Общество и социализм

Автор публикации:
03.03.2019
Общество и социализм

Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов.

 

В.И. Ленин «Три источника и три составных части марксизма» (март 1913 г.). – ПСС, 5-е изд., т. 23, с. 47.

 

«Капитализм из прогрессивного стал реакционным, он развил производительные силы настолько, что человечеству предстоит перейти либо к социализму, либо годами и даже десятилетиями переживать вооружённую борьбу «великих» держав за искусственное сохранение капитализма посредством колоний, монополий, привилегий и национальных угнетений всяческого рода…»

 

В.И. Ленин «Социализм и война», ПСС, 5-е изд., т. 27, «Социализм и война».

 

Я всё больше и больше склоняюсь к мнению, что люди вокруг лишены понимания элементарных вопросов, которые классики марксизма уже неоднократно разжевали во множестве трудов. Понимание социализма как общества с определёнными экономическими и политическими отношениями, как общественной системы, направленной на удовлетворение потребностей большинства членов общества, в противовес формациям, построенным на присвоении результатов труда меньшинством, у большинства людей отсутствует, что очень странно.

Рассмотреть взаимоотношение людей друг с другом и с обществом в целом при социализме достаточно важное и серьёзное дело, поскольку благополучие каждого человека зависит от благополучия окружающих людей и от общества в целом.

Всё же социализм – это первая, но, к сожалению, обязательная фаза коммунистической формации, своеобразный переходный период от классового общества к бесклассовому, перепрыгнуть через которую невозможно.

Поменяться сразу после перехода от капитализма к социализму общество не может. Это не автомобиль, где поворот осуществляется поворотом руля (хотя даже в этом примере есть инерция, которая при достаточно высокой скорости может отправить автомобиль в кювет).

И здесь надо заметить, что социализм – это многоукладная экономика в условиях диктатуры пролетариата. То есть в условиях власти пролетариата, власти наёмных работников, представляющих собой большинство в обществе.

Этот вопрос – вопрос о власти – постоянно, случайно или сознательно, упускается из рассмотрения. Вопрос власти неотделим от вопроса экономики, вопроса собственности, поскольку мало того, что надо владеть собственностью, надо ей грамотно распоряжаться и понимать, в пользу кого идут результаты такого распоряжения собственностью, кто в конечном счёте становится владельцем результатов труда.

Сразу оговорюсь. Здесь и в дальнейшем под собственностью понимается собственность на средства производства, то есть на совокупность орудий труда и предметов труда, что собственно и делает этих собственников средств производства и собственниками результатов труда.

Под предметом труда марксизм понимает всё то, к чему человек прикладывает свой труд: у шахтёра – угольный пласт, у крестьянина – пашня, у токаря – заготовка, у инженера – информация и так далее. Предметы труда первоначально берутся из природы, но объекты, существующие в природе, сами по себе ещё не являются предметами труда, таковыми они становятся, когда они оказываются вовлечёнными в процесс производства. Предметом труда становятся также объекты, уже прошедшие через производственный процесс, например, различные детали машин, изготовленные из выплавленной стали. Любое сырьё, например, также является предметом труда.

Владение орудиями труда не даёт возможности такому собственнику распоряжаться результатами труда, поскольку другой составляющей средств производства он, как правило, не владеет. Интересна и другая ситуация, когда отсутствие у собственника орудий труда всё равно делает его собственником результатов, поскольку, владея предметом труда, он может купить (взять в аренду) орудия труда на рынке труда вместе с рабочей силой.

Прогрессивность капитализма заключалась именно в том, что он давал возможность более широкому кругу лиц владеть и распоряжаться собственностью на средства производства и, исходя из этого, максимально удовлетворять свои (своего класса) всё нарастающие с ростом производства потребности. По сравнению с предыдущими формациями, где такое было возможно лишь по праву рождения (аристократия – власть избранных), капитализм принёс в систему управления так называемый принцип демократии – власть собственников.

Эффективность такого управления регулировалась конкуренцией, при которой более успешные управленцы попросту «съедали» менее успешных. Однако это эффективно работало только на начальном этапе. Рост производства требует вовлечения в его управление всё большего и большего числа людей, которые просто задумываются, а почему они – при эффективном управлении этим производством – не используют по максимуму результаты своего труда. Отдача от такого производства регулируется вопросами собственности, вводя в действие основной экономический закон данного общества, который гласит, что при любой формации достигается максимальное удовлетворение постоянно растущих потребностей господствующего класса.

Собственнику выгодно эффективно использовать свою собственность. Поскольку именно у него максимально удовлетворяются его нарастающие потребности.

Однако есть одно существенное отличие. В случае, когда собственностью владеет меньшинство членов данного общества (что, собственно, было на закате феодализма, да и происходит сейчас в эпоху заката капитализма, которую Ленин назвал империализмом и дал в своей работе чёткое её описание) наступает момент, когда необходимый для полного удовлетворения всех возможных потребностей собственника размер результатов труда перестаёт зависеть от эффективности управления этой собственностью, его и так достаточно в силу малочисленности данной группы собственников, её даже хватает зачастую на удовлетворение потребностей той части наёмных работников (пролетариата) высшего звена, что осуществляют как управление самими предприятиями этих собственников, так и государственную власть в целом.

С точки зрения наёмного работника это неэффективное управление, поскольку он видит все его недостатки, которые, как правило, сказываются на его доходах, однако доходы реальных собственников от этого не уменьшаются, а даже зачастую увеличиваются за счёт сокращения работников, ликвидации «неэффективных» направлений деятельности и даже целых предприятий.

Социализм – это общество, при котором каждый должен вносить свой вклад как в само производство, так и в управление им, поскольку удовлетворение всё возрастающих потребностей практически каждого (а в идеале каждого) члена общества требует максимального вклада каждого в эффективность такого управления.

Эффективность и устойчивость такого управления строится на личной заинтересованности в результатах своего труда, поскольку каждый как собственник получает на начальном этапе как минимум согласно своему вкладу в производство и его управление.

Для такого эффективного управления уже не хватает специалистов, полученных в результате конкурентного выявления наиболее эффективных руководителей из общего числа образованных членов общества. Эту проблему не решает также и всеобщий охват населения образованием, поскольку классическая школа оторвана от реальных потребностей общества в специалистах и использует классический капиталистический конкурентный способ выбора наиболее способных.

Выход из такого, казалось бы, тупика был найден в так называемой политехнической системе образования, основой которого является обучение, основанное на реальном производстве. Вовлечённые с самого начала обучения в сферу реального производства ученики получают представление о структуре и методах управления на практике, постепенно встраиваясь в данную структуру и имея возможность легко сменить сферу своей деятельности в зависимости от своих интересов и нужд данного производства.

Такой подход позволяет выстроить нормальную устойчивую систему управления, имеющую огромное число обратных связей, для регулирования эффективности, а самим собственникам прекрасно понимать, на что идут производимые ими материальные блага и как именно удовлетворяются их растущие потребности, быстро перестраивая производство под любые их изменения.

Отсюда – отношение к детям при социализме должно строиться не на оберегании этих детей от любых возможных жизненных проблем, а на подготовке ребёнка к столкновению с ними, подготовке к преодолению проблем фактически любой сложности. Надо дать ребёнку «оружие» против любого проявления социальной несправедливости. Ребёнок должен быть готов дать бой в силу своего возраста и возможностей. Это основная задача семьи и различных детских организаций, формирующих ребёнка как активную личность.

При социализме нежелание работать, учиться или как-то по-другому развивать свои способности должно рассматриваться обществом как болезнь. Именно болезнь, социальная по природе (не биологическая). Такими же социальными болезнями, только более серьёзными, воспринимаются любые преступления (от мелкого воровства до непреднамеренного убийства, преднамеренное убийство – это уже отдельный случай).

Лечение такой болезни давно известно.

В первую очередь такого человека лучше направить в здоровый коллектив, ибо, как показала практика Макаренко, здоровый коллектив может вылечить очень многие, даже серьёзно запущенные социальные болезни.

Во вторую очередь при очень серьёзной социальной болезни такого человека надо изолировать в специальном «лечебном» заведении, чтобы защитить само общество в целом и каждого человека в частности как от последствий такой болезни, так и от возможного заражения. Эта изоляция должна рассматриваться не как наказание, а именно как карантин на время болезни. До момента полного излечения.

Сами эти социальные болезни берут своё начало из предыдущей формации. Человек либо не понимает, что принадлежность к господствующему классу делает его собственником, и, обкрадывая общество, обкрадывает прежде всего самого себя, либо принадлежал к ранее господствующему классу и не желает принимать положение о том, что его класс ликвидирован. Он теперь уже является представителем совершенно другого класса, и возврата к прошлому для него уже не будет. Такие представители общества были очень метко названы деклассированными элементами данного общества, то есть элементами, не понимающими своей настоящей классовой принадлежности, теми, кто по той или иной причине не хотят или не желают отождествлять себя со своим классом, а отсюда и не понимают своих обязанностей и прав, как представителей данного общества в целом, так и класса в частности.

Вполне естественно, что в любом обществе эффективно управлять может только собственник. Это настолько очевидно, что не подвергается сомнению. Но строить всё только на этом нежелательно. Ведь обладание собственностью ещё не даёт человеку преимущества в распределении благ, полученных от ее использования. Крестьянство до революции в России тоже было собственником земли, но это ему не очень-то помогало в условиях власти аристократии. А буржуям во Франции до революции что, очень помогало владение огромными капиталами, если любой тупой нищий дворянчик мог этого буржуа, несмотря на все его капиталы, тупо проткнуть насквозь и сказать, что так и было?

Поэтому марксизм говорил и будет говорить, что вопрос собственности неразрывно связан с вопросом о власти. Именно поэтому в период перехода от капитализма к социализму ставится вопрос о диктатуре пролетариата – истиной власти трудящихся. Отказываясь от этой диктатуры, мы автоматически теряем возможность влиять на управление распределением материальных благ, тем самым помогая возродится предыдущему строю.

Страшным бедствием для социализма обернулся переход СССР от истинного социализма к социал-империализму, который страшен именно тем, что, прикрываясь социалистической риторикой и сохраняя некоторые социалистические достижения в виде отсутствия безработицы, доступной для всех медицины и образования, возвращает страну в лоно истинного империализма. Как говорится, на словах социализм, а на деле настоящий империализм. И происходит такое именно путём отказа от одной вещи – диктатуры пролетариата, то есть путём захвата власти.

Хотя конечно, не в одной диктатуре (даже если она и является ключевым фактором), дело. Если вы думаете, что строительство социализма будет происходить безоблачно, – то вы глубоко заблуждаетесь. Капитализм ещё силён, он ещё не исчерпал своих возможностей и будет показывать зубки. Недаром неоднократно говорилось об обострении классовой борьбы в эпоху строительства социализма. Да, она может принимать иные формы, в виде межгосударственных войн стран с различными формациями. Но ведь так же вёл себя феодализм в эпоху массовых буржуазных революций в Европе. Вспомните историю.

В ходе этой классовой борьбы годятся любые приёмы, начиная от некоторых уступок пролетариату и заканчивая установлением фашистских режимов – крайне правой реакционной формы диктатуры буржуазии. Но фашизм – это крайность, он не выгоден самой буржуазии, и она готова прикрыть его в любой момент, как только появляется такая возможность или монстр фашизма выйдет из-под контроля.

Гораздо проще организовать формы псевдосоциальных возможностей. Например, давая послабления так называемому малому и среднему бизнесу.

Именно малый и средний бизнес является основным двигателем любого капиталистического общества, поскольку именно он осваивает направления с повышенным риском, направления, находящиеся на передовой линии современной науки и технологии, вспомните хотя бы развитие интернет-технологий и телекоммуникаций современности. Это, по сути, использование приёмов молодого зарождающегося капитализма, правда, без честной (настолько, насколько она вообще может быть честной) конкурентной борьбы.

Но заметьте, все риски, связанные с потерей финансов и собственности, крупный капитал, то есть тот капитал, который, собственно, и осуществляет власть, перекладывает на плечи этих новаторов. А опосредованно, через них, уже на плечи всех трудящихся.

И уже по мере их освоения с уменьшением рисков такой новаторский бизнес незамедлительно поглощается крупными акулами капитала, истинными буржуями – крупным финансово-промышленным капиталом, стоящим у власти.

А вот вам ещё скрытая эксплуатация. Вы владелец фирмы и думаете, что вы настоящий буржуй, а на самом деле вас к буржуинству и близко не подпускают. Ведь ваша фирма – это пока всего лишь орудие труда в ваших руках. И ничем не отличается от компьютера фрилансера или лопаты землекопа. Они становятся средствами производства лишь в случае безраздельного владения ещё и предметом труда. И если этот предмет труда вам кто-то предоставляет по договору, вы всего лишь нанимаетесь со своим орудием труда – фирмой к нему – как самый настоящий наёмный работник. Обладание предметом труда тут играет ключевую роль.

Именно потому многие торговцы именно мелкие буржуи. В случае, если они закупаются товарами на свой страх и риск с надеждой прибыльной перепродажи. А вот взяв товар на реализацию, вы, оказывается, никакой не буржуй, а самый настоящий пролетарий, являясь даже владельцем фирмы хоть с тысячей сотрудников.

Мало того, что вам заявляют, что вы «свой, буржуинский», и причисляют к кровопийцам – эксплуататорам. Вы ещё и сами собираете со всех служащих своей фирмы (и с себя в том числе) прибавочный продукт и передаёте на «блюдечке с голубой каёмочкой» истинному эксплуататору – крупному финансово-промышленному капиталу. И всё потому, что власть-то находится у него в руках, а вы никакого влияния на эту власть оказывать не можете. Максимум – брыкаться в рамках существующих законов (если у вас хватает денег на суды и адвокатов).

Крупный капитал разводит такой вот малый и средней бизнес как высококалорийную питательную среду для себя любимого. И после этого кто-то будет ещё заявлять, что такой вот малый и средней бизнес не является истинным союзником пролетариата?

Нет, конечно, каждый мелкий или средний буржуй, естественно, мечтает стать крупным. Только вот многие из них понимают, что им это не дадут практически никогда, как ни поддерживай крупный капитал иллюзию, что это возможно.

Именно потому мы – марксисты – безоговорочно заявляем, что именно малый и средний бизнес есть и будут первыми союзниками пролетариата при построении справедливого социалистического общества. Поскольку кто, как не они, кровно заинтересованы в такой справедливости?

У нас на дворе разгул капитализма в самой отвратительной, завершающей его фазе. Многие утверждают, что это даже не капитализм, а феодализм. Но с феодализмом его роднит только то, что он уже полностью изживает себя, любыми способами цепляясь за жизнь. Ленин метко назвал такой капитализм умирающим, и это воистину так. Но, даже умирая, он ещё крепок. Он смешон и ужасен одновременно. И чем более он смешон и ужасен, тем всё больше стремление людей построить справедливое общество. Но не ищите такое общество в развитии капитализма. Он достиг того предела, за которым только смерть в ужасных муках, но эти муки крупный капитал будет перекладывать на ваши плечи. А сам будет отмечать поминки по самому себе в самых лучших «заведениях» мира, как это было в своё время с феодалами.

И, может быть, пора всё же, наконец, обратиться к работам классиков марксизма, описавшим этот процесс и показавшим дорогу к более справедливому и лучшему обществу, показавшим, что такое общество не только возможно, но и жизнеспособно, что для этого надо всего лишь не забывать главный вопрос, вопрос о том, кому в таком обществе будет принадлежать власть. И пора, наконец, снова вспомнить лозунг «Вся власть советам!» и вернуться к советам как к проверенной форме диктатуры пролетариата, диктатуры трудящихся. Ведь без этого строить социализм совершенно невозможно.

 

социализм
Обратно в категорию Публикации

Похожие материалы

  • НЭП в новых условиях

    По-новому ставится теперь вопрос о нэпе, о классах, о колхозах, об экономике переходного периода.

  • Классовые сдвиги и поворот в политике партии

    Характерная черта работы нашей партии за последний год состоит в том, что мы, как партия, как Советская власть:

    а) развернули наступление по всему фронту против капиталистических элементов деревни,

    б) это наступление дало и продолжает давать, как известно, весьма ощутительные положительные  результаты.

  • Середняк пошел в колхозы

    В чем состоит новое  в нынешнем колхозном движении? Новое и решающее в нынешнем колхозном движении состоит в том, что в колхозы идут крестьяне не отдельными группами, как это имело место раньше, а целыми селами, волостями, районами, даже округами.

II Конференция АнтиДюринг Антиклассики Антимарксизм Арманд Бебель Бонч_Бруевич ВОСР Ворошилов Вышинский Горький Гражданская война Грамши Движение Джамбул Дзержинский Дикхут Дэн Сяопин Занимательная диалектика КПСС Каганович Калинин Киров Китай Коллективизация Коллонтай Крупская Ларин Лафарг ЛебедевКумач Ленин Либкнехт Лондон Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Маяковский Молотов Мухин НЭП Носов Ольминский Орджоникидзе Партия Плеханов Покровский Попов РКМП РФ Революция СССР Свердлов Сталин Троцкий Фостер Фрунзе Ходжа Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский брежневизм войны госкапитализм государство деревня идеология империализм индустриализация интеллигенция капитализм капиталисты классовая борьба колхозы коммунизм контрреволюция культура левое движение марксизм материализм национальный вопрос образование оппозиция оппортунизм поздний СССР политэкономия потребление потреблядство пролетариат пропаганда религия репрессии социализм сталинизды троцкизм труд феминизм футурология экономика