Наброски по вопросам социализма

Автор публикации:
14.05.2019

В последнее время отдельные товарищи разразились потоком проектов статей, разъясняющих нашу программу. Все бы ничего, но только статьи эти представляют собой компиляцию из классиков и ранее написанных программных статей. При этом многие тезисы перевраны, цитаты выдернуты из контекста, изложение рваное и сумбурное. Выводы местами прямо противоречат позиции Движения.

Я не претендую на истину в последней инстанции. Ребята, пишите что хотите. Я сам прошел через навязчивое желание поделиться с миром пониманием открывшихся мне знаний. Но не стоит браться за дело, не понимая некоторых элементарных вещей. Я сейчас попробую разъяснить кое-какие спорные вопросы.

Я сам из своей головы ничего из изложенного ниже не придумал. Все основано на трудах Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина. Надо просто вникать в написанное, а не бездумно повторять цитаты классиков.

  1. Социализм.

С этим понятием связано много путаницы в головах. С подачи Ленина социализмом называют первую, низшую стадию коммунистического общества, переходный период от капитализма к коммунизму. Многие теряются, читая слова Ленина и Сталина о возможности построения «полного социалистического общества» в СССР. Как можно построить переходный период?

Тут все просто. Действительно, социализм есть переходный период от одной формации к другой, и поэтому построить его как нечто завершенное нельзя. Но можно достичь определенной вехи в развитии. Эта веха – полное преобладание в экономике двух форм собственности: государственной (общенародной) и коллективной (колхозной). Именно этот этап развития имели в виду и Ленин, и Сталин, говоря о построении полного социалистического общества.

  1. Экономический базис.

Тоже каша в головах. Вроде бы Сталин высказался четко: в основе капитализма лежит частная собственность на средства производства, в основе коммунизма – общественная. А в другом месте он говорит о третьем виде базиса – социалистическом. Отсюда лезут дурацкие вопросы – что за социалистический базис? А какой был экономический базис в 1935, 1955, 1975 годах?

Тоже ничего сложного. Перечитайте определение социализма. Переходный период! Следовательно, базис социалистического общества – тоже «переходный». В чем это выражается?

В основе коммунизма лежит общественная, общенародная собственность на СП. А какая форма собственности на СП была господствующей в сталинском СССР, кроме колхозной? – Государственная (общенародная). Разница принципиальная! Собственником СП выступает не общество непосредственно, а представитель общества – государство. Которое является в первую очередь инструментом. Инструментом классового насилия. А это оружие обоюдоострое…

Пока существуют классы, существует государство. Пока существует государство, не существует полного коммунизма. Общество, в основе которого лежит государственная собственность на СП, не является коммунистическим. Если государство представляет собой диктатуру пролетариата, оно действует в интересах большинства – это социалистическое общество. Если в государстве правит бал буржуазия, государство действует в ее интересах – это общество капиталистическое.

  1. Экономический базис в позднем СССР.

А какой строй был в позднем СССР? Какой там был экономический базис?

У нас в Движении все вроде согласны, что социализма в стране после переворота 1953 года не было. А по поводу базиса начинается жевание соплей про социалистический базис, который нельзя вот так быстро взять и поменять на капиталистический. Дескать, классы вот так, вдруг, не образуются, и изменение экономического базиса – это обязательно длительный процесс, на десятилетия. Поэтому при Брежневе базис якобы был правильный, социалистический. Просто он постепенно деградировал. Договариваются даже до существования диктатуры пролетариата в скрытом виде. Криптодиктатура, блеать…

Херня это – что базис не может одномоментно поменяться. Может, да еще как. В этом особенность переходных периодов в истории классов. Надстройка – власть и государство – приобретает такое влияние на базис, что при изменении характера надстройки мигом меняется характер базиса.

В чем это выражается? Разъясняю пошагово.

Происходит внутрипартийный переворот. Поскольку власть в государстве сосредоточена в руках членов партии, этот переворот также является государственным. Поскольку государство является собственником подавляющей доли средств производства, форма собственности на эти средства производства меняется.

До переворота у власти были представители класса пролетариев, теперь к власти в партии и в государстве приходит группировка, не представляющая интересы пролетариата. Если они не являются представителями пролетариев – то это представители класса буржуазии, третьего не дано. Если точнее, то группировка переворотчиков – ЦК – и становится таким классом просто в силу своего прихода к власти. Благодаря тому, что вместе с государством под контроль ЦК переходит вся государственная собственность. ЦК становится коллективным собственником всей страны, коллективным буржуем.

Всё! Вместе с переворотом в надстройке случился и переворот в основе общественных отношений, в экономике. Был социализм – стал капитализм, вернее – госкапитализм. Появляется изъятие прибавочной стоимости у трудящихся: если раньше произведенное сверх необходимого поступало в распоряжение государства, которое являлось представителем самих трудящихся, то теперь это государство стало классово чуждым. Куда оно девало прибавочную стоимость – скажем ниже. Восстанавливаются остальные категории, присущие капитализму – рабочая сила как товар, прибыль…

  1. Госкапитализм.

Тьма путаницы. Любимая тема – выдрать с мясом цитату из контекста и размахивать ей, как дитё погремушкой. Не пытаясь понять смысла.

Рассмотрим ранний СССР. Был ли там госкапитализм (если говорить о государственных предприятиях, не переданных в аренду, концессию и пр.)? Нет. Социализм есть шаг вперед от госкапитализма, ибо устраняется эксплуатация,  противоположность классов.

А был ли госкапитализм в позднем СССР? Да. Ибо прибавочную стоимость изымало у трудящихся вполне конкретное государство. Буржуазное государство! И неважно, что капиталист как частный собственник не был персонифицирован. Неважно, что члены ЦК не могли непосредственно и открыто присваивать прибавочную стоимость. Важны два условия: ЦК контролировал государство и всю экономику, и сам не был подконтрольным никому. Этого достаточно, чтобы именовать ЦК коллективным буржуем, собственником всех СП.

Вот только не надо опять разводить мульку про экономический базис в раннем и позднем СССР. Разные они были. При Сталине экономический базис был социалистический (не коммунистический, ибо собственником было государство), а при бровастом маршале – капиталистический. Почему – выше смотри.

  1. Раздел общего имущества.

Мои однокурсники лет 18 назад, после окончания ВУЗа, собрались в количестве пяти рыл и замутили свое ООО. С блэкджеком и шлюхами, ага. А через год поделили все что было и разбежались в разные стороны. Паша, один из участников этой «артели», сказал по этому поводу: «колхоз не может быть прибыльным».

С точки зрения буржуйчика – абсолютно верно. Колхоз – это крупное предприятие, рассчитанное на серьезные вложения, планомерное развитие, рациональное использование ресурсов, постепенный выход на полную мощность. В перспективе, да еще при условии хорошей государственной поддержки колхоз кроет частное хозяйство, как бык овцу. Но если тебе нужна прибыль вот прям щас – колхоз не для тебя. Надо разбегаться, разделяя крупное хозяйство на мелкие фермы.

Это не значит, конечно, что работающим в колхозах непременно надо трудиться ради «светлого будущего», голодая и потуже затянув пояса. На удовлетворение личных потребностей всем хватит. Крупное коллективное предприятие – это, помимо всего прочего, культура управления. Организовать расширенное производство быстро не выйдет, надо учиться на ходу.

Но вернемся к нашим баранам. Капиталист стремится получить капитал в личную собственность. Если капитал общий – его надо делить. Удобнее пользоваться всеми благами, единолично проще и быстрее принимать и проводить в жизнь решения. Если говорить о брежневском СССР, непонятно – чего ждали члены ЦК, почему с момента переворота до начала приватизации прошло почти 40 лет?

Но в этом случае для немедленного раздела имущества было одно серьезное препятствие. Народ, еще недавно бывший собственником всех этих фабрик и заводов и по-прежнему воображающий себя таковым. Внедрение частного капитализма силовыми методами опасно, результат непредсказуем.

Пришлось прибегнуть к давно известному методу. Искусственное банкротство предприятия как вызвать? Неэффективное расходование средств, выпуск продукции, не имеющей сбыта. Все это и происходило в позднем СССР в полный рост: раздутый военный бюджет, помощь «братским» африканским странам, массовый брак в производстве. Об этом давно и подробно написал Балаев, повторять не стану.

Итог – колоссальные средства демонстративно, в открытую пущены на ветер. В сознании людей укоренился тезис о неэффективном госуправлении и мечта об эффективном частном собственнике. Остальное было делом техники.

  1. Коллективный капиталист.

Я выше сказал, что ЦК был коллективным буржуем. У нас некоторые договариваются до несусветной чуши – в позднем СССР был капитализм, но не было капиталистов. Верхушка правящей партии, ЦК, формально не были частными собственниками средств производства – следовательно, они были… пролетариями!

Как справедливо отметил один из товарищей – ну тогда уж и Сечин пролетарий.

Чушь, конечно. Ни Сечин, ни Брежнев не продавали свой труд. Надо понимать особенность госкапитализма: те, кто контролирует государство (в случае с поздним СССР это ЦК), становятся над обществом, занимают привилегированное положение. Они и становятся коллективным капиталистом. Тут нет конкретной персоны буржуя с советских агитплакатов – в цилиндре, с тростью и пузом. Она и не нужна. Классовое общество все равно появляется, несмотря на то, что прибавочная стоимость уходит не в футбольные клубы, а в Ассуанские плотины.

Вот это последнее обстоятельство, в числе прочих, и стимулирует раздел общего имущества, о котором написано выше.

Еще одно. Не надо стесняться именовать власть в позднем СССР диктатурой буржуазии. Если вы не можете разъяснить людям, что такое коллективный буржуй – это не повод уходить от сути вопроса. Надо называть вещи своими именами. Замена термина «диктатура буржуазии» на «партийная диктатура» имеет своей целью уйти от такого разъяснения. Но далее на прямой вопрос – какой же класс был у власти в позднем СССР – вы ответить не сможете и сядете в лужу.

Движение идеология социализм
Обратно в категорию Публикации

Похожие материалы

  • Залог окончательной победы над капитализмом

    Едва ли можно сомневаться, что одним из самых важных фактов нашего строительства за последний год является тот факт, что нам удалось добиться решительного перелома  в области производительности труда. Перелом этот выразился в развертывании творческой инициативы  и могучего трудового подъема  миллионных масс рабочего класса на фронте социалистического строительства. В этом наше первое и основное достижение за истекший год.

  • Сталин о великом переломе. Анонс

    После разгрома правой оппозиции партия во главе со Сталиным, наконец, смогла сосредоточиться на хозяйственных вопросах, резко усилить индустриализацию и коллективизацию и начать ликвидацию кулака, как класса…

    Чушь собачья.

  • Попытка построения капитализма внутри социализма

    Будучи, таким образом, всё более вытесняемыми из области обслуживания государственного хозяйства, принуждённые перенести центр тяжести своих операций в область внегосударственных связей и отношений, сравнительно легко увеличив свою долю и своё влияние внутри отступающего в целом частного хозяйства, — капиталисты в СССР проявили при этом за последнее время заслуживающую внимания тенденцию. Я писал о ней зимой 1926/27 г. в «Правде» как о тенденции к созданию замкнутого круга капиталистического хозяйства с накоплением, нерегулируемым, по возможности, государством. Здесь своего рода попытка создать экономическое «государство в государстве», создать такую цепь связей, при которой некоторые хозяйственные процессы, от истоков возникновения до конечного потребления, целиком организованы были бы капиталистически. Нигде не приходить в соприкосновение с государством, ни на одном звене хозяйственного существования данного предмета не пропускать его через государственный аппарат, — такова «идеальная» схематическая постановка. В жизни эта схема далеко не во всех случаях осуществляется полностью, но в известных пределах, иногда довольно крупных, может быть наблюдаема сплошь и рядом. Одни частники производят какие-то товары, другие частники у них эти товары покупают и продают потребителю, третьи частники их же кредитуют. Распространена, например, такая цепь: сначала заготовка сырья капиталистами; потом переработка его на капиталистических фабриках или кустарями, которых капиталист снабжает сырьём; затем идёт организация капиталистами торговли соответствующими изделиями. И во главе всего этого — капиталистический кредит, который финансирует и играет решающую роль.

    (...)

    Смысл всех этих стремлений уйти в «собственный» замкнутый капиталистический круг весьма прост. Суть заключается в уходе от ограничения государством капиталистического накопления. Если бы капиталист основывал свои операции на легально получаемых государственных изделиях, государство могло бы давить на него определённой политикой цен и этим ограничивать размеры и темп накопления.

    С налоговой точки зрения уход в область, где не приходится соприкасаться с государственным хозяйством, также затрудняет контроль и возможность регулировать и ограничивать накопление налогами. Мы у себя в области государственного хозяйства сознательно ограничиваем накопление, чтобы не налагать на население слишком тяжёлое бремя. А капиталисты, устраиваясь в «замкнутом кругу», стремятся обеспечить себе значительно более высокий и более быстрый уровень и темп накопления.

    Объективно, если бы такая линия могла восторжествовать как нечто длительно-постоянное, она означала бы непрерывное повышение доли капитала в общем имуществе страны за счёт уменьшения доли пролетарского государства. Средства, какие государство не берёт с частного трудового хозяйства ради улучшения его положения, выкачивались бы у него капиталистами. Вот смысл тенденции к созданию капиталистами замкнутого круга внутри частного хозяйства, не соприкасающегося по возможности с хозяйственной деятельностью государства.

    (...)

    Эмигрировавшие за границу капиталистические белогвардейцы старой России возлагают большие надежды на создание «замкнутого круга», на большее накопление этим путём частного капитала сравнительно с государством и даже на достижение этим путём для частного капитала возможности побить «казённую промышленность». В «Экономической жизни» от 16 апреля 1927 г. т. Г. И. Ломов в статье «Народное хозяйство СССР в освещении совещания экономистов и промышленников старой России» сообщает об этом такие подробности.

    В декабре 1926 г. в Париже состоялось совещание бежавших из СССР за границу крупных фабрикантов и банкиров, в котором участвовали Рябушинский («костлявая рука голода»), Третьяков, Асмолов, Глинка и др. Участвовали также виднейшие белогвардейские буржуазные экономисты, как Струве, Гефтинг и т. п. Совещание обсудило сначала доклад о «современном положении промышленности в СССР» (постановлено, что замечаемый успех «достигнут вопреки советской власти» благодаря самодействующей работе «жизненных сил могущественного хозяйственного организма России»), а затем доклад В. Гефтинга — о роли частного капитала в хозяйстве нашей страны. В докладе этом Гефтинг обещает, что частный капитал экономически победит советское хозяйство, и указывает для этого следующий путь:

    «По мере того как советская власть пытается освободиться от услуг частного капитала путём создания казённого торгового аппарата и прекращения отпуска товаров частнику — усиливается стремление последнего путём объединения со своими естественными союзниками образовать замкнутую хозяйственную систему, состоящую из крестьян, кустарей, мелких промышленников и частника… Частник опирается на собственную производительную базу в лице кустарей и мелких промышленников — значит укрепляются его позиции в борьбе с государственными и заготовительными органами за скупку крестьянского сырья. Частный капитал более прислоняется к своему естественному союзнику — активной верхушке крестьянства».

    Однако этим радужным надеждам капиталистических белогвардейцев и их идеологов не суждено осуществиться. Ибо они не досмотрели малого — того же, чего не видят наши оппозиционеры, когда говорят о перспективах перерождения нашего хозяйства и партии, о перспективах захлёстывания нас частным капиталом и его политическими отражениями.

    При буржуазной диктатуре, как это имеет место в Европе, мелкое трудовое хозяйство предоставлено самому себе. Это означает, что на стороне капитала стоят вся мощь и все ресурсы возглавляемого им государства. А мелкое трудовое хозяйство обречено на распад, на подчинение капиталу, служит только обогащению и питанию капитализма. Никакая иная могучая сила не берёт и не может взять здесь на себя защиту мелкого частного трудового хозяйства от эксплоатации и от экономического подчинения его капитализмом.

    Совсем иное дело при пролетарской диктатуре, как это имеет место в СССР. Пролетариат жизненно заинтересован в недопущении прочного подчинения мелких трудовых хозяйств капиталу и капиталистической эксплоатации. От этого зависят крепость власти пролетариата и возможность прочного продвижения к социализму. Потому в странах пролетарской диктатуры на стороне мелкого трудового хозяйства против капиталистической эксплоатации неизбежно оказываются мощь и ресурсы государственной власти, сосредоточившей в своём прямом распоряжении и управлении почти все важнейшие узловые пункты (командные высоты) хозяйства страны. В такой стране попытка капиталистов создать «замкнутый круг» на основе мелкого частного трудового хозяйства заранее обречена на неудачу. Она может иметь лишь преходящий, временный успех на тот отрезок времени, пока средства и внимание пролетарского государства отвлечены были к другим задачам, ещё более первоочередным и ещё более неотложным. Именно это и имело место в прожитое нами первое шестилетие нэпа.

    Ю. Ларин. Частный капитал в СССР. Государственное издательство, 1927. С. 293-296.

     

II Конференция АнтиДюринг Антиклассики Антимарксизм Арманд Бебель Бонч_Бруевич ВОСР Ворошилов Вышинский Горький Гражданская война Грамши Движение Джамбул Дзержинский Дикхут Дэн Сяопин Занимательная диалектика КПСС Каганович Калинин Киров Китай Коллективизация Коллонтай Крупская Ларин Лафарг ЛебедевКумач Ленин Либкнехт Лондон Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Маяковский Молотов Мухин НЭП Носов Ольминский Орджоникидзе Партия Плеханов Покровский Попов РКМП РФ Революция СССР Свердлов Сталин Троцкий Фостер Фрунзе Ходжа Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский брежневизм войны госкапитализм государство деревня идеология империализм индустриализация интеллигенция капитализм капиталисты классовая борьба колхозы коммунизм контрреволюция культура левое движение марксизм материализм национальный вопрос образование оппозиция оппортунизм поздний СССР политэкономия потребление потреблядство пролетариат пропаганда религия репрессии социализм сталинизды троцкизм труд феминизм футурология экономика