М. С. Ольминский «О расстреле юнкеров в Москве»

01.06.2018

С возобновлением военных действий положение контрреволюционеров становилось с каждым часом хуже, а к рабочим и солдатам прибывали силы и росла уверенность в неминуемой и полной победе. Скоро в руках юнкеров остался почти только Кремль, откуда они и стреляли во все стороны.

В руках В.-Рев. Комитета с самого начала находилась почти вся московская артиллерия. Но ее не пускали в дело, чтобы не производить лишних разрушений в городе. Только после долгих колебаний, — когда пришлось выбирать между жертвой людьми и жертвой кремлевскими зданиями, — начался обстрел Кремля из орудий.

Положение контрреволюционеров было уже безнадежно, и обстрел Кремля явился только предлогом к тому, чтобы прикрыть капитуляцию красивой фразой: 2 ноября председатель Комитета общественной безопасности В. Руднев обратился к В.-Рев. Комитету с предложением сообщить его условия для прекращения военных действий. Руднев мотивировал это обращение желанием будто бы спасти «исторические памятники и святыни» и прекратить «избиение мирных жителей».

В.-Рев. Комитет принял предложение. Были выработаны условия, и того же 2 ноября в 9 часов вечера за подписью Усиевича был издан «Приказ всем войскам Военно-Революционного Комитета». В приказе сказано:

«Революционные войска победили. Юнкера и белая гвардия сдают оружие. Все силы буржуазии разбиты на голову и сдаются, приняв наши требования. Вся власть в руках Военно- Револ. Комитета. Московские рабочие и солдаты дорогой ценой завоевали всю власть в Москве. Все на охрану завоеваний, новой, рабочей, солдатской и крестьянской революции! Враг сдался. В.-Рев. Комитет приказывает прекратить всякие военные действия (ружейный, пулеметный и орудийный огонь). С прекращением военных действий войска Советов остаются на своих местах до сдачи оружия юнкерами и белой гвардией. Войскам не расходиться до особого приказа В.-Рев. Комитета».

Приказ этот и, вообще, весть о договоре с юнкерами произвели в районах очень неприятное впечатление. Памятником этого является «протест Красной Гвардии» в «Социал-Демократе» от 4 ноября (№ 200). В протесте между прочим сказано:

«Освобождая юнкеров от ареста, В.-Р. Комитет дает им возможность снова восстать против народа. Мы... требуем, чтобы все арестованные юнкера и прочая буржуазная сволочь были преданы властному революционному суду».

Для этого требования было достаточно оснований. Сдавая оружие и прощаясь друг с другом перед разъездом из Москвы, юнкера, не стесняясь, говорили:

— Через месяц встретимся на Дону.

В дальнейшем все усилия руководителей-были направлены на то, чтобы удержать солдат от самовольной расправы с юнкерами и офицерами.

Юнкера и офицеры, как известно, отплатили тем, что, вскоре съехавшись на Дону, стали подвергать массовому расстрелу солдат и рабочих Красной армии, попадавших в их руки.

АнтиДюринг Антиклассики Антимарксизм Арманд Бебель Бонч_Бруевич Великая Отечественная война Война без мифов Ворошилов Вышинский Горький Грамши Движение Джамбул Дзержинский Дикхут Дэн Сяопин Занимательная диалектика КПСС Каганович Калинин Киров Китай Коллективизация Коллонтай Крупская Ларин Лафарг ЛебедевКумач Ленин Либкнехт Лондон Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Маяковский Молотов Мухин НЭП Носов Ольминский Орджоникидзе Партия Покровский Программа РКМП РФ Революция СССР Свердлов Сталин Троцкий Фрунзе Ходжа Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский большой террор власть войны госкапитализм государство идеология империализм индустриализация интеллигенция история капитализм капиталисты кино классовая борьба классы колхозы коммунизм контрреволюция кризис левое движение марксизм материализм национальный вопрос образование оппозиция оппортунизм поздний СССР политэкономия потребление производство пролетариат пропаганда религия репрессии собственность социализм сталинизды троцкизм труд феминизм экономика