутренних Дел Союза СССР за 1938 год «О порядке осуществления постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 года». № 00762 26 ноября 1938 г. гор. Москва».

Приказ очень интересный в том плане, что в нем Л.П.Берия забыл упомянуть об особых тройках, которые есть в Постановлении СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 17 ноября 1938 г.. Этим Постановлением дела, не рассмотренные особыми тройками указано передать в суды и ОСО. В Приказе за подписью Берии особые тройки не упоминаются, только ОСО и «милицейские». И вообще, этот приказ оставляет впечатление подлинности. Он очень логичный и процессуально выверенный. Дает еще и пояснение, что понималось под массовыми операциями. Оказывается, это всего лишь групповые аресты.

Но самое важное в нем – отмена ранее действующих приказов и циркуляров, их целый список:

№ 00439 от 25 июля 1937 г. – оперативный приказ

№ 00447 от 30 июля 1937 года

№ 00485 от 11 августа 1937 года

№ 00593 от 20 сентября 1937 года

№ 49990 от 30 ноября 1937 года

№ 50215 от 11 декабря 1937 года

№ С-74 от 13 января 1938 года

№ 202 от 29 января 1938 года

№ 326 от 16 февраля 1938 года

№ 00606 от 17 сентября 1938 года

№ 189 от 21 сентября 1938 года

Мне оппоненты еще умудряются заявлять, что наличие в этом списке приказа №00447 делает несостоятельными мои выкладки о том, что он является фальшивкой. Как же, ведь он упоминается в целом ряде документов! Тщательнее нужно было с архивами работать, господа. Еще раз напомню, что рассекреченный СБУ документ за подписью В.Меркулова однозначно говорит о том, что дела, заведенные в рамках приказа №00447 должны не какие-то фантастические тройки с партийными секретарями в составе рассматривать, а ОСО.

Один вовремя не уничтоженный или непереработанный документ, рассекреченный и выложенный ротозеями, хоронит всю «кулацкую» репрессивную операцию, на которую пришлось самое значительное количество расстрелянных.

А отсутствие упоминания «особых троек» в документе за подписью Берии также хоронит остальные, так называемые, «национальные» репрессивные операции, дела которых подлежали рассмотрению этими тройками.

Т.е., что за приказы были на самом деле в этом списке – мы не знаем. И не узнаем уже, по всей видимости, никогда. Не для того стряпались фальшивки, чтобы сохранять подлинники. Но количество отмененных Берией приказов и циркуляров дает повод подозревать, что Ежов начал забрасывать оперативно-следственный состав ГУГБ НКВД «спецоперациями», стремясь парализовать работу своего же наркомата.

В наше время это делается для крышевания каких-то структур, от которых так переключается внимание правоохранительных органов, в те годы, понятно, это делалось для «крышевания» троцкистского подполья. Вместо реальной работы по выявлению и пресечению деятельности троцкистов, внимание личного состава ГУГБ было переключено на надуманные угрозы. И еще требовали результатов. Само собой, как это происходит и сегодня, ряд сотрудников НКВД начали, стараясь показать результаты, штамповать липовые дела. Липовое дело уже требовало не нормального следствия, а следственного террора. Начались групповые аресты с целью закинуть сеть пошире, авось что-то да и поймается. Да еще арестованные троцкисты, несомненно в сговоре со следователями, стали давать показания на десятки ни в чем не виноватых людей. И НКВД захлебнулся в этом вале.

При всем моем негативном отношении к Лаврентию Павловичу, у него нельзя отнять того, что он был чекистом «с земли», он чекистскую работу постигал не в кабинете, поэтому, как только он пришел в наркомат, замом к Ежову, он сразу всю эту кухню понял и прихлопнул эту парочку, Ежова и Фриновского. С ними прицепом пошли многие начальники УНКВД, опера и следаки, которые отличились в исполнении преступных приказов наркома.

Знал ли Николай Иванович Ежов, не имевший чекистского опыта, что творит или был игрушкой в руках опытного Фриновского – не важно. Согласился на должность – обязан был знать, обязан был слушать не только своих заместителей, но и низовой состав, который, наверняка, сигнализировал о том, что ему не дают работать по реальным врагам, переключают на негодные объекты.

А наворотили прилично. И наарестовывали, и в лагеря отправили, и под расстрел подвели много невинных людей.

Мы так и не видели до сих пор приговора Н.Е.Ежову, не знаем, что ему конкретно в вину вменялось, но статью УК РСФСР 58_14. «Контрреволюционный саботаж, т.е. сознательное неисполнение кем-либо определенных обязанностей или умышленно небрежное их исполнение со специальной целью ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата, влечет за собой – лишение свободы на срок не ниже одного года, с конфискацией всего или части имущества, с повышением, при особо отягчающих обстоятельствах, вплоть до высшей меры социальной защиты - расстрела, с конфискацией имущества» он сам себе на лбу написал…

То, что выводы Комиссии, возглавляемой А.Яковлевым, так своевременно подоспевшие к началу избирательной компании Первого съезда народных депутатов СССР, помогли самим «коммунистам» в недрах самой КПСС создать политические блоки и движения антикоммунистической направленности и протащить на съезд своих депутатов с антикоммунистическими программами – история известная. Заставшие то время хорошо помнят, как антисталинская компания, развернутая самим Политбюро ЦК КПСС, вылилась в лозунги, которые уравнивали коммунизм с фашизмом.

Разумеется, помогла «демократии», рвущейся к приватизации страны, многолетняя идеологическая политика ЦК, выраженная в реабилитации троцкистов, в выбрасывании из исторических изданий и учебников всего, что было связано с историей троцкизма. Сам троцкизм был ограничен только личностью Троцкого и его история оборвалась на «профсоюзной дискуссии». Решение 20-го съезда о переписывании истории было выполнено.

Советский народ в таких условиях массированной пропаганды в течении нескольких десятилетий не смог понять и почувствовать, что новый вал антисталинской пропаганды является главной составляющей троцкистской тактики реставрации капитализма.

Но сегодня для нас с вами гораздо интереснее и важнее то, что происходило с историей 37-38 годов, времени разгрома первой волны троцкистского заговора, уже после развала СССР, тогда, когда захватившая власть буржуазия и ее идеологи показали народу своё истинное лицо и страна из и так убогой позднесоветской действительности рухнула в дикий капитализм.

Новый расцвет троцкизма в России начался после выборов Президента в 1996 году. Это было точкой отсчета. КПРФ предвыборную компанию провела настолько показательно наплевательски, при этом, Ельцин едва смог пройти на второй срок. Сегодня даже сам Зюганов отмалчивается, не решаясь опровергать, что он выборы выиграл, но сам отказался от президентства. 1996 год напугал буржуазную власть. Стало ясно, что еще немного и народ перестанет доверять антисталинской клевете. Данные Солженицына и прочих на всю голову больных авторов «опытов художественных исследований», людей давно приводили в полнейший восторг, выражающийся в стремлении даже бить по наглым лицам наглых шулеров.

Развитие ситуации могло привести и к тому, что и данные Комиссии Политбюро ЦК КПСС люди перестали бы принимать на веру, начали бы эти цифры рассматривать трезво и пришли бы к выводу о их фантастичности. Это совсем нетрудно. Это обязательно произошло бы.

Недавно я разговаривал со своим бывшим подчиненным, который у меня был главным инспектором отдела таможенных расследований. Человек свято верил в 600 тысяч расстрелянных и 600 тысяч посаженных на год и три месяца. Пока я не предложил ему прикинуть, смогла ли бы Федеральная таможенная служба России, в которой служат примерно 60 тысяч человек, в два раза больше, чем личный состав ГУГБ НКВД 37-го года, обеспечить возбуждение и рассмотрение за год 1 миллиона даже не уголовных, а дел об административных правонарушения.

И человеку стало всё сразу ясно. В 2018 году ФТС России возбудила 143 148 дел об административных правонарушениях. Это учитывая материально-техническое оснащение, очень и очень неплохое, оргтехникой и бланками, грамотность сотрудников, причем в результате не работы «шаляй-валяй», в результате очень напряженной работы. Так 143 тысячи – это совсем несложных административных дел. Это еще расстрелянных не надо было закапывать тайно.

Если человек начинает думать своей головой, а не тем, что туда пропагандой втиснуто, то он сразу поймет – репрессирование за год миллиона человек структурой в 30 тысяч сотрудников – фантастика. Нет, если вы настолько эльф в правоохранении, что думаете будто в НКВД все 30 тысяч сотрудников были следователями – я с вами спорить не буду. С представителями неземного разума спорить бесполезно.

И мероприятия по недопущению возвращения из состояния внеземного разума в адекватное состояние начались с того, что представители левых, даже называющих себя коммунистами, начали масштабную деятельность по приданию легитимности выводов Комиссии А.Яковлева в плане подтверждения со стороны тех, кто показательно и активно позиционировал себя уважающими роль Сталина в истории.

Особенно этим отметился С.Е.Кургинян в цикле телепередач «Суд времени», на которых он показательно расправляясь с оппонентами-либералами, раз за разом, как попка-попугай, подтверждал, что репрессии 37-38 годов в тех масштабах, в каких представлены Комиссией Политбюро и официальной историографией – были в реальности…

И ведь ни у кого из наших коммуниздов не появилось подозрение, что не случайно «Суд времени», ведущим которого был Н.Сванидзе, не оборвался после первой же передачи, когда явно антикоммунистическая группа на программе потерпела поражение от внешне прокоммунистической. Цикл передач был довольно большим. Ни кого не насторожил факт предоставления телевидением, находящимся в руках буржуазного государства, площадки для показательного избиения либералов, представляющих идеологию этого государства. И даже когда сам Сергей Ервандович Кургинян пошел работать доверенным лицом к Путину во время предвыборной компании Президента, никто не заподозрил, что «Суд времени» был использован для пропаганды очень подлой идеи: не раскачивайте лодку, иначе потом для спасения государства будет повтор 37-го года.

Но Кургинян резвился уже на хорошо унавоженном поле. Еще до 1996 года началась грызня между двумя «научными» школами. Старой, ее можно назвать эмигрантской, представлявшей позицию Солженицына и ему подобных, которая доводила число жертв сталинизма до 60 миллионов, и новой, отечественной, стоявшей на фундаменте данных Комиссии Яковлева.

Как показали дальнейшие события, эта грызня была только хитрым ходом. К слову, тоже самое происходило с потерями во время Великой Отечественной войны.

Народ перестал воспринимать пропаганду эмигрантской школы, справедливо видя в ее деятелях тех, кто активно способствовал развалу Советского Союза, нужно было фантастические цифры Солженицына заменить «научно-обоснованными». Здесь и выплыл Виктор Земсков. А с военными потерями – Кривошеев.

В результате у нас Красная Армия героически победила гитлеровцев, понеся потери почти в полтора раза выше по сравнению с ними, а сталинская сатрапия была ограничена 680 тысячами человек, расстрелянных по приговорам неконституционных несудебных органов, причем 650 тысяч – за менее чем полтора года, в 37-38-м.

И данные Земскова были представлены в виде опровержения либеральной лжи о масштабности сталинских зверств. Причем, тот факт, что Виктор Земсков выдал результат реабилитационной Комиссии Политбюро, в работе которой он участвовал в качестве статистика, стараются не афишировать, иначе выплывет крайне неприятный факт, что А.Яковлев был главным проводником идеи возвращения в Россию из эмиграции А.И.Солженицына, т.е. явной станет связка между «эмигрантской» и «отечественной» научными школами, занимающимися репрессиями в СССР.

И это стало бы явным, если бы не позиция абсолютно всех левых партий и движений, даже прямо называющих себя коммунистическими, которые с радостными воплями подняли В.Земскова на щит, как объективного, просоветского историка-ученого, противостоящего либеральной лжи.

Сведения о репрессивной политике коммунистической власти, представленные государственным служащим, членом ученого совета института истории РАН, государственного учреждения, подчиненного государственной власти, высшим должностным лицом которой является Президент РФ, прославившийся «атомной бомбой Ленина», 70% евреев в Совнаркоме и пропагандой взглядов философа-фашиста Ильина, были приняты на ура всей левой кодлой России. 

Здесь я ерунду написал. Земсков выдал свои данные еще при Ельцине! Т.е., один из ведущих сотрудников института истории РАН во время президентства Ельцина выдал объективные цифры сталинского террора!

Скажите, это глупость или нечто большее? Ведь объективность историка-Земскова проверяется очень легко и просто, достаточно только прочесть его антисталинские выпады, в которых он обвиняет Иосифа Виссарионовича в запуске механизма «Большого террора» на февральско-мартовском 1937 года Пленуме ЦК. И прочесть сами материалы Пленума, в которых бросается в глаза требование Сталина и Политбюро к органам правопорядка соблюдать законность, не допускать компанейщины. Если уж что и было о терроре на том Пленуме, то как раз именно то, чтобы его не было.

Уже только отсылка Земскова к Пленуму свидетельствует о том, что об объективности этого ученого речи быть не может. И доверять данным такого ученого, не стесняющегося самой беспардонной лжи... я не могу подобрать нужных слов. Все они нецензурные.

Но это еще не всё. В научных кругах, подозреваю, возникло опасение, что всякие неверующие в божественность научных данных атеисты, могут засомневаться. Тем более, что не было объективных причин для развязывания масштабного террора в 37-м году. Это был год первых выборов по Сталинской Конституции. Первые всенародные выборы в Верховный совет и отстрел 650 тысяч избирателей – вещи несовместимые.

Тут на сцену и вышли еще два ведущих научных сотрудника того же института истории РАН, в котором трудился В.Земсков, Ю. Емельянов и Ю.Жуков со своими книгами «Разгадка 37-го года» и «Иной Сталин».

Абсолютно непристрастные и объективные ученые-историки, работающие в институте истории, директором которого является академик Чубарьян Александр Оганович, кавалер ордена Почетного легиона, ордена от Папы Римского – Святого Григория Великого, ордена «За заслуги перед ФРГ», и российских орденов у него до пупа на пиджаке.

Мы, конечно, с вами понимаем и верим, что директор-орденоносец абсолютно равнодушно смотрел на то, что у него в штате института числятся два сотрудники, занимающиеся объективным исследованием сталинской эпохи.

И у двоих Юриков, Емельянова и Жукова, естественно, не возникло вопросов к своему коллеге по институту Земскову по поводу обоснованности цифр репрессированных. Зато они нашли обоснование для «Большого террора». Оказывается, в 1937 году Сталин хотел провести первые не только свободные выборы, но еще и выборы альтернативные (да-да, при однопартийной политической системе – альтернативные выборы), но восстала партноменклатура и заявила, что страна переполнена врагами Советской власти, нужно сначала с ними расправиться, потом уже проводить свободные выборы. И партноменклатура вынудила Сталина согласиться на большую чистку.

Конечно, у Емельянова и Жукова партноменклатура, члены ЦК, вынуждали и убеждали Сталина согласиться на террор тоже на февральско-мартовском Пленуме ЦК.

У Земскова – Сталин на Пленуме развязал массовые репрессии, а у коллег Земскова – партноменклатура на том же Пленуме заставила Сталина согласиться на «Большой террор».

Фишка в том, что в материалах Пленума абсолютно ничего нет ни про Сталина-террориста, ни про терроризм партноменклатуры. Вот просто ничего абсолютно нет.

И это три беспристрастных объективных историка-ученых. Один утверждает, ссылаясь на материалы Пленума, о вине Сталина. Два его коллеги – ссылаются на тот же Пленум, но со Сталина вину перекладывают на партноменклатуру.

И вся эта троица считается непристрастными и объективными учеными.

Я в жизни много проходимцев разных видел, но эти историки-ученые меня ставят в тупик. Я еще могу понять деятелей «Мемориала», которые кости древних триппольцев пытаются выдать за расстрелянных чекистами – там не всякий человек сходу отличит кости тысячелетние от столетних, но материалы Пленума прочесть может каждый без помощи эксперта.

Т.е., это такой научный метод – врать настолько грандиозно и бессовестно, что у людей отшибает даже способность сомневаться. Люди не могут поверить, что вот так можно. Министр пропаганды третьего рейха может гордиться своими учениками.

А настоящий карнавал в сумасшедшем доме начался, когда из рук санитаров вырвались многочисленные историки-писатели-сталинизды. Они не только исследования Земскова, Емельянова и Жукова за основу взяли. К тому времени были опубликованы воспоминания об отце Серго Берия «Мой отец Лаврентий Берия». У любого нормального читателя книга С.Берии должна вызвать сомнения в психической адекватности престарелого сына бывшего наркома НКВД, там Серго даже себя пробует в тыл к немцам забросить в качестве разведчика-нелегала. Ага, сын члена ГКО – разведчик-нелегал.

Но без присмотра санитаров читать кое-кому такие мемуары противопоказано. Поэтому они были взяты за основу новых откровений о Сталине целым рядом публицистов, уже не сотрудников института истории РАН (те выполнили свою часть работы), а добровольных чистильщиков могилы Сталина от мусора. В результате теперь под мусором и очертаний могилы не видно.

Есть такой писатель Гровер Ферр с книгой «Антисталинская подлость». Это концентрация того, что насочиняли о Сталине пациенты, оставшиеся без медицинской помощи. Гровер Ферр так назвал свою книгу потому что, якобы, он разоблачал клевету на Иосифа Виссарионовича со стороны Хрущева.

На самом деле, название книги верное. Потому что она сама является антисталинской подлостью.

Я еще в книгах о Ворошилове и Берии писал, что, опровергая клевету Хрущева и либералов на Сталина, наши писатели-сталинизды умудрились всю клевету только подтвердить, но еще на более омерзительном уровне. Абсолютно по всем пунктам и положениям доклада Никиты на 20-м съезде клевета на Сталина ими была подтверждена методом опровержения клеветы Хрущева.

Я потому и называю наших писателей-сталиниздов пациентами. Проделать такое люди со здоровой психикой не могли.

Можно просто открыть доклад дорогого Никиты Сергеевич, с первых его строк, и по-тезисно, всё то, что Хрущев позаимствовал у Троцкого, добавив своего, вы найдете у массы писателей и историков, которые защищали Сталина от хрущевской лжи, но как ее подтверждение.

Вдова Ленина Сталина не любила? Пожалуйста. Никита вытащил на съезд два ранее неизвестных письма о ссоре Ленина и Сталина, причиной которой была Надежда Константиновна, нарушившая режим изоляции больного мужа. И все сталинизды дружно повторили эту клевету. Даже ни на секунду в ней не усомнившись.

Никита заявил, что в дореволюционный и революционный период Сталин в рабочем движении никакой заметной роли не играл – и сталиниздические историки выкинули Иосифа Виссарионовича из истории русской революции. В результате дошло до того, что первым после Ленина становится Троцкий. Еще и на пароходе из Америки он едет вместе с Лениным делать революцию, разваливать империю.

Сказал Хрущев, что Сталин не марксист! Ура! Аж заколдобилась наша историческая наука. Берут брошюру Иосифа Виссарионовича «Основные экономические проблемы социализма в СССР», читают в ней, что нельзя перекладывать на социализм те категории капитализма, которые Маркс рассматривал в «Капитале», просто потому, что СССР не капиталистическое государство, а социалистическое и на этом основании делают вывод, что Сталин считал марксизм ерундой. Тут еще сотрудник Центра исследований финансируемого крупнейшим олигархом РФ Якуниным, С.Г.Кара-Мурза сначала открыл только форточку в «Окне Овертона», подкупив ностальгирующую по СССР публику книгой «Советская цивилизация», а потом всю раму выломал, выдав «Маркс против русской революции». Так ложный сталинизм по своему пути дошел до изображения Маркса и Энгельса русофобами, а русскую революцию антимарксистской.

И уже остепененные научными званиями историки начали писать о «сталинском большевизме», который берет какие-то свои истоки в «русской общинности».

Я читаю эти труды современных историков, смотрю их выступления… У меня это в голове не укладывается! Я что только в этой жизни не видел и каких только людей не встречал, но таких – не встречал. Большевик И.В.Сталин первый прямо заявил, что ленинизм и большевизм – синонимы. Именно в той своей речи, в которой давал определение троцкизму. Что ж вы так нагло врете?! Ведь придет время и вас будут в прямом смысле бить по вашим научно-историческим лицам. Обязательно это время придет.

Депортации. На обвинение Хрущева в том, что Сталин целые народы назвал врагами и репрессировал их, выслав с малой родины, тоже возбудились, как мустанги от конского возбудителя, разнообразные пыхаловы. Кинулись Сталина защищать. Защитили тем, что назвали наших соотечественников народами-предателями и постановили, что их Сталин справедливо выслал в Сибирь. Контрацептивы. И.В.Пыхалову ингуши почти в прямом смысле слова резиновый контрацептив на уши натянули. Так он в нем и ходит. Делает вид, что выглядит, будто в шляпе мушкетера.

Хрущев приписал себе в заслугу ликвидацию заговора Л.П.Берии, который первым и начал десталинизацию, прекратив самые громкие дела, расследование по которым проводилось под личным контролем Иосифа Виссарионовича, - с радостью подхватили вранье Никиты, даже не обратив внимание на то, что докладчиком на Пленуме ЦК по Берии был Г.М.Маленков и народ, не знавший о мемуарах Хрущева, распевал соответствующую частушку. И давай лепить сенсационные исследования о «последнем рыцаре Сталина», прекратившем репрессии Ежова. И даже реабилитировавшем сотни тысяч невинных. Так и понаписали – реабилитировал. Начальник милиционеров и чекистов занимался реабилитацией.

А «антипартийную группу», большевиков-ленинцев-сталинцев, Молотова, Кагановича, Маленкова и Ворошилова, вслед за Хрущевым и всей шайкой ЦК обозвали ренегатами, которые плели интриги, борясь за власть. В результате получилось, как у Прудниковой – советский народ страдал под террором бандитов-чекистов, которых пересажал-перестрелял Лаврентий Павлович.

Конечно, чекисты-бандиты, в компании с секретарями партийных комитетов, успели перебить 650 тысяч человек, пока Берия это дело не прекратил. А Сталин со стороны наблюдал, чем эта кровавая баня закончится.

Всё нормально. Сделала же вывод реабилитационная комиссия А.Яковлева о преступности коммунистического режима Сталина – так наши сталинизды этот вывод подтвердили и обосновали томами своей бериеады.

И уже на своей авторской программе Познер, которого кто только не проклинал за его антисоветчину, задает приглашенному гостю, лидеру крупнейшей в стране партии, называющей себя коммунистической, КПРФ, Геннадию Зюганову вопрос: что это за такая власть была, которая меньше чем за два года умудрилась расстрелять больше 600 тысяч человек.

И Геннадий Андреевич, глядя на российский народ из телеэкрана своими бесцветными глазами политической проститутки, заявляет: да было, перегибы и беззакония, партия осудила и преодолела.

Вы слышали, как захлопнулось «окно Овертона»? Начали с диких до такой степени, что народ над ними открыто смеялся, цифр Солженицына и прочей эмигрантской швали, а потом сбили число жертв до «научных» данных, представленных комиссией Яковлева в целях разрушения СССР и обвинения коммунистической власти в фашизме.

А чтобы вообще у сомневающихся отключился мозг, данные А.Яковлева подтвердил В.Земсков, сопроводив это утверждением, что эмигрантские и общества «Мемориал» сведения репрессии преувеличивают.

И в 2014 году Председатель общества «Мемориал» Рогинский заявляет, что – да, они цифры завышали, и выдает данные Земскова. Вся левота аж заплясала от радости: клевета на Сталина опровергнута!!!

И абсолютно ни у кого из лидеров левых, коммунистических организаций даже не возникло тени сомнений в достоверности данных «Большого террора». Я даже не о том, что уничтожение за год с небольшим более 650 тысяч человек так, что это народу стало известно только в 1989 году – сама по себе вещь невероятная. Арестовать, какое-никакое следственное дело оформить, следственные мероприятия провести, вынести приговор, привести приговор в исполнение и тела спрятать так, что до сих пор не найдены массовые захоронения и население СССР даже не подозревало о факте этой грандиозной бойни, и не просто рядовые граждане, не подозревало даже партийное и хозяйственное руководство страны, оно ничего не знало о «Большом терроре» - уже только одно это должно вызывать подозрения в нереальности проведения такой операции. Либо в фантастическом могуществе НКВД. Точно – рептилоиды. Кровожадные пришельцы, загипнотизировавшие население СССР, которое не заметило бойни с потерями примерно пятнадцати советско-финских войн.

Я даже не об этом. Но как могли люди, стоящие на платформе коммунистического мировоззрения, с полным доверием отнестись к научности цифр Комиссии Яковлева и В.Земскова?! Утверждение об истреблении репрессивным аппаратом государства населения страны в таких масштабах, каких история человеческой цивилизации не знала – само по себе должно было вызвать недоверие. Но ведь государство, к тому же, было коммунистическим! Несовместима коммунистическая идеология с массовым истреблением собственного народа, да еще и в мирное время. И не только собственного! Коммунистическая Советская Армия, войдя в 1944 году на территорию Германии, вместо мести за всё, что натворили на территории СССР оккупанты, стала подкармливать голодающее население немецких городов.

И это одно и тоже правительство! Хоть какое-то сомнение в реальности «Большого террора» должно было возникнуть у нынешних коммунистических вождей?! Ведь даже тень сомнения сразу натолкнула бы на чудовищные нестыковки в массе архивных документов, представленных в качестве подтверждения реальности «Большого террора». Малейшее сомнение вызвало бы закономерное недоверие к архивам, попавшим в руки антикоммунистической власти, которой выгодно, жизненно необходимо коммунистический режим представить преступным. Сомневающиеся люди стали бы требовать подтверждения документам, которых нарисовать сколь угодно и каких угодно можно, в виде того, что сфальцифицировать невозможно – в виде трупов в массовых захоронениях.

Но лидеры наших коммунистических партий отнеслись с полным доверием даже к фальсификации мест массовых захоронений. И в этом вопросе они молчат, как рыбы.

Одно только то, что по утверждениям «Мемориала» и РПЦ на Бутовском полигоне захоронены сотни расстрелянных священнослужителей из которых десятки причислены к лику святых, уже должно было вызвать возмущение левых организаций столь грандиозной брехней.

На полигоне захоронены почитаемые церковью святые! Но раскопки не ведутся! Церковь не желает обретать мощи своих святых! Вы представляете, что такое мощи святых? Какой это выгодный товар?! Это бешенные деньги в церковную кассу. И РПЦ не хочет их искать.

Так «Большой террор», как лакмусовая бумажка, высветил истинное лицо современных российских коммунистических организаций – это оппортунисты, стоящие на позициях предательства коммунизма и соглашательства с буржуазной властью в главном вопросе идеологического противостояния между коммунизмом и капитализмом. В вопросе отношения к Сталину и его времени. Антисталинизм буржуазии, лежащий в основе антикоммунистической идеологии российского государства, как подпорками поддерживается антисталинизмом троцкистских организаций, присвоивших себе названия – коммунистические. При этом они прославляют Сталина, как великого государственного деятеля, соглашаясь с клеветой на него, с обвинениями сталинского режима в истреблении сотен тысяч людей. Подлее троцкизма идеологии нет.

троцкизм репрессии
Обратно в категорию Публикации

Похожие материалы

  • Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле")

    ГДЕ НАХОДИТСЯ НОФЕЛЕТ?

  • Война без мифов. Борьба с националистическим подпольем – реальная и выдуманная. Анонс

    На неделе продолжатся публикации архивных документов, касающихся предвоенного периода и начала войны. Сейчас мы сделаем небольшой акцент на борьбе с националистическим подпольем на западных, недавно присоединившихся к СССР территориях.

    Мы находим в архивах две разновидности документов, посвященных этой борьбе.

    Большая часть документов содержит подробную информацию о националистических организациях за границей и у нас в стране, анализ ранее принятых мер по борьбе с подпольем и реализации этих мер, предложения, направленные на усиление борьбы с националистами (которые по существу являлись агентурой фашистской Германии на территории СССР). Содержание этих документов всегда предельно конкретное:  подробная фактура, рассмотрение истории националистических организаций, их развития, проникновения на нашу территорию, расширения, активной антисоветской деятельности, в т. ч. терроризма и шпионажа. Описание внутренних противоречий в организациях, внутренней борьбы (например, Мельника против Бандеры). Предлагаемые мероприятия – активизация агентурной работы, проникновение агентов в руководство этих организаций, проведение оперативных мероприятий по ликвидации их верхушки. В документах встречаются купюры – это вполне объяснимо. Конкретные методы и приемы оперативной работы против преступных организаций были секретными 80 лет назад, остались секретными и сегодня.

    Словом, служебная документация, предельно информативная и лаконичная. Ни разу не похожа на шпионские романы и прочую беллетристику.

    На этой неделе мы выложим несколько объемных документов на эту тему. Вот они – будни чекистской работы. Сложной, неблагодарной, связанной с риском для жизни. Но крайне необходимой в свете будущей войны против фашизма – агентура противника должна быть обезврежена!

    А есть другой вид документов. Составлены они по единому шаблону. Такой «документ» представляет собой, как правило, обращение от некоего чина НКВД (НКГБ) национальной республики в ЦК республики или в НКВД (НКГБ) Союза.  Сначала констатация факта – в западной Украине (Белоруссии, Молдавии, Прибалтике – нужное подчеркнуть) активизировались белогвардейские (кулацкие, националистические, буржуазные, … – выбираем по вкусу) элементы, занимающиеся антисоветской (шпионской, диверсионной, вредительской и т.п.) деятельностью. Описания конкретных преступлений обычно не приводится. Далее вместо предложения конкретных оперативных мероприятий идет просьба – разрешите нам всех этих гадов (указывается количество, счет идет на тысячи или даже десятки тысяч) арестовать и… предать суду? Фигушки! Направить в ОСО или на заседания троек НКВД? Опять не угадали! Сразу выслать их в лагеря лет на 8! И/или в ссылку на 20 лет! Какое расследование, какой суд! Собрали «компрометирующие материалы» - и сразу, без их рассмотрения, оценки степени вины, тяжести и пр. – в лагеря всех!

    Согласно таким документам, тупым чекистам лень было разбираться, кто там прав, а кто виноват. Лень проводить следствие, готовить материалы для суда или для ОСО. Есть способ получше! Всех в товарные вагоны – и на Колыму.

    Но как возможно в одних и тех же архивах соседство двух таких разных типов документов? Можно подумать, что в СССР существовали два параллельных НКВД – в одном нормальные опера работали, а в другое тупых мясников понабрали! Или это два параллельных СССР были?

    Архивы набиты такой макулатурой. Шаблон – единый с ужасным 00447 приказом. Дата их «обнаружения» - девяностые годы.

    Выводы о подлинности таких документов делайте сами.

  • Заговор военных (Дело Тухачевского). Ответы на вопросы читателей.

    Периодически приходят вопросы об известном деле «Весна», связанном с заговором военных, причинах участия в последующих троцкистских заговорах военных, последний вопрос был о В.К.Блюхере. 

II Конференция АнтиДюринг Антиклассики Антимарксизм Арманд Бебель Бонч_Бруевич Великая Отечественная война Война без мифов Ворошилов Вышинский Горький Грамши Движение Джамбул Дзержинский Дикхут Дэн Сяопин Занимательная диалектика КПСС Каганович Калинин Киров Китай Коллективизация Коллонтай Крупская Ларин Лафарг ЛебедевКумач Ленин Либкнехт Лондон Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Маяковский Молотов Мухин НЭП Носов Ольминский Орджоникидзе Партия Плеханов Покровский Попов РКМП РФ Революция СССР Свердлов Сталин Троцкий Фостер Фрунзе Ходжа Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский войны госкапитализм государство деревня идеология империализм индустриализация интеллигенция история капитализм капиталисты классовая борьба колхозы коммунизм контрреволюция кризис культура левое движение марксизм материализм национальный вопрос образование оппозиция оппортунизм поздний СССР политэкономия потребление потреблядство пролетариат пропаганда религия репрессии социализм сталинизды троцкизм труд феминизм экономика