А ты хотел бы жить при Сталине? Часть VI. Торговля

Автор публикации:
13.03.2018
А ты хотел бы жить при Сталине? Часть VI. Торговля

Для особо «внимательных» и на редкость одаренных читателей еще раз повторяю: у меня нет желания экстраполировать жизнь моего села на весь СССР. Я пишу о конкретном географическом месте Советского Союза, если у большинства комментаторов остались точно такие же воспоминания о прошлом их малой родины, то это только чистая случайность, не более того.

В конце 50-х годов (точную дату я не помню) колхоз в с.Ленинском был ликвидирован и стал отделением совхоза «Хорольский». Благодаря тому, что управляющим отделения остался бывший председатель колхоза, перемены в жизни бывших колхозников к худшему проходили не сразу, как обухом по голове, а сглажено. Именно благодаря управляющему, деду Гуржиеву. Интересно, что я даже не помню его имени. Мы даже пацанами его так и звали – дед Гуржиев. Прямо так – дед Гуржиев. А я его знал очень хорошо.

Дед Гуржиев с женой жили по соседству с нами, когда мы жили еще в старом доме, а не в совхозной квартире. Через дорогу. У управляющего была только одна дочь, она жила в городе. А внук, Олег Агапов, мой одногодка, каждое лето гостил у дедушки с бабушкой. Я, мой брат и Олег втроем дружили. С пятилетнего возраста. Играли пацанами то у нас в доме, то в доме деда и бабушки Олега.

Олега деревенские пацаны, наши ровесники, очень часто задирали. Это обычное дело было в наше время, называлась эта мораль – «погнали наши городских». Не из-за того, что Олег был плохим пацаном, а просто – «погнали наши городских». Пацанам положено делить всех на своих и чужих. Если у пацанов все только свои, то это не пацаны, из них ничего толкового не вырастет.

Мы с братом в этих "задирах" становились на сторону Олега, но и сам Олег мог постоять за себя. Парень был не из трусов. Годам к 12-ти (он до 15 лет каникулы в Ленинском проводил, пока бабушка была жива, дед Гуржиев умер на несколько лет раньше) его уже перестали относить к враждебному племени городских, всё в этом плане успокоилось.

А от матери нам с братом постоянно доставались нахлобучки за то, что мы с Олегом играем в доме и во дворе его деда. Не за то, что мать не любила их. Просто когда мы были у Гуржиевых, бабушка Олега постоянно нас усаживала обедать с их семьей. Да и просто постоянно чем-нибудь старалась угостить. То варениками. То пирожками. Не потому, что мы были голодными, естественно. Так полагалось – и всё. Поэтому мать старалась нас заставить, чтобы мы Олега приводили к нам домой. И тогда она его кормила и угощала.

А дед Гуржиев еще работал управляющим. Ездил на тентованном «козле», сам за рулем, и катал внука, и нас с братом, естественно, по совхозным полям. И просто когда он приезжал домой обедать, мы в его машине играли в шоферов.

Вот деда Гуржиева очень и очень долго вспоминали в Ленинском добрым словом, народ говорил, что после него управляющие были – одно говно. Гуржиев был человеком.

Я сейчас прекрасно понимаю, почему к нему так относились: он вел себя с рабочими отделения совхоза как председатель колхоза и относился к рабочим, как к колхозникам. После него управляющие вели себя с народом, как с наемными работниками совхоза.

В чём отличие положения колхозника и рабочего совхоза? Колхозник в колхозе – хозяин, председатель колхоза выбран колхозниками для того, чтобы управлять общим хозяйством. А рабочий в совхозе – наемный работник. Там директор – только начальник для работников.

Председатель колхоза был ответственен вообще за то, как живут колхозники. А директор совхоза – за условия работы.

Дрова, уголь, вода – в колхозе это обязанность председателя обеспечить этим людей. В совхозе – обязанность сельсовета обеспечить, чтобы население могло купить их. Директора совхоза это не касалось. Стройматериалы для колхозников – также. Корма для личного подворья – также. Обеспечение учителей, которые учили детей колхозников, топливом, продуктами - также. Совхозу до учителей никакого дела уже не было. Дом Культуры был на балансе колхоза, поэтому его состояние - тоже обязанность председателя. Совхозу на Дом Культуры было наплевать.

Вот дед Гуржиев может по совести, а может еще по привычке, заботился уже не о всем, что касалось жизни людей, конечно, но при нём люди не знали проблем с сеном для личных коров, например, не было проблемы попросить совхозную автомашину, если нужно было что-то привезти…

Городские жители СССР страдали от дефицита, говорите, уйму времени и нервов тратили, чтобы что-то достать из дефицитных товаров? А на селе, как в Ленинском было, добавьте еще к этим товарам дрова. Топили печи углем, но для растопки нужны были дрова. Сельсовет дрова не продавал. Почему – не знаю, но у нас не продавал. Доставали. Просили директора совхоза выписать обрезки досок с совхозной лесопилки. Упросишь – выпишет. Нет – ищи в другом месте. Покупали на дрова старые дома и постройки, если кто-то их продавал под снос… Сколько помню – так эта головная боль с дровами у родителей и была.

Уголь. Вроде бы сельсовет обязан был обеспечить жителей углем, но сельсовет сам его на шахте не покупал, государство поставляло. Поэтому могли привезти и выгрузить машину угольной пыли, которой печь топить нельзя. Или наполовину с породой. Вроде 6 тонн ты купил, но просеешь и выкинешь породы тонны две. Поэтому нужно еще договориться с председателем сельсовета, чтобы он тебе направил машину с нормальным углем. Это колхоз покупает на свои деньги для колхозников, поэтому дерьмо он не купит. Сельсовету – плевать.

Сено для коровы. У колхоза и сенокосы для колхозников отведены были, и излишки на трудодни раздавались. Правление рассчитывало, чтобы на всех хватало. В совхозе земля уже вся была в пользовании государства, государственный сенокос для личных нужд использовать никто тебе не разрешит, косили вручную все неудобья, куда техника не зайдет. Это почти смешно, но мой отец ругался, что в колхозе про косьбу вручную забыли, а в совхозе вспомнили. В колхозе косили конными косилками, в совхозе – тракторными. Но конными косилками колхозники косили и сено личному скоту, а в совхозе стали уже и вручную косить своим коровам.

Да еще этих неудобий – кто наплакал. Оставалось только надеяться на то, что совхоз будет населению сено продавать. Но это тоже у начальства нужно просить и договариваться. Да еще, чтобы тебе продали нормальное сено, а не то, что в валках два раза под дождь попало.

Комбикорма и зерно для личного скота. В колхозе – по трудодням. Заработал – получи. В совхозе – хрен. Зерно получали только полеводы в качестве премии. Остальным - только через заготконтору. Заготконтора просто так, всем желающим и сколько кому надо – не продавала. Ты сначала сдай молоко, картошку, потом на эту сумму тебе продадут комбикорм и зерно. Если тебе хватит, конечно, этого комбикорма. Поэтому, когда на склад привозили комбикорм от заготконторы, в селе была паника. Народ бежал на склад с мешками, тачками, тележками, очередь, крики, ругань, люди лихорадочно насыпают мешки кормом, кладовщику фунфырики суют из-под полы, чтобы больше отпустил. Потому что второй раз могут и не привезти. Так и останутся твои деньги за сданные картошку и молоко неотоваренными…

Магазинов стройматериалов на селе не было, паршивую доску купить – только в совхозе. А совхоз не магазин. Захочет директор продать, будут у него лишние доски – выпишет. Нет – обломись…

Сколько помню родителей – постоянно у них голова болела насчет то одного достать, то другого. Круглый год эти проблемы. А старики бубнили, что при Сталине такого не было, при Сталине порядок был. Так что в СССР моей молодости, послесталинский, у меня большого желания возвращаться нет. Насмотрелся я, как люди «доставали», как кланялись всяким кладовщикам, не говоря уже о других начальниках, у которых что-то «достать» можно было. Приятного в этом мало.

А жить при Сталине – в чём проблема? Солженицыны, конечно, напугали публику мильярдом «щепок», но я жил не в Доме на Набережной, а в с.Ленинском, там этих мильярдов не наблюдалось. А мой дед ничего не «доставал», когда себе и детям три дома выстроил. Заработал деньги своим трудом в колхозе и в колхозе всё купил…

Ну и когда экономика страны растет темпами Сталина, у тебя каждый год зарплата выше, а цены ниже, то ты даже счастливей, если у тебя во дворе стоит не «Жигуль», а всего лишь велосипед. Потому что этот «Жигуль» – такое позорное ведро с болтами, что тебе полжизни нужно убивать на то, чтобы к нему эти запасные болты доставать. У моего соседа «Жигуль» года два под тентом стоял, потому что "запасной болт" достать соседу негде было.

Довольно известный блогер, американский профессор Лопатников sl_lopatnikov , сдрыснувший в США зарабатывать доллары и теперь изображающий из себя Герцена в изгнании, постоянно в своих статьях клеймящий РФ и превозносящий брежневятину, написал у меня комментарий: "Уважаемый, а что мешало вашим родственникам стать ну, хотя бы, кандидатами наук? Или сделать свой колхоз колхозом-миллионером, как, например, агрогородок Мышковичи в Белоруссии, или Политотдел в Узбекистане? Во всем ли виноват Брежнев? Может, пить надо было меньше, а учиться больше".

Можно спросить у этого удивительного тупого и бессовестного прохвессора: а кто тебе мешал стать членом Политбюро ЦК КПСС и не допустить развала СССР, по которому ты теперь в Майами льешь свои крокодильи слезы? Или вернуться в РФ и сделать ее СССР, который ты так показательно любишь?!

Но спрашивать там бесполезно. Типичный совкодрочер, даже если это американский профессор, ума и совести не имеет. И ничего он для восстановления своего обожаемого СССР не сделает. Это плесень.

Сталин деревня сельское хозяйство СССР колхозы
Обратно в категорию Публикации

Похожие материалы

  • Решение национального вопроса в России

    Нам остается наметить положительное решение национального вопроса.

    Мы исходим из того, что вопрос может быть решен лишь в неразрывной связи с переживаемым в России моментом.

  • Деревня против города (читая Майсуряна)

    Проглядываю из любопытства культурологический цикл товарища идеалиста, очередная серия тут: https://maysuryan.livejournal.com/725381.html

    Думается, есть некая грань, которую видно невооружённым глазом. Её совсем условно можно назвать разделом "город-деревня". Люди делятся по отношению к способу производства, шире, по осознанию себя в системе производства и в мире вообще.

    Условная "дерёвня" мыслит кризисно: индивиду от природы нужно взять только то, что ему требуется для поддержания нормальной физиологической деятельности. На случай непогоды нужно сберечь мешок зерна. Лишнего от природы лучше не брать, а она потом может не родить. И тому подобное.

    Условный "город" мыслит безопасно: индивид берёт от природы то, что ему нравится, что ему нужно для развития. Если чего-то не хватает, то это надо сделать/добыть/придумать. Кризисные случаи можно и нужно предусмотреть и заранее к ним подготовиться. Короче, "мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача".

    Надо ли говорить, за кем правда истории?..

  • Ликвидация колхозов и кооперативов, ч.III

    В самом конце 1961 года, перед ноябрьскими праздниками, членов Колхоз имени «3-го полка связи» созвали на общее собрание в Доме Культуры. С речью выступил первый секретарь Хорольского райкома КПСС Авченко. Поздравил с высокими результатами работы, толканул речь про решения XXII Съезда КПСС, про строительство материально-технической базы коммунизма и про то, что через 20 лет, как предсказал дорогой Никита Сергеевич, у всех всё будет по потребности.

    Прославился на собрании дядька Трегубов, тогда молодой парень, один из лучших механизаторов района, отец моих школьных друзей Витьки и Сашки, долго в селе вспоминали, как он выкрикнул на собрании во время выступления 1-го секретаря: «Если кукурузы на всех хватит!».

II Конференция АнтиДюринг Антиклассики Антимарксизм Арманд Бебель Берия Бонч_Бруевич ВОСР Ворошилов Вышинский Горький Гражданская война Грамши Дзержинский Дикхут Дэн Сяопин Занимательная диалектика КПСС Каганович Калинин Киров Китай Коллонтай Кржижановский Крупская Культурка Лафарг ЛебедевКумач Ленин Либкнехт Лондон Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Маяковский Молотов Мухин НЭП Носов Ольминский Оргбюро Орджоникидзе Партия Плеханов Покровский Попов РКМП РФ Революция СССР Свердлов Сталин Троцкий Фостер Фрунзе Ходжа Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский большевики брежневизм будущее войны государство деревня идеология империализм интеллигенция история капитализм капиталисты классовая борьба колхозы коммунизм контрреволюция культура левое движение марксизм материализм национальный вопрос образование поздний СССР политэкономия потребление потреблядство пролетариат пропаганда религия репрессии сельское хозяйство социализм сталинизды троцкизм труд феминизм футурология экономика