Политехническое обучение. Краткое изложение сути вопроса

Автор публикации:
22.11.2018
Политехническое обучение. Краткое изложение сути вопроса

Довольно много от интересующихся нашим Движением поступает вопросов о том, что из себя представляет политехническое обучение, политехническая коммунистическая школа, которая должна прийти на смену старой буржуазной школе. Нужно отметить, что даже далеко не все члены Движения толком представляют, что из себя политехническое обучение представляет, часто наши товарищи сами идут по ложному пути упрощения и придумывают свои определения, свои собственные воззрения выдавая за политехнизм.

Хотя, вопрос не настолько и труден. Единственное, невозможно понять его сути без общего понимания сути коммунизма.

Начнём с того, что коммунистическое общество в истории человечества существовало дольше, чем все остальные формации, вместе взятые. Это первобытный коммунизм, разумеется. Если вы владеете марксистским методом, понимаете идеи Маркса, то вы и знаете, что первобытный коммунизм подвергся разложению, когда производительные силы общества дали возможность получать излишек продуктов и стали диктовать необходимость разделения труда. Уже при капитализме производительные силы и характер производства требуют освобождения человека от вынужденного разделения труда, как фактора, прямо тормозящего развитие производительных сил.

Т.е., история человечества, начавшаяся с бесклассового первобытного коммунистического общества, когда племя не имело излишков продуктов и его члены были равны при их распределении, а условия существования племени требовали максимального развития каждого его члена, чтобы обеспечить выживание сообщества, эта история совершает полный виток по спирали, приходя к коммунизму, но уже в условиях, когда не скудость жизненных средств и не вопросы элементарного выживания требуют всесторонне развитой личности, но развитие производительных сил диктует эту необходимость.

Коммунизм, разумеется, не будет финальной точкой в развитии человеческого общества. Это всего лишь финальная точка в истории классов. Что будет за коммунизмом – об этом будут рассуждать люди коммунистического общества, мы можем лишь фантазировать на эту тему. Да, я не оговорился, что условия жизни первобытного племени требовали максимально полного развития каждого члена племени. Первобытному племени не нужны были криворукие и тупоголовые нахлебники, у него не было ресурсов для прокорма паразитов. Поэтому в воспитании и обучении детей участвовало всё племя с одинаковой заинтересованностью.

Те, кто интересовался работами учёных, изучающих племена, живущие в условиях первобытного коммунизма, племена дикарей (дикари – в смысле этапа их общественного развития, а не в смысле интеллектуальной неполноценности людей диких племён), знают, что антропологов поражает высокая степень нравственности, если можно так выразиться, среди дикарей. Почти все, если не сказать – все, пороки, поражающие наше общество, первобытным людям абсолютно не свойственны. Главное, каждый член племени старается племени принести максимальную пользу и выделиться именно своим умением. Если воин – то самый смелый и сильный, охотник – самый удачливый, мастер в изготовлении орудий труда или утвари – самый лучший… При этом, каждый член племени универсален в смысле владения навыками. Дикарь и копьё сделает, и зверя добудет, и жилище построит, в любом случае в окружении во многом враждебной для него природы он не умрёт от голода и холода, пока физическое состояние позволяет ему трудиться.

И главный стимул для дикаря-охотника, например, не урвать себе от добычи кусок побольше и этим хвастаться перед сородичами, а оценка сородичей его способностей и полезности для племени. Поэтому к детям у дикарей совершенно не такое отношение, как в нашем обществе. Там тоже есть родительская любовь и родительская привязанность. Но родительская любовь у них имеет целью не освободить ребёнка от «тягот и лишений», а помочь ему вырасти полезным и уважаемым в племени человеком.

Вот в племенах дикарей политехническое обучение реализовано в полной мере. На примитивнейшей технике, разумеется, и на базе примитивнейших знаний (хотя, тут тоже вопрос в объёме усваиваемых знаний дикарём – очень спорный), но обучение детей в племенах, живущих первобытным коммунизмом, по-настоящему политехническое. Такое обучение принято ещё трудовым называть.

Но с развитием человеческой цивилизации отношение общества и родителей к детям стало меняться…

Что произошло с детьми дальше в человеческом обществе? Во-первых, когда общество стало получать излишки продуктов, оно стало расслаиваться на группы, касты, профессиональные сообщества. Стала уходить универсальность. Каста воинов воспитывала и обучала воинов. Но пока добавочный продукт был скромных размеров, воины воспитывали своё потомство воинами чуть не с самого рождения. И высшей доблестью (понтами) было воинское умение. Потом стало нарастать имущественное расслоение, богатые слои общества потеряли стимул к трудовому воспитанию подрастающего поколения, сохранность «касты» уже не умелые воины стали гарантировать, а возникающее и развивающееся государство. Дети из привилегированных классов стали из трудового воспитания выпадать.

Например, при феодализме трудовое обучение среди крестьян и ремесленников ещё сохранялось, но феодалы от него уходили. Капитализм убил трудовое обучение и воспитание совершенно. На смену ему пришёл сначала ранний детский труд, там было обучение простейшим навыкам с целью эксплуатации в условиях разделения труда, потом и дети пролетариев, в основной своей массе, выпали из трудового обучения и воспитания.

На смену ему пришла наша классическая школа, которая почти ничем не отличается от школы средневековой, разве только объёмом знаний и отсутствием поротых ребячьих задниц. И то не всегда. Главное отличие этой школы от трудового обучения – оторванность от жизни. Практически, изоляция от жизни. В результате, школа начала выдавать почти один брак. Программу обучения если даже ученики и усваивали, то забывали её через год-два после сдачи выпускного экзамена основательно. Да и усваивают программу единицы. Сами знаете, что уже через год после окончания школы, если вы химию дальше не изучали специально, из курса школьного предмета только формулу воды и спирта помнили. Хорошо, если свойства кислоты и щёлочи не забывали. А уж записать формулами химическую реакцию..!

Это примерно то же самое, как если бы в племени охотников учили молодежь делать лук и стрелы с помощью схемы, нарисованной углём на стене пещеры, и читая лекции об устройстве лука. Понятно, что после такой «школы» племя вымерло бы от голода. В результате, обучение в этой школе привело к тому, что выбранная (часто ошибочно) профессия после окончания школы становится единственной профессией, которой человек может овладеть в своей жизни. Почти всегда поменять профессию невозможно, потому что прочно забыты школьные знания. Выучившийся на врача уже никогда не сможет выучиться на инженера, человек за несколько лет основательно забывает математику, кроме той её части, которой в работе и повседневной жизни пользуется. И продукт такой школы – очень удобный объект эксплуатации, как понимаете.

Но школа – это еще не всё. Социальное завоевание человечества в виде запрета детского труда привело и к ликвидации трудового воспитания. Теперь даже пролетарская молодёжь стала получать воспитание абсолютно такое же, как и дети из паразитических классов… Таким образом, с развитием цивилизации постепенно дети отошли от того положения, в котором они находились в первобытном коммунизме, когда ребёнок, едва только перешагнув стадию спинального животного и начав осознавать себя, принимал на себя ответственность за всё племя-общество и само племя-общество брало на себя ответственность за всех детей племени сразу, и оказались в собственности своих родителей на положении вещи. И это ещё очень хорошо, если эта вещь, игрушка, у родителей любимая и они ею дорожат. Нежеланные дети попадают в совершенно кошмарную ситуацию, судьбы многих таких детей по-настоящему трагичны. Но и желанные дети в нашем обществе становятся объектами самой жёсткой и изощрённой эксплуатации, которая калечит их даже в прямом физическом смысле.

Не удивляйтесь этому моему утверждению. Эксплуатация детей, детский труд запрещены почти во всех современных государствах законом. Но дети эксплуатируются совершенно безжалостно. Таков капитализм. Он набрасывает маску благообразности на самые отвратительные вещи. Сейчас объясню.

Дело в том, что на школу капитал надел маску «школа даёт знания», скрыв истинную сущность такого капиталистического предприятия, как школа. Мы часто забываем, что школа является неотъемлемой частью капиталистической экономики, поэтому не понимаем, что происходит в ней и зачем ей нужны наши дети. А школа стала капиталистическим предприятием ещё в древности. Наверно, это одна из самых древних капиталистических «фабрик». Ребёнок оказался в положении вещи, отдаваемой на обработку в эту образовательную фабрику. Примерно как если бы вы купили себе доску и отдали её в столярную мастерскую, чтобы столяр из неё сделал стул для вас. Так же в современном обществе родители вынуждены поступать с ребёнком. Именно родители для своей живой вещи выбирают школу, которая сделает из него «стул». Частная или государственная школа – абсолютно неважно. В частной школе всего-навсего заметней настоящая цель этого капиталистического предприятия – получение прибыли.

Это нужно осознавать и чётко понимать: цель школы не «дать знания», а получить прибыль. То, что для получения прибыли школа эксплуатирует детей, прикрыто этой лицемерной фразой «школа дает знания». Я же пишу, что капитализм самое отвратительное имеет привычку маскировать самыми высокопарными словами. И школа продаёт родителям не знания, а УРОКИ. Как столяр продаёт, если получает доску для обработки, не стул, а обработку доски. Платят родители за преподавание уроков, а не за знания. И учителя получают деньги за преподавание уроков.

И как доска поступает столяру в полное его распоряжение, пока он из неё не сделает стул, так и ребёнок поступает в полное распоряжение учителя, пока учитель не выдаст конечный продукт, заказанный родителем, проведя обработку ребёнка уроками. И как качество работы столяра оценивается по конечному продукту, стулу, т.е. насколько доска «усвоила» столярную обработку, так и качество работы учителя оценивается по тому, насколько ребёнок усвоил урок, оплаченный родителями. На деле это означает, что ребёнок отдается в качестве вещи учителю, как доска. С одной лишь разницей: столяр эксплуатирует только себя, когда пилит-строгает, а учитель не может обойтись без эксплуатации живой вещи, которая должна усвоить урок, потому что от того, насколько ученик усвоил урок, зависит и оплата работы учителя. Фактически, мы отдаём наших детей в рабство учителю, который заставляет ребёнка трудиться ради усвоения им урока, чтобы потом получить за урок от нас плату. Это детское рабство в полном смысле этого слова. Конечно, это схема. Процесс сложнее и требует более развёрнутого описания, но пока – так.

Но мы же с вами знаем, что школа началась с розог. Аналог кнута, которым наказывали непокорных рабов. То, что сегодня розги выглядят не совсем как розги, они гуманнее с виду, ничего не меняет. Дети остаются вещью, отдаваемой родителями в рабство учителю, который использует их для извлечения прибыли. Эксплуатация детей-учеников заключается в том, что их заставляют работать, чтобы выдать заказчику-родителю вполне конкретный товар – усвоенный урок. Ребёнок в этой школе – раб. Поэтому классическая школа началась с розог-кнута и осталась такой до настоящего времени, только розги несколько модифицированы. Теперь они стали с виду гуманнее, но на деле – отвратительней и более страшными.

Конечно, рабы склонны к бунту. Бунтуют и дети в школе. Бунт подавляется кнутом и пряником. И дети в школе чётко разделяются на три категории: безвольные рабы – зубрилы-отличники-хорошисты. Это те детишки, волю которых к сопротивлению эксплуатации сломили сразу и они безропотно стали «усваивать урок», заучивая его. Т.е., самым упорным рабским трудом.

Вторая группа – бунтари, которых не удалось сломать, – двоечники-троечники. Самая большая группа. Всё-таки человек он и есть человек – рабство несовместимо с его природой. Ни розги, ни современные методики не смогли поколебать свободолюбие этих детей. Вы думаете, что на них не зарабатывают учителя, если они не усвоили урок? Ещё как зарабатывают! Этих детишек учитель начинает обвинять в лени и неприлежании и дополнительно трясёт с родителей деньги за дополнительные занятия с ними. К розгам учителя ещё добавляются и розги родителей, а учителю – рост прибавочной стоимости.

Третья группа – дети, случайным образом получившие мотивацию к усвоению урока без принуждения. Это в школах самая малочисленная группа детей.

Самая многочисленная – вторая группа. Школьный брак. Процентов 80, не менее. По сути, это самые способные дети изначально, но, взбунтовавшись против учителя, они оказались в невыгодной для себя ситуации, потому что бунт против учителя равен бунту против капиталистической школы и самого капитализма, поэтому эти дети выбрасываются в социальное дно, где им предоставлена только одна возможность – деградировать. Раб, которого невозможно подчинить, подлежит уничтожению.

Розги. На место розог пришли «современные методики». И если в старых иезуитских школах урок вбивался в голову ученика через поротую задницу, то сегодня ситуация стала намного страшнее. Теперь настало время «порки мозгов». Чуть ли не каждая тупая училка получила право экспериментировать с отданной ей родителями вещью-ребёнком, ставя на «вещи» свои эксперименты… Впрочем, это отдельная тема.

Пока для описания того, что из себя представляет современная школа, достаточно. Достаточно для понимания, что эта школа массово гробит и калечит детей. И в интеллектуальном плане, и в физическом. Сами знаете, что заболеваемость школьников всё растёт и растёт. Школа – отражение капиталистического общества, которое к человеческому ресурсу относится крайне расточительно. Это не племя индейцев, для которого каждый ребёнок – будущий защитник и хранитель рода. Вот так на место свободного и сознательного труда-учёбы при коммунизме, хоть он и был первобытным, пришла рабская работа, называемая «получением образования».

Вы же знаете, что меня некоторые личности обвиняют даже в социальном расизме? А уж мои слова о советской школе (советская – в кавычках, разумеется) вызывают именно у этих личностей злобный лай.

Но смотрите, я школу закончил с баллом аттестата «5», у меня была в нём всего одна четвёрка по английскому языку. И то, выпускной экзамен по английскому я сдал на «5», мог бы и медаль получить, но не выполнил гаденькое условие англичанки, которая хотела меня представить беспринципной сволочью. Ненавидела она меня просто животной ненавистью. Но это мелочи. Главное, у меня был шикарный аттестат и я с первого раза поступил в престижный институт, набрав на три балла больше, чем требовалось для поступления. Т.е., чего мне на школу обижаться? Но ведь я «социальный расист», поэтому утверждаю, что школой загублены большинство моих одноклассников, которых училки отнесли к категории ленивых и неспособных. Я уже писал, что среди этих «ленивых и неспособных» были ребята способнее меня, но я – социальный расист. А вот вы, те, кто меня ругают, а эту школу хвалят – вы не расисты? Для вас эти двоечники и троечники, которых школа определила в низшие слои пролетариата, – дети быдла и сами быдло, не способное учиться?

Ладно, отвлеклись от темы. Самое интересное, что не марксисты заметили пороки школы. Не они обратили внимание, что классическая школа гонит брак волной. Ещё в 17-м веке передовые педагоги того времени обратили внимание, что школа нуждается в реформировании, оторванность её от жизни губит детей. Коменский, Руссо – ещё они писали о необходимости совместить школу с производством, с трудовой деятельностью. Эта идея получила название трудовой школы. Многие путают политехнизм именно с трудовой школой. Тоже ошибка. Но чуть позже об этом.

В России пропагандистом трудовой школы выступал Ушинский, кстати. «Трудовики» даже открывали такие школы, более того, эти школы показывали выдающиеся, по сравнению с обычными, результаты. Ещё интереснее, что даже промышленники-капиталисты такие школы при своих предприятиях открывали. Промышленникам нужен был высококвалифицированный рабочий, которого трудно было получить из классической школы.Все эти проекты потерпели крах. Уже в первой четверти 20-го века о трудовой школе прочно забыли. Проект оказался утопическим, как и первые социалистические общины социалистов-утопистов. Дело не в идее трудовой школы, конечно. Просто невозможно коммунизм строить внутри капитализма. Коммунистическая школа, зачатком которой являлась школа трудовая, несовместима с капитализмом. А те промышленники, которые при своих фабриках такие школы открыли, попали в невыгодную ситуацию по сравнению со своими конкурентами. Школа – штука дорогущая. И стоимость обучения детей в ней вошла в себестоимость товара, товар на рынке становился неконкурентным. Более того, конкурентам было выгоднее не самим готовить специалистов, а перекупить их в трудовой школе.
Да ещё педагоги классических школ развернули настоящую кампанию травл и трудовиков. Тоже конкуренция. Часть школ просто закрыли, часть «развили» так, что они превратились в классические.

Но идеи трудовой школы легли в основу марксистской политехнической. Только как немецкая классическая философия и утопический социализм отличаются от марксистской философии и марксистского социализма, так и политехническая школа отличается от трудовой. Трудовая школа ставила перед собой узкую задачу – обучение ребёнка. Политехническая школа имеет задачей строительство коммунизма. В трудовой школе ребёнок оставался вещью, отданной в обучение. В политехнической школе ребёнок должен был стать полноправным членом коммунистического общества, ребёнок должен был с самого раннего детства готовить себя для этого общества и за воспитание, обучение ребёнка должно было нести ответственность всё общество. Точно так же, как в племенах дикарей, только уже на другом уровне. На другом витке спирали. И эта школа должна была быть соединена с производством. Как в племени индейцев обучение детей соединено с жизнью племени, так и политехническая школа соединяется с жизнью общества. Экономика, производство – основа жизни общества. Эта школа должна была давать ребёнку практические и теоретические знания об основных отраслях народного хозяйства, вплоть до обучения специальностям (на уровне школы, конечно). После этого обучения ребёнок уже должен был свободно ориентироваться в том, какая профессия ему больше подходит, и мог потом свободно менять профессию, опираясь на свою базовую подготовку.

Вот поэтому она и называется политехнической. Это название точное. Даже у нас в Движении многие не понимают этого и пытаются ему придумать другое. Навроде – универсальной или всесторонней. Это из-за того, что люди ищут в этой школе место гуманитарным наукам и прикладным наукам. Они никак не могут оторвать взгляда от аттестата о среднем образовании с оценками по русскому языку, литературе, математике, физике… Не будет в политехнической школе аттестатов с такими отметками. Разница политехнизма и классической школы в том, что в классической школе математика и русский язык являются предметами самими по себе и самими в себе, поэтому «в одно ухо влетело, в другое – вылетело». В политехнической школе эти предметы являются базой для овладения знаниями о технике, хозяйстве, экономике. Ребёнок знает, зачем ему эти науки нужны, он знания из них применяет в своей практической ребячьей жизни, осваивая саму науку жизни, участвуя в производстве (в меру сил, конечно), осваивая производство. Здесь уже совершенно другие качество образования и заинтересованность ученика. И жизнь детей совершенно другая. Как маленький индеец чувствует личную ответственность за судьбу племени и, как отражение этой ответственности, – он свободно и сознательно готовит себя для взрослой жизни, когда племя сочтёт его достойным занять место среди воинов и охотников, так и маленький член коммунистического общества будет свободно и сознательно готовить себя к жизни на благо всего общества. И забота о маленьком члене общества ложится на всё общество целиком. Ребёнок перестаёт быть собственностью семьи, родителей, он освобождается от этого рабства. Родители теряют ребёнка? Совсем нет. Родительская любовь и родительская забота остаются. В индейских племенах они тоже есть. Только уже никакие родители-уроды не смогут искалечить своего ребёнка физически и морально. И в школе никакая припадочная психопатка не сможет на нём проводить «педагогические» эксперименты.

Вот так кратко о политехническом обучении. В 1952 году директивой съезда КПСС планировался переход к нему. Но, увы!

 

образование
Обратно в категорию Публикации

Похожие материалы

  • Почему вопрос образования так важен

    И может быть, очень скоро у нас
    перестанут писать «педагогические поэмы» и
    напишут просто деловую книжку:
    «Методика коммунистического воспитания».

    А.С. Макаренко,

    «Педагогическая поэма», 1935 г.

     

    Вопрос о необходимости построить систему образования, отвечающую всем требованиям, диктуемым временем, наверное, один из главнейших, который стоит перед обществом. Вроде бы глупый вопрос, скажете вы. И будете в чем-то правы. И не правы одновременно. Глупым он кажется только потому, что мы все, как говорил классик «…учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь». И о том, что надо «…учиться, учиться и учиться…» слышали неоднократно. Еще глупым он кажется, потому, что с возрастом воспоминания о поре детства зачастую выглядят как через розовые очки. И травка в детстве была зеленее, и зима холоднее и лето жарче. Вот и образование кажется, что было лучше, а учителя все ну просто ангелы с картинки. Однако в реальности все было не так радужно, как нам кажется, просто воспоминания о плохом улетучились, и в нашей памяти осталось только приятное (что в общем-то свойственно психически здоровому человеку), а воспоминания о негативных моментах появляются только при очень большой надобности, вроде написания этой книги.

  • Как проверять знания

    Экзамен начинается,
    Разложены билеты,
    И я, как полагается,
    Ищу на них ответы.

    Пытаюсь вспомнить что-то,
    А что-то угадать.
    Нелегкая работа
    Экзамены сдавать.

    Даны ответы все же,
    Да не всегда верны,
    Экзамены, похоже,
    Не все еще сданы.

    Судьба вопрос пытается
    Подбросить – хоть держись.
    Экзаменом является,
    По сути, наша жизнь.

    Евгения Урусова

  • ЕГЭ против советской системы образования

    Тут попалось на глаза интервью с Александром Ивановым, профессором, доктором физматнаук. Тема интервью, которые берут товарищи левой направленности (в данном случае - Константин Сёмин) по поводу образования, неизменна: как оно, образование, разрушается враждебными силами, как низко мы пали по сравнению с образованием в СССР и сколько вреда приносит навязший в зубах ЕГЭ.

    Прежде всего, мне до сих пор непонятен момент, почему очень многие люди, причисляющие себя к левым, так ненавидят этот пресловутый Единый экзамен. Почему именно он явился якобы корнем всех бед современного образования.

II Конференция АнтиДюринг Антиклассики Антимарксизм Арманд Бебель Берия Бонч_Бруевич ВОСР Ворошилов Вышинский Горький Гражданская война Грамши Дзержинский Дикхут Дэн Сяопин Занимательная диалектика КПСС Каганович Калинин Киров Китай Коллонтай Кржижановский Крупская Культурка Лафарг ЛебедевКумач Ленин Либкнехт Лондон Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Маяковский Молотов Мухин НЭП Носов Ольминский Оргбюро Орджоникидзе Партия Плеханов Покровский Попов РКМП РФ Революция СССР Свердлов Сталин Троцкий Фостер Фрунзе Ходжа Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский большевики брежневизм будущее войны государство деревня идеология империализм интеллигенция история капитализм капиталисты классовая борьба колхозы коммунизм контрреволюция культура левое движение марксизм материализм национальный вопрос образование поздний СССР политэкономия потребление потреблядство пролетариат пропаганда религия репрессии сельское хозяйство социализм сталинизды троцкизм труд феминизм футурология экономика