Экономико-идеологическая проституция и "Сталинская модель"

Автор публикации:
12.10.2019
Экономико-идеологическая проституция и "Сталинская модель"

Самое поразительное, что творится в современной экономической школе России…

Нет,  «самое поразительное» - это не точное определение главного направления работы наших «экономистов».  Давайте, я назову их деятельность теми словами, которые они  заслужили. Продажные, лживые пропагандисты, называющие себя экономистами,  обслуживая интересы российского капитала,  занялись масштабной деятельностью по «изучению»   «сталинской экономической модели»  с целью дезориентировать русский народ,   который начал  все чаще произносить слова «Сталина на вас, суки, нет!».

В  современной российской  «экономической» школе  действуют три главных направления, которые выполняют одну задачу,  хотя на публике представители каждого из них изображают  из себя непримиримых антагонистов, показушно грызутся в телевизорах, блогах, на страницах своих газет и книг:

- так называемые «либералы», которые «сталинскую модель» представляют в виде сплошного, на всю страну, каторжного лагеря, в котором рабы за паек и трудодни горбатятся на строительстве «пирамид»;

- так называемые «патриоты»,   рисующие шизофреничные планы по внедрению  принципов «сталинской модели» в современное российское хозяйство,  втюхиващие в мозги людей идею, что всякие «измы»  нужно отбросить и заниматься, «как Сталин»,  прагматизмом;

- и «совкодрочеры»  (более точного названия для этой категории лиц  подобрать нельзя) – эти брежневскую модель, унылое государственно-капиталистическое , переходное к частнособственническому,  гнильё, представляют как продолжение  государства Ленина-Сталина.

И хотя все вместе они действуют согласовано, в тесной связке, спонсируются из одного центра, о чем красноречиво свидетельствует их совместное присутствие на телеканалах  подконтрольного олигархическому режиму телевидения,  идеологическая опасность  деятельности этих ссученных  тварей  обратно пропорциональна тому порядку, в котором я их перечислил.

Идеи «либералов» настолько уже себя дискредитировали, что их просто используют как мальчиков для показательного битья, компенсируя боль и унижение от публичной порки высокими зарплатами в каком-нибудь «Росснано».   Нужны эти  «либералы» и публичные экзекуции над ними  только для  изображения перед обманываемым народом намерения власти  перейти от «либерально-рыночной» экономической модели к «прагматичной сталинской».  Поэтому «либералы»  изображают из себя противников Путина, а олигархи, которые наняли Президента на службу, платят им высокие зарплаты.

Вторая категория «экономистов»  значительно подлее и изощреннее своих «противников», «либералов». Эти  деятели  подняли Сталина на щит, развесили в своих кабинетах его портреты, присвоили ему звание «государственника-имперца»   и пытаются из Путина нарисовать последователя Иосифа Виссарионовича,  который вынужден конспирироваться под рыночника,  ведя подпольную борьбу с правительством, кандидатуры министров которого он сам и выбирал. И народу они внушают идеи крайнего идиотизма, но завернутые в обложку с изображениями видных «экономистов-патриотов», поэтому достаточно большое число людей  еще клюет на их обман, доверяя  этим «авторитетным ученым».  Главная  же «экономическая» мысль этих проходимцев сосредоточена на том, что  сталинские принципы планирования  и управления  вполне можно внедрить в условиях государства господства частного капитала.

И, наконец, третья группа активных пропагандонов,  основным питательным навозом для которых являются карамурзятина  и КПРФщина,   выставляют  Хруща и Горбатого  виновниками развала СССР, а промежуточное между  этими клоунами звено, брежневскую мразь, рисуют настоящими коммунистами и борцами за счастье народное. И у них получается, что советский народ, зажравшийся и «обуржуазившийся»,  погнался за джинсами и баварским пивом, предал социализм и советскую власть. И не случайно, что совкодрочеры , отмечая каждый год массой статей и выступлений   юбилеи 20-го съезда КПСС, на котором произошло, конечно, событие значительное в виде знаменитого доклада,  так упорно не замечают гораздо более значимого, эпохального события,  22-го съезда КПСС.   Ведь именно на 22-м съезде обозначенная Хрущем политика разоблачения «культа личности» получила окончательное оформление в виде уничтожения в стране народовластия  и социализма.  На этом съезде и произошло декларирование перехода от социализма к государственному капитализму, замаскированное  речевым поносом о создании материально-технической базы коммунизма.

Вот поэтому особую опасность для марксизма-ленинизма-сталинизма, вообще для коммунистической идеи, представляют эти «совкодрочеры», часть из которых так же, как и «либералы», «патриоты»  спонсируется олигархами,  а часть – впавшие в маразм и склероз добровольные помощники.  Нет ничего опаснее для коммунистической идеи чем, представление брежневского СССР социалистическим государством.  Это почти смертельно для социализма и коммунизма.

Чтобы начать понимать,  о чем же так нагло нам врут все эти группы пропагандонов,  нужно уяснить одну самую важную  для  понимания вещь -основным, базовым вопросом в так называемой  сталинской экономике   (на самом деле эта экономика не может  носить ничье имя,  я постараюсь показать это)  - является вопрос  СОБСТВЕННОСТИ.

Но для того, чтобы начать разбираться со «сталинской моделью»,  уяснять, что же в основе ее лежало, нужно сначала поставить кое-какие  маркеры на лбы нынешних «экономистов». Чтобы понять, в кого превращаются те, кто этих «ученых»  приглашает к себе в студии, их тиражирует и распространяет их идеи, в том числе и в соц.сетях.

 Есть у блатных такое правило: поручкался с педерастом, сам в категорию педерастов и перешел. На первый взгляд, дикость. Но если вдуматься, то вполне разумно.  Человек, который не испытывает  физическое отвращение к мерзкому извращенцу,   если не сам может при некоторых условиях стать таким же извращенцем, то, по крайней мере, ведёт себя так, что ставит  этого мерзкого типа на одну доску с нормальными людьми. И это ведет к тому, что педерасты начинают  множиться.

Вот тоже самое с «экономистами» и их сторонниками. Я выберу  для основных групп этих деятелей по одному маркеру, чтобы было понятно, в кого могут превратиться их поклонники, в каких «педерастов», так сказать.

Возьмем Н.В.Старикова, чьё влияние и масштаб деятельности росло прямо на глазах в свое время. Этот политический дятел в основу своей идеологии положил одну очень забавную штуку. По его утверждению, враги Руси – англосаксы  устраивают по всему миру революции, чтобы губить своих внешнеполитических конкурентов.

Вот те, кто  «ручкаются»  со Стариковым,  упорно  изображают из себя тупое стадное быдло, которое не в состоянии элементарно посмотреть, к чему же на самом деле вели абсолютно все революции. Иначе они бы  увидели  реальность, а не то, что им «геополитик» впихивает в пустые котелки. Абсолютно все революции приводили к появлению более мощных государств, чем те, которые ранее существовали в странах,  перетерпевших «катаклизмы». Т.е., задействовав в своем мозгу хотя бы пару активных нейронов,  члены ПВО могли бы сами допетрить, что  англосаксы, если они занимались тем, что приписал им Стариков, активно плодили себе мощных конкурентов. Но нет, они предпочли своими котелками не думать, и «ручкаются» со своим лидером-извращенцем.

Более того, этого  геополитика-экономиста-извращенца (а как еще можно назвать человека с такой оригинальной трактовкой причин революций)  приглашают в Государственную Думу, в Генштаб, в университеты…  читать лекции.  Представляете, какое количество народа   он успел, так сказать, «опедерастить»?

Так этот  «антиреволюционер», перепуганный англосаксами, придумал забавную штуку, по его идее стоит только «национализировать»  ЦБ, как… Короче, он решил, что тогда ссудный капитал помрёт, можно будет напечатать вагоны рублей, деньги рекой хлынут в экономику и эта экономика поскачет вперед сталинскими темпами. Мысль, что через очень короткое время вся валюта будет выметена из экономики после такого кульбита, ему в голову не приходит. А она не может быть не выметена потому, что капиталистическая экономика и финансовая изоляция – вещи несовместимые.

Следующая когорта «экономистов» представлена последователями гражданина и профессора Катасонова (который, к слову, давно «ручкается» со Стариковым»). Этот  «деятель науки»,  добрую часть своей сознательной жизни кормившийся на теплой кафедре МНИМО преподаванием марксизма, придумал, что «сталинская модель» была возможно только в условиях  наличия  некоего «человеческого капитала», т.е. когда  люди  были такими сознательными, что с энтузиазмом вкалывали  в условиях «мобилизационной экономики»  в драных штанах и на черном хлебе, то «сталинская модель» работала. Как только те люди закончились, так и «модели» конец пришел.

Т.е., по мысли Катасонова, темный крестьянин, который в начале коллективизации считал, что если его корову отвели в общественный сарай, то пусть это общество само корову и кормит, а он теперь не при делах, Сталину вполне годился.  А  уже отучившийся на зоотехника сын крестьянина для «модели» категорически не подходил.

Ставим маркер  «экономический шулер» на лбу Катасонова? Достаточно этого? Думаю, вполне достаточно.

Еще одна банда собралась в известной «Партии Дела». Там активным пропагандистом напрягает творческие силы некто М.Калашников.  Так эти комики что придумали?!  Они утверждают, что при Сталине такие грандиозные успехи были достигнуты потому, что тогда расцветало частное предпринимательство! Кооперативы и артели! И если сегодня буржуйское наше государство повернет свою морду лица в сторону частного предпринимателя, то Русь снова как воспрянет! Просто подпрыгнет с колен!

Понимаете, мало того, что они каким-то образом ухитрились не заметить, что частная собственность, т.е. и частное предпринимательство в СССР была вне закона, так еще и не заметили, что  Иосиф Виссарионович считал и об этом писал, что все эти артели и колхозы (и колхозы!)  являются существенным тормозом для экономики.  Но ликвидировать их в административном порядке просто в то время было нельзя. А вот почему нельзя их было ликвидировать, и почему их ликвидировали при Хрущеве (и колхозы ликвидировали, от колхозов только название осталось), мы  потом рассмотрим, когда  я напишу, как вопрос с СОБСТВЕННОСТЬЮ решали настоящие марксисты, каковыми были Ленин и Сталин.

Метки  комики из «Партии Дела» на лоб достойны? Есть возражения?

Наконец, «совкодрочеры».  КПРФ и  карамурзилки. Это самые веселые ребята. Но их юмор настолько запредельно смешной, что вызывает такие сильные процессы торможения в  коре головного мозга  зрителей их цирка, что  откровенная клоунада воспринимается  как драматический спектакль. Что пропагандируют эти ребята?  Да одну очень запредельную штуку.  Они изображают брежневский СССР продолжением сталинского.  И дальше делают вывод, за который им на площадях стоит бить морды:  счастливый советский народ настолько зажрался, что перестал ценить свое счастье и захотел «запретного плода» - буржуазной эстрады и шмоток с красивыми этикетками. Поэтому и «предал идеалы социализма». Поэтому согласился на то, что общенародную собственность нужно отдать в руки «эффективных менеджеров». Почти все эти «экономисты» являются выходцами из привилегированной столичной интеллигенции и партноменклатуры,  которым активно подпевают впавшие в маразм «аскеты», которые носили кепки пока они на головах не истлевали, зато были заняты творческим трудом созидателей и от этого испытывали огромное счастье.  А в подтверждение успешности СССР они приводят советскую статистику, единственно, по их мнению, правдивую и объективную. Согласно этой статистики, каждый советский гражданин ходил с открытым ртом, потому что его желудок и пищевод были набиты дешевым и экологически чистым мясом так, что куски этого мясо торчали из пролетарского рта.

Только  почему то  все эти «экономисты»  обходят стороной все съезды КПСС, кроме пресловутого 20-го. Знаете почему?  А для «объективной» статистики  материалы этих съездов не очень удобны.  К примеру, на сентябрьском Пленуме ЦК КПСС свора, убившая Сталина, приняла решение за пять лет увеличить производство мяса и молока в стране в 3-5 раз. Понятно, нужно было ошарашить народ,  готовя антисталинские реформы, такой, космических размеров, заботой Партии. И что вы думаете? Думаете – не выполнили этот план, не увеличили в 3-5 раз? Выполнили! С честью!  Даже перевыполнили. Материалы 21-го съезда  посмотрите. Там об этом много докладов.  Только мясо и молоко из магазинов исчезло и рабочие Новочеркасска уже приготовились писать  плакаты «Хрущева- на мясо!».  Вот вам и объективная советская статистика.

Теперь  «совкодрочеры» призывают нас вернуться  туда же. Вы, граждане, понимаете, с кем «ручкаетесь»?  Понимаете, в кого вы можете превратиться после лобызания с этими «экономистами»?

Теперь о  фантастической  по уровню глупости  «двухконтурной» системе Кунгурова. Очень кратко. Потому что  глупость такого уровня расписывать подробно,  также – глупость фантастического уровня.  Я не буду объяснять, что  для того, чтобы сделать хотя бы кайло для шахтера, нужно сначала заплатить зарплату геологу, который ищет железорудное месторождение и так по цепочке. Это  для людей, не обладающих элементарно развитым абстрактным мышлением, может оказаться очень сложным для понимания. Вот есть наличный оборот и есть  безналичный, которые не пересекаются, как Кунгуров утверждает. Т.е., надо завод построить – быстренько на бумажке на писали стопицот миллионов, начальнику стройки отдали и напутствовали его: «К строительству приступить!».  А чем начальник стройки зарплату землекопам , которые станут рыть котлован под фундамент, платить будет?  Тоже на бумажке напишет «3 рубля» и печатью пришлепнет? Вы же знаете, что Сталин сотни раз говорил, что индустриализация была проведена за счет внутренних накоплений, но… еще и обсуждаете  мысли Кунгурова. А что такое облигации внутреннего займа забыли уже? И для чего они нужны были -  тоже забыли?  На кой черт таким образом изымать у населения наличные денежные средства для финансирования строительства и промышленности, если есть «двухконтурная система»? Просто подумайте над этим и поймете, что попадая в поклонники «экономиста» Кунгурова  вы тоже можете  «опидараситься», с ним  «поручкавшись».

Сумма  безналичных денег в СССР строго соответствовала сумме наличных денег. Это непременное условие для сбалансированной денежной системы государства.  Запомните это. Именно поэтому даже в условиях войны  самолеты строились на деньги колхозников, а не на цифирки из идиотской «двухконтурной» системы.  А  безналичный оборот существовал только для одной цели – скорости прохождения платежей.  Ну не вагоны же бумажных денег, на самом деле, между заводами возить!

Перед тем, как приступить  к описанию настоящей «сталинской модели»  -  очень интересный вопрос: а почему на эту «модель» вылито еще со времен  Хрущева и Брежнева, и до сих пор льётся столько грязи, лжи и кунгуроподобных фантазий? Конечно, не от того, чтобы пропагандировать ее и стараться внедрить в условиях российской экономики. С использованием наглой  и тупой лжи пропаганду не проводят. Только антипропаганду. Антипропаганда же используется как раз для того, чтобы вызвать неприятие объекта. Не так ли? А вызвать неприятие чего-то необходимо власти только для того, что этот объект для власти представляет опасность. Так чем же «сталинская модель» была так опасна для хрущевско-брежневского государства. Чем она страшна для нынешней власти? Я только к одному выводу смог прийти. Правда о «сталинской модели» опасна тем, что эта «модель» может вызвать горячее желание абсолютного большинства народа жить именно в условиях такой «мобилизационной экономики». Абсолютного большинства!  За исключением горстки олигархов.  Вот тем она точно не нужна.

Знаете почему  народ ломанется в «мобилизационную экономику», растоптав по дороге стариковых-катасоновых-калашниковых и «совкодрочеров»? Потому что люди хотят жить в  цветущей, красочной стране, где нет не только «социальной несправедливости» и безработицы, но где нет и всеобщего материального равенства, мечты троцкистов. Запомните это: «сталинская модель»  всеобщего материального равенства не предполагала. Никакого приоритета общественного над личным эта «модель» тоже не знала! Удовлетворение личных потребностей для нее было делом первостепенной важности. И ограничение личных потребностей  с  той «моделью» было делом несовместимым. Материалы 19-го съезда КПСС вам в помощь для осознания этого.

Большевики-коммунисты просто не поняли бы современных «совкодрочеров» с их «разумным ограничением». Сопоставить «разумное ограничение» с большевистским стремлением  обеспечить народу постоянно растущее благосостояние, «зажиточную жизнь», как писалось в Краткой биографии Вождя, невозможно. Если бы  блондинки на лабутенах поняли, что такое «сталинская модель», то они сняли бы с ног свои лабутены и шпильками  забили бы насмерть всю «властную вертикаль». Потому что та «модель» им дала бы  такие лабутены, что парижанки лопнули бы от зависти. Если бы наши «бизнесмены-предприниматели» поняли, что заработать на крутую тачку можно  используя ресурсы  общенародной (государственной) собственности, без риска обанкротиться на частной собственности, проявив свои предпринимательские качества, талант организатора и изобретателя, то они   таранили бы «мерседесами» президентский кортеж. Всех та «модель» устроила бы. И работягу, который работал бы всё меньше, а получал бы всё больше. И инженера, который знал бы, что он не зря мозги со школы напрягал и на производстве не штаны протирает, а также головой работает. И даже красивую прожигательницу жизнь (вот что удивительно!), которая мечтает найти  богатенького буратину и жить в супружестве за его счет. И этого «богатенького буратину» тоже  устроила бы та модель, если он хочет иметь в женах красивую сучку.  Абсолютное большинство женщин точно «сталинская модель» удовлетворяла бы. Шмотки, духи, цветы, маникюры и прически -  там этого завались!

Я, конечно, стебаюсь. Но стебаюсь абсолютно серьезно.  Все это не только  имело право на существование  в том СССР, но, более того, это было там неизбежно. Та «модель» не уравнивала людей, а позволяла им выделяться – вот что особенно важно! Она удовлетворяла заложенный в человеке природой инстинкт быть не как все даже в смысле вещественных понтов. Понты в виде дорогих шмоток, машин, роскошных домов и прочей ерунды, как считают «совкодрочеры»,  были неотъемлемой частью сталинского социализма. И триста сортов колбасы в магазине – это самый-пресамый сталинизм. Только вот достигалось все это не паразитированием на итогах приватизации,  а участием граждан. Всё дело в СОБСТВЕННОСТИ.

Чтобы понять, какое государство строили Ленин и Сталин, нужно сначала осознать, что  эти гении были марксистами. 100% марксистами. Не какими-то там прагматиками, которые Марксом прикрывались, как начали выдумывать после, а просто марксистами. Никем  другим они просто не могли быть, потому что основа государства – экономика.  А Маркс – единственный в истории человеческой цивилизации создатель  экономического учения.  Кроме марксовой экономики никакого другого экономического учения просто не существует. У него были предшественники, на труды которых он опирался, были последователи, которые развивали его учение,  и были,  и есть другие экономисты, которые делают вид, что не замечают Маркса.  Но они не экономисты, так же как и астрологи – не астрономы.  Нельзя быть экономистом и не быть марксистом, так же, как и нельзя быть механиком и не быть «ньютоистом». И в основе экономического учения Маркса лежит всего один вопрос – вопрос собственности.  Именно из-за этого вопроса у него так много противников-«экономистов». Его противникам очень не нравится, что  этот немец  увязал вопрос собственности с развитием производительных сил и производственных отношений. И,  так  как,  марксизм – фундамент коммунистической идеологии, то  «экономисты» придумали, что  при коммунизме не будет собственников.  А придумали они это для того, чтобы показать  несоответствие  коммунистических идей природе человека.

А на самом деле,  все ровно наоборот. Коммунизм как раз и увеличивает число собственников, включая в эту категорию  всё население государства.  Понятно, что речь идет только о собственности на средства производства. На личные зубные щетки марксизму плевать.

Лишить человека личной собственности пытались социалисты-утописты, заканчивались эти эксперименты иногда свирепой резней. После Октября у нас тоже появлялись такие коммуны, но это у основателя Советского государства вызывало только приступы бешенства.  Других эмоций Владимир Ильич в отношении то ли провокаторов, то ли кретинов не испытывал. Совкодрочерам это нужно запомнить.

Маркс утверждал, что всякая новая экономическая формация имеет право на существование лишь тогда, когда она создаст производительность труда выше, чем предыдущая. Это мы знаем, это мы задолбили на занятиях по научному коммунизму  в СССР. Но нам в те времена разгула троцкизма не удосужились  рассказать, за счет чего создается высшая производительность. Талдычили про сознательность, развитие техники… Чушь это дикая. С марксизмом ничего общего это не имеет.

Производительность труда создает только экономически активный человек. Не раб, не крепостной крестьянин, не наемный рабочий, а экономически активный человек.  Синоним – собственник средств производства. Именно поэтому феодализм похоронил рабовладельцев, а капитализм – феодалов. Они увеличивали число экономически активного населения, собственников.

Маркс и сделал вывод, что капитализм неизбежно порождает противоречия между общественным характером производства и частной формой присвоения результатов труда, т.е., между наемным работником и частным владельцем средств производства. Это противоречие прикончит капитализм и приведет к появлению новой собственности – общественной. А затем к ее высшей форме – общенародной. Вот общенародная собственность и будет экономическим фундаментом коммунизма. Учтите,  общенародная собственность - на средства производства. Штаны и зубные щетки оставьте себе в личной собственности. Общественная же и общенародная собственность сделает сначала большинство народа экономически активным, а затем и весь народ. Вот и будет создана высшая производительность труда по сравнению с капитализмом.  Просто?  Да. Потому что марксизм гениален,  а все гениальное – просто.

Когда вы уясните этот вопрос, вам станет понятно, что делали Ленин и Сталин, как экономисты. А делали они только одно – передавали народу в собственность средства производства. Вот вам суть ленинско-сталинской модели - умножение собственников...

Ни Ленин, ни Сталин не были наивными мечтателями, парящими в облаках над прозой жизни, они понимали то, что не понимают сегодня совкодрочеры, которые называют поздний СССР государством общенародной собственности. Собственность можно продекларировать общенародной. Но она от этого еще не станет общенародной по факту,  пока народ ее не соизволит взять в собственность.  А можно написать в Конституции, что все заводы принадлежат рабочим, но заводы у рабочих забрать. Иногда папа покупает сыну велосипед. Вроде он теперь собственность сына. Но кататься пацан на нем может только тогда, когда родитель разрешит, и там, где разрешит.  А потом еще папа может велосипед и пропить. Велосипед чья собственность?   Вот так же с брежневской статьей об общенародной собственности в Конституции.

При Ленине проблема была другая. Психология народа. Большевики знали, что декретом психологию людей поменять нельзя, поэтому особо не горели желанием отобрать у капиталистов средства производства.  Вначале речь у них шла только о рабочем контроле.   Они собирались двигаться к общенародной собственности постепенно.  Но ситуация с сопротивлением буржуазии всё поменяла. Пришлось провести национализацию.

И сразу начались проблемы – народ не понимал, что теперь завод принадлежит ему, а не дяде. Начался бардак. Пока большая часть рабочих была из числа тех, кто работал при капиталисте и был капиталистом отмуштрован, ситуация была еще более-менее терпимая. Но когда пошла к станкам молодежь… «Как закалялась сталь» читайте, там это описано в красках.

Ленин бился с этим бардаком, как рыба об лёд. Внимательно высматривал малейшие признаки осознания рабочими своего нового положения собственников: субботники, соревнование… И лично занимался пропагандой этих инициатив. Использовал любую возможность объяснить людям, что теперь они сами хозяева заводов. Убеждал их и вести себя по-хозяйски. Понятно, что бросить средства производства без хозяина, т.е. оставить их в положении, когда они отданы рабочим, но рабочие их не хотят по психологическим причинам взять себе в собственность – этого делать нельзя было. Это к гибели страны привело бы. Поэтому заводы перешли в государственную собственность. Не надо отождествлять государственную и общенародную собственность. Не всегда они синонимы. И Владимир Ильич объявил о государственном капитализме, как о переходной стадии к социализму.  Вот на госкапитализме более-менее выкарабкались, сумели восстановить промышленность до  уровня 1913 года.  Понятно, не столько на росте производительности, сколько на том, что теперь из промышленности не выводились средства в виде прибыли на развлечения буржуев в парижах. А большевики тем временем искали и искали способ убедить народ взять в собственность эти фабрики-заводы.

В сельском хозяйстве ситуация была еще более сложной. Если завод государство могло взять под свой контроль, рабочие все-таки работали более-менее  компактными группами, бригадира поставили  контролировать – и проблема решена, то с крестьянами ситуация иная, к каждому пахарю и пастуху надсмотрщика не приставишь. Да и рабочие все-таки привыкли к труду коллективному, а крестьянин работяга-индивидуалист. Поэтому получилось только создать немногочисленные государственные сельскохозяйственные предприятия – совхозы,  насколько предприятий хватило управленческих кадров и сознательных крестьян – столько и создали.

Вот к началу индустриализации страна и застыла в положении, когда промышленность находилась  в государственной собственности, а деревня  - море единоличников с островками государственных предприятий – совхозов.

И тут большевики, Сталин с соратниками,  нашли революционное решение проблемы. Решение проблемы было и революционным, и гениально простым. Сталинцы отказались от... зарплаты. Собственник должен же получать не зарплату, а доход? Ну, большевики и решили: получайте доход.

Вот именно это и ломало психологию бывшего крестьянина-единоличника, которого уговорами  затащили в колхоз. Не сразу, естественно, произошла ломка.  Первый год коллективизации крестьяне почти по всей стране вели себя  как рабочие совхозов и колхозов брежневской поры - без пинка не шевелились. Но вот когда они получили на свои трудодни тот доход, который заработали саботируя работу и остались голодными, то в мозгах у них быстро всё прояснилось. Начался бурный рост  производительности труда, да еще и механизация добавилась. Кстати, никогда Сталин о зарплате колхозников не говорил, всегда звучало «доходы колхозников». Понимаете?

В промышленности  всё случилось даже позднее, чем в сельском хозяйстве, как это не удивительно на первый взгляд. Просто в небольшом коллективе, каким являлся колхоз,  да еще когда происходило наглядное деление натурального продукта прямо на глазах работников – осознание того, что ты получаешь доход, а не зарплату, приходит легче.  Да еще крестьянин всегда жил на доходе, ему в кассе зарплату никогда не выдавали, поэтому он врос очень быстро в общественную собственность.  И заводом управляла назначаемая администрация,  а колхозом – выборная. Колхозник сразу начинал себя чувствовать совладельцем, а рабочий так и продолжал смотреть на начальство по старинке.

И в промышленности уровень разделения труда гораздо выше, оборот капитала более быстрый и то, что видит крестьянин при разделе урожая, от внимания рабочего ускользает. Плюс – рабочие уже традиционно привыкли работать за зарплату. И даже когда вместо окладов  на заводах была введена сдельная форма оплаты труда и премирование по экономическому эффекту, т.е. от зарплаты осталось одно название, ее заменил доход,  ситуация  почти не менялась. До 1935 года. До Алексея Стаханова.

Алексею  его рекорд дался совсем непросто. Дело не в том, что он долго думал, как изменить технологию. Проблема была в другом. Директор шахты послал его  прогуляться лесом, когда он пришел к нему со своим предложением. Директор не понимал, что  рабочий является уже не наемным работником, а собственником предприятия. Директор также не понимал, что он сам тоже не является наемным работником по Конституции. Он привык сидеть ровно на жопе, получая хорошую зарплату.  Ему ровно на пятой точке сидеть не дали, он продолжил сидеть на зоне.  А Стаханову дали понять, что он хозяин общенародной собственности. И он получил не зарплату, а то, что наработал, т.е.  доход. А это была очень толстая пачка рублей. И еще – орден. Власть более чем внятно дала понять рабочим, что она хочет их видеть хозяевами общенародной собственности, и подкрепила слова  материальными благами.

На государственных предприятиях началось то, что было названо стахановским движением, а по сути – процесс  взятия рабочими  собственности. Собственность из просто государственной начала стремительно превращаться в общенародную (государственную), как и было декларировано Конституцией. Последовавший вслед за возникновением стахановского движения на предприятиях общенародной (государственной) собственности  стремительный рост производительности труда – это только одна сторона медали процесса. Сразу же вниз полетели и издержки производства, а с кресел  директора-управленцы. Кое-кому пришлось и пиджачок поменять на лагерный бушлат. Рабочий, почувствовавший себя собственником, спокойно мимо мешка цеиента, мокнущего под дождем, не пройдет. Он сразу направится в кабинет к директору и вынесет ему мозг. Кое-какие директора не успели сориентироваться в политике партии и государства, поэтому рабочему отвечали: «А тебе колышет?». За такие ответы их и привлекали по 58-ой. Кстати, мне еще посчастливилось застать таких рабочих.  «Сталинский вирус»  очень устойчивым был. Если человек им заразился, то это было пожизненно у многих.

Артели.  Принципиально от колхозов они ничем не отличаются,  просто  работали не в сфере сельскохозяйственного производства. Переработка,  мелкотоварное производство -  вот изначально сфера их деятельности. И они, так же, как и колхозы были серьезным тормозом для развития государства.  Сталин об этом прямо и говорил.  Эти  предприятия расширяли сферу товарного обращения, что для социалистической экономики, движущейся к коммунизму, было принципиально неудобно. А без товарного обращения их невозможно было включить в общий контур. Общенародная (государственная) и общественная (колхозная, артельная) собственности – это два разных вида собственности,  они не могут  взаимодействовать без товарного обращения между собой. Но вместо того, чтобы бороться и изживать общественную собственность,  сталинская власть  делала абсолютно обратное – поддерживала и развивала. С.Е.Кургиняна  в Политбюро не было же,  некому было объяснить товарищам, что сначала нужно «человека будущего»  воспитать, а потом уже коммунизм строить начинать.   Ленин со Сталиным, не зная «Сути времени», кинулись строить коммунизм  с  невоспитанным быдлом. Они людей знали и любили, поэтому не ломали психологию человека через колено, а давали ему возможность  вырасти от «мелкобуржуя» до общенародного собственника поэтапно, через  артель и колхоз.  Если человеку себя хозяином заводов осознать сразу тяжело, то пусть он идет к этому через плотницкую артель, привыкает артельные топоры считать своей собственностью.

Был в артелях все-таки и плюс. Масштабная индустриализация была делом очень сложным, у государства просто руки не доходили до обеспечения населениями табуретами и  ковриками с оленями, которые люди вешали над кроватью. Вот эту нишу артели и заполнили,  ликвидируя  и товарный дефицит, и дефицит услуг. Так мало того, что артели  начали с мелкотоварного производства. Случилось то, что и должно было случиться: они стали превращаться в крупные предприятия, перерастать собственность коллективную, двигаться к общенародной. В этом и заключался план Сталина по развитию колхозной и артельной собственности -  помочь им развиться до уровня общенародной. Понимаете, в чем принципиальная разница отношения Сталина к «предпринимательству» со взглядами того же М.Калашникова?   Для Сталина «предпринимательство»  было  необходимым злом, которое нужно было ликвидировать, дав этому злу перерасти себя. А Калашников придумал, что «предпринимательство»  было основой «сталинской модели».

В комплексе же  экономическая политика большевиков для народа означало только одно: людям дали возможность зарабатывать своим трудом, сняв любые ограничения на способы получения дохода и размеры дохода. За исключением одного – запрет на частную собственность, как источник эксплуатации.  Остальное  государства не касалось.  Более того, государство всячески помогало людям зарабатывать. Мало того, что  рабочим и техническому персоналу (это тоже рабочие, впрочем, только высшей квалификации) государственных предприятий платили почти моментально за любые внедрения по полученному экономическому эффекту. Так еще и финансирование артелей государство взяло в  свои руки, еще и включали их в государственный план и продукцию у них закупало.

Я намеренно не касаюсь такой принципиально важной для «сталинской модели» структуры, как Госплан. Понятно, что создание его было продиктовано жизненной необходимостью, без этого органа экономика, базирующаяся на общенародной (государственной) собственности существовать не может. Только тем, кто считает, что государственное планирование возможно в условиях частной собственности нужно сразу холодный компресс к горячему лбу прикладывать. Они еще и на развитых капиталистов ссылаются – у тех, мол, есть планирование! Ума не хватает понять, что там на самом деле лоббирование, прикрытое  дырявым покрывалом.

Планирование при  Сталине – это не только выделение средств предприятию, и требуемый вал, это еще и номенклатура продукции, и стоимость продукции, и конкретные поставщики и покупатели,  и конкретный объект вложения полученного после реализации продукции дохода.  Засобачьте такой план частному собственнику, и первое что он станет орать: «Я же частник! На хрена вы мной распоряжаетесь! Где свобода предпринимательства?».

В своем стремлении сделать абсолютно каждого гражданина СССР собственником, государство зашло немыслимо далеко. Мы, заставшие брежневятину, даже представить себе не можем сталинской реальности.  Дело в том, что не только артели, но и частникам-единоличникам государство тоже помогало!  Главное – не нанимай никого на работу.  Потому что твой наемный работник – не собственник. Государство зорко следило, чтобы  КАЖДЫЙ гражданин был собственником. Если ты такой индивидуалист, что тебе даже общественная собственность не подходит – хрен с тобой, будь частником. Но только в одиночестве. И тебе государство будет помогать, чтобы ты перерос свою психологию.

Мое родное село в сталинские времена. У меня еще была возможность общаться не с маразматиками и склеротиками, которые помнят только тяжелое детство, а с нормальными стариками, которые еще во времена Горбатого продолжали работать и обладали трезвым умом. Так вот, в селе была артельная чайная. По сути – кафе.  Мужики не под стеной сельмага бухали после работы, как было уже во время моего детства, а сидели культурно за столиками, пили и закусывали, не нажираясь до свинского безобразия. Совкодрочерам, которые наверняка сейчас про совхозные и колхозные столовые мне сообщать будут – лучше помолчать. Чайную со столовой не путайте, это две большие разницы. А в 70 –е на весь район было одно (одно!)  кафе в районном центре. В здании сельского дома культуры работала еще одна артель – две портнихи, модистки, как их тогда называли. В 70-е  -  пошить штаны себе можно было только в районном центре, в Доме Быта. В том же здании Дома культуры работала  парикмахерская. Одна частница стригла мужиков и делала  прически женщинам.  В 70-е годы на весь район была единственная парикмахерская – в районном Доме Быта. В районом центре еще и сапожники-частники работали, местным модницам по индивидуальному заказу шили туфли и сапожки!

Мой дед, конюх, был еще и жокеем в крае знаменитым,  в выходные его колхозная машина везла вместе с его рысаком  на ипподром в город Артем.  Призы он такие получал…!  Он по нашим меркам даже был богатым человеком. Купил дома  двум сыновьям, дочери, себе отгрохал домище!  Бабка в колхозе не работала, уют дома создавала. А какие  кони у него на конюшне были!  В фильмах снимались!  Кончили всё это к 70-м.  Табун диких росинантов бродил между хорольских сопок. Дома у деда стояло на кухне трюмо, купленное в артельной мастерской. Из дерева натурального! Там одной ручной резьбы – произведение искусства!

Сельский магазин… Супермаркет. В 50-е годы в сельпо стиральные машинки продавались. В 70-е бабка уже руками стирала, на стиральной доске,  корпус от той машинки стоял в палисаднике, в нем вода для полива нагревалась. Даже сталинская стиралка не вечная, а брежневские в дефиците были.

Не жили мы с вами уже в той стране, мы застали с вами совершенно другое государство.

И как только «сталинская модель» начала работать на полную мощность, началось  масштабное расслоение народа по имущественному признаку. Вот это был любимый конек Троцкого – он с пеной на губах обвинял Сталина в этом  материальном расслоении. На городских улицах можно было встретить и конструктора-изобретателя на шикарном лимузине, и дворника в стоптанных сапогах. И женщину в соболях,  знаменитую ткачиху-стахановку, и рядом с ней - тоже ткачиху, которая едва норму выполняла, в потертом лапсердаке. В домах обычных инженеров – прислуга. Известные врачи, к которым пациенты в очереди выстраивались, имели еще и частную практику, строили себе на свои заработки трехэтажные дачи.

Было ли это социальной несправедливостью?  Для жопоруких и жопоголовых – да.  Для абсолютного большинства народа – это было высшей справедливостью.  Собственник должен быть богаче наемного работника. И чем большей собственность владеет собственник, тем он должен быть богаче. А жопоголовому собственности в его кривые руки давать нельзя, пусть он ходит в стоптанных сапогах.

Нравилась народу такая жизнь? А как вы думаете, почему страна в день смерти Сталина захлебнулась в рыданиях, и почему в день смерти Брежнева по нашей студенческой общаге бегали комиссии, тщетно пытаясь нас заставить выключить магнитофоны с веселым рок-н-ролом?

К 1941 году  уже большинство народа СССР перешли из разряда наемных работников в категорию  общественных, общенародных собственников. Не подавляющее большинство, конечно (столетиями складывающуюся психологию за считанные годы не так легко сломить),  но точно – большинство. Гитлер и его спонсоры, не понимая сути «сталинской модели», вляпались с войной по уши. Они думали, что в СССР административно-командная система и угнетенный этой системой народ. Им в голову не могло прийти, что СССР в разы уступая Европе по числу рабочих рук и в людском мобилизационном потенциале, что-то может противопоставить европейскому нашествию.

Я с удивлением читаю «исследования» очень и очень многих  «военных историков», которые какие-то только факторы, обеспечившие победу Красной Армии,  не придумывают. Херней натуральной занимаются они. По-настоящему гениальные стратеги Сталин и Ворошилов  точно определили, какой должна быть современная армия – высокомеханизированной. Причем, механизация нужна не для того, чтобы на танкетках туда-сюда ездить, а для  доставки как можно большего числа снарядов и бомб  к месту залпа или  сброса. Сначала потренировались на финнах, внесли корректировки в программу вооружений. И уже начиная со Сталинграда,   когда оборонная промышленность набрала обороты, немцам устроили снарядный террор.  Да, танков было много произведено, но танк – это, по большому счету, защищенная броней пушка, которую выдвигали за счет броневой защиты на дистанцию прямого выстрела. И самолетов много было сделано -  чтобы было на чем бомбы подвозить по воздуху к месту их сброса.

Немцы мозги себе парили точностью огня, проявляя военно-артиллерийский идиотизм. Наши накрывали площади, разумно полагая, что точность артиллерийской стрельбы с закрытых позиций, при дальности выше прямой наводки, почти неразрешимая проблема. Да немцы и рады были бы завалить русских снарядами, только у них столько пушек и снарядов не было.

Промышленность Европы не справилась с задачей превзойти промышленность СССР. Обанкротилась она.  Немцы даже масштабных мобилизаций в завоеванных странах не проводили – вооружать их нечем было. Они даже не смогли собрать оружия на армию, более многочисленную, чем Красная. Кучка частных собственников не смогла конкурировать с народом-собственником. С 1943 года наши войска рвали оборону фашистов там, где только хотели. Потому что передний край обороны нашей артиллерией после многочасовой стрельбы превращался в лунный пейзаж, в острие прорыва шли многочисленные танки, вслед за ними колонны артиллерии и реактивных минометов. Сверху сыпалось, все, что только могло взрываться с Ил-2 и Пе-2. Одно время я увлекался мемуарами немецких солдат, пока не наскучило. Одно и тоже – русские лупят и лупят из пушек, а когда не лупят из пушек – штурмовики и ночные бомбардировщики. Народ-собственник понимал, за что он воюет и работает, поэтому и  колхозник-пасечник без всякого сожаления достал заначку на черный день и купил на эту заначку самолет для фронта. Хрен вы найдете таких примеров в истории Первой мировой войны. Ни один русский капиталист на свои деньги самолет для фронта не купил.

А после Победы началось уже настоящее экономическое шоу! Я не знаю, как там считать и сравнивать темпы роста, если переводить это всё на современное понятие ВВП. Там все несравнимо. Через считанные годы после войны вдруг начали падать цены на товары для населения. Сразу на десятки процентов. А зарплаты росли. И материальное расслоение общества также росло!

Что интересно, что меня всегда удивляло поначалу: при  стремительном росте промышленности, также стремительно росла сфера услуг!  Какие-то чайные, закусочные, рестораны настолько шикарные, что даже мы таких не видели, парикмахерские, ателье, Дома моды, бильярдные, ипподромы… Чего только не было! Товаров (вернее предметов потребления)  производили столько, что даже цены на них падали Вот вам и результат работы «сталинской модели».

Вы думаете, что  люди довольны жизнью,  когда живут обеспеченно, богато? Нет!  Если вы так считаете, то вообще не знаете ничего о психологии человека. Если человек будет всю жизнь жить  в одной и той же квартире с санузлом, то он не будет более счастливым, чем тот, кто живет в бараке с толчком на улице. Пресловутая СТАБИЛЬНОСТЬ, которой нам все уши прожужжали,  это – смерть для человека. Для нормального человека, конечно, а не для животного на откорме. Человеку нужно постоянное улучшение жизни, а не стабильность. И чем более быстро улучшается его жизнь, тем более счастлив человек. Нормальному человеку всегда хочется большего, идиоту же  достаточно одной и то же похлебки в столовой психоневрологического диспансера.

Вот вам секрет любви народа к Сталину – постоянное и быстрое улучшение жизни. И народ понимал, что обитание со всей семьей в одной комнате коммунальной квартиры – это ерунда. Потому что народ знал – впереди  отдельная квартира.  Страна на глазах этого народа  преображалась.  Потому и комнатой люди были довольны, у них была не надежда, а уверенность – скоро  будет лучше. Не просто – когда-то, через 15 лет стояния в очереди, а СКОРО!  И люди в этой уверенности не шалтай-болтай шлялись по стройке, отбывая свои 8 часов, а «пахали». Простои рабочих при отсутствии  материалов и подготовленного фронта работ при Сталине были ЧП.  При Брежневе -  обыденностью. Мы даже приблизительно не можем себе представить то ощущение счастья человека сталинского времени. Нам и 10 лет «стабильных» нулевых сегодня кажутся счастьем. А когда всё в стране кипит, города на глазах растут, цены каждый год падают, а зарплаты все выше и выше.

Вспомните фильм «Высота», чтобы понять, насколько жизнь народа ухудшилась после Сталина под руководством таких «экономистов», как Косыгин. Там есть один очень замечательный момент, который был показан правдиво именно потому, что  создатели фильма его показывали, как негативный момент, в 1957 году это уже рассматривали, как негатив. Уже началось.

Так вот, бригада строителей, получив зарплату, в фильме «Высота», отправилась обмывать получку в … ресторан!  Вы можете себе представить бригаду рабочих-строителей 80-х годов, которая после получки рванула в ресторан?

Вот на этом и всё.  Всё о том, как народ жил при Сталине. Только маленький штрих. Гнойная сука Солженицын при Сталине не был антисталинистом. Даже  тени мысли не появлялось в его мозгу быть антисталинистом. Его письмо, которое он написал, и за которое его отправили в лагерь, как правильно считает В.Бушин, было просто удачной попыткой свалить с фронта в преддверии наступления на Кенигсберг. Он просто струсил и сбежал с фронта. Но даже зэк Солженицын не был антисталинистом. Он писал просталинские пьесы и стихи.  Сукой Исаич  был, конечно, но писать  свои гнусные пасквили стал только тогда, когда на это появился политический заказ. Только когда он понял, что это убившим Сталина тварям нужно.

Репрессии.  Когда началось развенчание «культа личности» тогда и появились эти «массовые репрессии». Вспомните, что все, кто потом клеймил «кровавого тирана»  с красными ушами оправдывались за свое молчание во время правления «тирана»  стандартными словами: «да мы не в курсе были! Мы не знали ничего!» 600 тысяч расстрелянных – это фантазия Хрущева и его пса Круглова, этой цифре придал «научность»  Земсков – цепной пес антисталинистов. 600 тысяч расстрелянных точно заметили бы те, кто «ничего не знал» до Никиты лысого.

Всё «экономическое чудо» И.В.Сталина –  объясняется просто, если  знать, что вождь был марксистом. Не надо фантазировать. Надо просто знать – вопрос СОБСТВЕННОСТИ! В нем всё и заключается.  Именно поэтому катасоновы-стариковы так нагло врут о «сталинской модели», затрагивать вопрос собственности для них смертельно. Как только они о ней вякнут, так сразу от их  идей останется только вонючая шелуха.

Народ-собственник  любого агрессора порвет на куски, и города, превращенные в руины восстановит и в космос полетит. Наемный работник только из-под палки работать будет. Потому что собственник трудится, а раб – работает. «Это, брат, марксизм. От него не уйдешь. Наука.».

А совкодрочерам, которые трут нам по ушам, что при Брежневе была  общенародная собственность,  нужно хотя бы подумать, ради чего совершаются все перевороты в государствах.  У них хватит наглости отрицать, что именно ради СОБСТВЕННОСТИ?  Или в 1953 году не было государственного переворота, Сталин умер от гипертонии?

Сложите всё, что я написал о СССР времен Сталина и сами прикиньте – сколько процентов населения РФ согласится жить в такой стране, где вопрос СОБСТВЕННОСТИ, решенный по-большевистски, сделал людей хозяевами Отечества? Я даже не говорю о наемных работниках – рабочих, инженерах, врачах, учителях,  полиции… Даже предприниматели -  вот они согласятся жить в такой стране? Они готовы променять кризис на кризисе, да давление  имеющих административный ресурс конкурентов на сталинские условия?

Вот то-то же. Правда о настоящем СССР и настоящем социализме для капитала смертельна, поэтому  и финансируется вся мразота, которая выдумала «мобилизационную экономику» и прочую чушь собачью. Поэтому они так  старательно обходят  «измы». Поэтому они не могут вам сказать, что суть «сталинской модели» - это передача СОБСТВЕННОСТИ в руки народа. А Госплан, колхозы, индустриализация и прочее - только производное. Производное, вытекающее из логики  превращения государственной собственности в общенародную.

Что, всё слишком просто? А Сталин – гений. Поэтому у него модель гениальна. А гениальное сложным быть не может. Иначе,  словоблуд Кургинян, занятый усложнением марксизма, гениальнее Сталина.

II Конференция АнтиДюринг Антиклассики Антимарксизм Арманд Бебель Бонч_Бруевич Великая Отечественная война Война без мифов Ворошилов Вышинский Горький Грамши Джамбул Дзержинский Дикхут Дэн Сяопин Занимательная диалектика КПСС Каганович Калинин Киров Китай Коллективизация Коллонтай Крупская Ларин Лафарг ЛебедевКумач Ленин Либкнехт Лондон Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Маяковский Молотов Мухин НЭП Носов Ольминский Орджоникидзе Партия Плеханов Покровский Попов РКМП РФ Революция СССР Свердлов Сталин Троцкий Фостер Фрунзе Ходжа Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский брежневизм войны госкапитализм государство деревня идеология империализм индустриализация интеллигенция история капитализм капиталисты классовая борьба колхозы коммунизм контрреволюция кризис культура левое движение марксизм материализм национальный вопрос образование оппозиция оппортунизм поздний СССР политэкономия потребление потреблядство пролетариат пропаганда религия репрессии социализм сталинизды троцкизм труд феминизм экономика