Рынок при капитализме и социализме

Автор публикации:
21.12.2018
Рынок при капитализме и социализме

В конце 90-х, когда я учился примерно в классе восьмом-девятом, мы начали проходить предмет экономика. Помимо прочего, на этих уроках мы впервые столкнулись с такими понятиями как рынок, рыночная экономика, рыночные реформы, переход к рынку, рыночные отношения. Учителя, да и журналисты по телевизору словно стеснялись называть строй, в котором мы жили, капиталистическим. Именно рыночный строй противопоставлялся старой, плановой или командно-административной системе, существовавшей во времена СССР. Естественно, предполагалось, что последняя гораздо менее эффективна в отличие от рыночной.


И все казалось бы логично и правильно, вот посмотрите на пустые полки плановых государственных магазинов в позднем СССР, а вот рыночное изобилие современности. Если бы не одно но. Периодически даже в 90-е годы по телевизору показывали фильм «Кубанские казаки», снятый еще в эпоху Сталина. Т.е. во времена самой дикой централизации, отсутствии свобод и вообще кровавого тоталитаризма, который сменился хрущевской оттепелью. Так нам говорили. Но в «Казаках» основное действие разворачивается на... ярмарке. Где показаны в т.ч. такие казалось бы несвойственные плановой системе явления, как конкуренция между производителями и самый настоящий демпинг со стороны Галины Ермолаевны. Которая таким образом ломает торговлю остальным колхозам, заключивших между собой картельный сговор. Но ведь такого, если верить нашим учебникам, не может быть! Все мы знаем, что товарищей Пересветову, Ворона, Дергача и остальных должны были как минимум навечно расстрелять без права переписки!



Однако эта ситуация нормальная. И чтобы понять это, а также осознать абсурдность уравнивания таких понятий как рынок и капитализм, достаточно дать определение рынку.

В широком смысле рынок — это совокупность экономических отношений по обмену товарами между продавцами и покупателями. В узком — это место, в котором и происходят эти отношения, причем, ключевая его особенность — наличие конкуренции. Без него продовольственный, к примеру, рынок — это уже не рынок, а... супермаркет. Который по сути ничем не отличается от государственного универсама.

Все мы помним, что с либерализацией цен в 90-е как грибы после дождя появились мелкие продуктовые магазинчики, сигаретно-алкогольные киоски, кафе. Я это помню по Улан-Удэ, но ситуация была идентична по всему постсоветскому пространству. Возникли стихийные рынки под открытым небом, которые удовлетворяли спрос населения на новые заграничные товары. Тысячи водителей устремились во Владивосток, перегоняя и перепродавая подержанные автомобили из Японии.



Но прошло буквально два десятка лет и процесс свободной конкуренции в буржуазном государстве привел к закономерному результату — несколько выживших предприятий превратились в большие монополии. Сегодня если улан-удэнцы хотят купить продукты, они идут в супермаркеты типа Абсолют или Титан, если одежду — то в один из нескольких торговых центров-моллов, которые своими масштабами напоминают скорее Пентагон. Рынок съежился до уровня двух-трех субъектов, т.е. практически схлопнулся. И самое смешное, что эти предприятия как большие централизованные структуры работают по плану — месячным, квартальным, годовым. Капитализм закономерно привел к обузданию и ликвидации самой идеи рынка. Парадокс?

Несмотря на заявления политиков и чиновников о поддержке малого бизнеса, сегодня вы вряд ли сможете так запросто выйти со своим продуктом на сформировавшийся рынок. И дело не в том, что вы не выдержите конкуренции с крупными производителями. Сам рынок уже поделен и лишние люди там не нужны. Монополист или монополисты (которых политкорректно называют олигополистами), имеющие связи в государственных учреждениях, будь то СЭС, налоговая или пожарная охрана, сделают все возможное, чтобы вы свое желание открыть предприятие, засунули куда поглубже.

Открыть новое дело сегодня можно разве что в новой, недавно открывшейся рыночной нише, либо где-нибудь на окраине или в отдаленной деревне. Но лишь потому, что по причине низкого платежеспособного спроса норма прибыли там слишком маленькая, из-за чего крупные игроки просто не приходят. Но будьте уверены, как только гиганты посчитают оценочную норму прибыли достаточной, они придут, построят супер-дупер-мегамаркет и вашему магазинчику придет конец. Да что говорить, Николай Носов уже все объяснил в своей книжке, где Пончик открыв новую рыночную нишу, снимал первое время с него сливки, но потом был вышвырнут крупными игроками.



Что же из всего этого следует? Во-первых, капитализм и рынок - это далеко не одно и то же. Капитализм на первом этапе выросший на идее свободной рыночной конкуренции, вступив в сталию империализма, уничтожает его. Причем, не только экономическими методами, но и вполне себе при помощи государства.

Второе, противопоставление плановой системы и рыночной — ложное. Рынок существовал в эпоху рабовладения, при феодализме, и будет существовать на начальном этапе коммунизма, т.е. при социализме. Рынок — это лишь дополнение к основной экономической формации и существует постольку, поскольку существуют товарные отношения.

Из этого в свою очередь следует, что хозяева магазинов и закусочных, которых в левой среде принято злобно называть мелкобуржуями, не являются врагами пролетариата. Просто потому что к капитализму они имеют не меньше претензий, чем пролетарии. Мы живем не в 19 веке и правящим классом у нас является не буржуазия вообще, а крупный монополистический капитал, сращенный с высшим госаппаратом. К слову, генерал вермахта из сериала «17 мгновений весны» назвал власть НСДАП диктатурой мелких лавочников. Конечно, это не так. Мелкие лавочники стали лишь удобной социальной базой, а заодно и жертвой диктатуры крупного капитала. Именно мелких лавочников вместе с рабочими и крестьянами погнали умирать за жизненное пространство, а никак не Круппов или Шахтов.



Это показывает, что в силу двойственности своих экономических интересов, мелкая буржуазия всегда будет колебаться. Но именно поэтому заявления некоторых современных левых о национализации средств производства как первоочередной задаче революции, однозначная оценка предпринимателей как врагов является вредной. Некоторые вообще доходят до того, что как только придет Сталин, то все поедут с киркой рыть Беломорканал. Хотя чего его рыть, если он уже есть. Колеблющиеся естественно отшатнутся от таких революционеров, приговаривая, уж лучше при Миллерах-Сечиных вертеться, чем с такими левыми, которые еще ни приходя к власти мажут им лоб зеленкой.

Ну скажите, какой враг пролетариата из парней, которые объединившись в мелкую компанию, оказывают услуги по установке пластиковых окон или натяжных потолков? У них что, заработки нетрудовые? Думаете, они сами не хотели бы строить «Бураны» и бороздить просторы Большого театра Вселенной, вместо сверхэксплуатации самих себя без выходных и отпусков?



С советских времен, когда, как известно, растили одних творцов, устоялось мнение, что творческие люди могут создавать лишь что-то грандиозно-космическое. Но ведь фотографирование, шитье оригинальных рюкзаков, печение тортов — это тоже творчество. И благодаря интернету сегодня эти люди могут выйти на рынок и напрямую предлагать клиентам свою продукцию или услуги, реализуя свои творческие способности. В этом смысле интернет на самом деле дал людям огромную свободу.

Плохо это или хорошо для развитого буржуазного государства видно по последним инициативам Госдумы, которая хочет обложить налогом самозанятых. Мол, они зарабатывают деньги, поэтому должны и платить налоги. В империалистическом государстве только крупный капитал, способный вывести свои деньги в офшоры, имеет право не платить налоги, тогда как все остальные, включая дворников и уборщиц это делать обязаны. Но Россия является еще относительно молодой в этом плане, в развитых буржуазных странах вообще немыслимо, что человек может зарабатывать деньги в обход налоговых служб. Специально для людей, верящих в неправильный российский капитализм и правильный западный, есть куча американских фильмов, в которых злые корпорации при помощи бюрократии и хитроумных законов уничтожают старую добрую Америку мелких фермеров и ковбоев. Особенно остроумно это обыграно во втором сезоне сериала Фарго, где в роли мелкого бизнеса выступают местные бандиты, которых вытесняет из их традиционной ниши крупный преступный конгломерат.



Отдельные левые у нас доходят до того, что погубило СССР именно мелкобуржуазное сознание, поразившее позднесоветских граждан. Причем, под мелкобуржуазностью подразумевается желание людей одеваться модно и иметь свою машину. Желательно не Запорожец, а хотя бы Жигули третьей модели. В то же время эти люди считают поздний СССР социалистическим государством, который шел-шел в коммунизм, но пришел почему-то не туда. А самое прикольное в том, что они называют себя материалистами и при любом удобном случае вставляют, что общественное сознание вторично по отношению к экономическому базису.

Необходимо же наоборот, убеждать и доказывать представителям малого и среднего бизнеса, что при социализме рынок будет чувствовать себя гораздо лучше. От конкуренции с крупными сетями его конечно не освободят, Абсолюты, Титаны (в Москве Пятерочки и Ашаны) и торговые центры при всей их неоднозначности, являются необходимым для общества явлением. Но зато они освободятся от давления государства. Ведь если мы согласны, что государство — это аппарат господства правящего класса, то мы должны признать, что он должен работать на благо этого класса. Буржуазное будет работать на обеспечение прибыли для кучки владельцев заводов-пароходов, социалистическое — на максимальное удовлетворение потребностей большинства граждан. Если государство у нас пролетарское, то необходимо признать, что мелкий магазин в отдаленной деревне необходим местным жителям. И государству необязательно самому тратиться на его создание, достаточно освободить граждан, решивших это сделать, от налогов. Если у населения модно устанавливать натяжные потолки, то почему бы не освободить тех, кто занимается этим делом от бюрократической волокиты? Естественно, если подобные фирмочки будут расти, соответственно, будет возрастать и контроль со стороны государства и партии.

Такой подход позволит привлечь множество активных и умных людей в ряды сторонников коммунистической партии. Вспомните, что большевики придя к власти, первым делом привлекли на свою сторону многомиллионную крестьянскую массу, что позволило революции выстоять и победить в гражданской войне.

Но почти все левые организации упорно отказываются признавать реальность, отталкивая от себя всех возможных союзников и распугивая простых обывателей. До недавнего времени, поскольку месяц назад в России наконец появилась та самая партия, пока в виде движения, действительно способная объединить миллионы людей, которые признавая неправильность сложившейся системы, не могли ничего с этим поделать, поскольку не видели адекватной альтернативы. Здесь вы можете ознакомиться с программой движения. Там и про рынок в социалистическом государстве есть, где все разложено гораздо понятнее того сумбура, который вы только что прочитали.

Бадмаев Владимир
Оригинал статьи

Обратно в категорию Публикации
II Конференция АнтиДюринг Антиклассики Антимарксизм Арманд Бебель Бонч_Бруевич Великая Отечественная война Ворошилов Вышинский Горький Гражданская война Грамши Движение Джамбул Дзержинский Дикхут Дэн Сяопин Занимательная диалектика КПСС Каганович Калинин Киров Китай Коллективизация Коллонтай Крупская Ларин Лафарг ЛебедевКумач Ленин Либкнехт Лондон Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Маяковский Молотов Мухин НЭП Носов Ольминский Орджоникидзе Партия Плеханов Покровский Попов РКМП РФ Революция СССР Свердлов Сталин Троцкий Фостер Фрунзе Ходжа Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский войны госкапитализм государство деревня идеология империализм индустриализация интеллигенция капитализм капиталисты классовая борьба колхозы коммунизм контрреволюция кризис культура левое движение марксизм материализм национальный вопрос образование оппозиция оппортунизм поздний СССР политэкономия потребление потреблядство пролетариат пропаганда религия репрессии социализм сталинизды троцкизм труд феминизм футурология экономика