Письма с фронта. Василий Моисеевич Ярош

Автор публикации:
11.05.2024
Письма с  фронта. Василий Моисеевич Ярош

Интерес к истории Великой Отечественной войны со временем не ослабевает. Тем ценнее свидетельства участников войны - найденные неизвестные ранее документы, военные фотографии. Самые дорогие реликвии – фронтовые письма, которые бережно хранились в семье солдата, воюющего с врагом.

В преддверии праздника Победы к нам в редакцию обратилась жительница Арсеньева Тамара Владимировна Ершова с просьбой опубликовать фронтовые письма своего дяди, ветерана Великой Отечественной войны, Яроша Василия Моисеевича. Что же хранится в потускневших строчках жёлтых обветшавших от времени фронтовых «треугольниках»? Долгожданная весточка - единственная невидимая ниточка-напоминание о том, что родной человек здоров и бьется с врагом. Пока пишет человек, есть надежда - он жив. Сколько души, сколько чаяний, переживаний и ласки могли передать слова, начертанные на бумаге.

«Вставай, страна огромная…»

26 августа 1941г. в районе Алтайского края формируется 380-я стрелковая дивизия. Через 3 месяца всё подготовлено. Пятнадцать эшелонов отправлены в 58-ю резервную армию на станцию Волга Вологодской области, куда прибывают и с 2 декабря по 9 февраля 1942г. находятся в резерве, после чего дивизию включают в состав Калининского фронта.

В районе Осташково Калининской области, совершив 200-километровый марш, 21 февраля 1942г., вступают в бои за населенные пункты Железница, Жиглица, Максимова Гора и другие поселки в 30 километрах западнее Оленино. После ожесточенных боев с 9 марта по 19 апреля по приказу переходят к активной обороне.

Война вовсю идёт, но почта работает по часам. Долгожданные письма получают с фронта родные бойцов. Инженер-майор, начальник технического снабжения 380-й стрелковой дивизии Василий Ярош шлет весточки.

«6.12.41 Письмо №16

«Моя самая любимая Шуренька!! Славная Женушенька до места добрался сносно. Только уж утомительно. Поезд шел очень медленно. Всего проехал почти одиннадцать суток. Встретили здесь прилично и устроили в общежитие, в котором, хотя и не совсем комфортно, но тепло и поддерживается известная чистота. По делу видно, что я здесь задержусь недолго».

«23.10.43г. Дорогая Таня! Твоё письмо, а также Люси и Томы получил. Благодарю. Еду хорошо, сплю чрезмерно много, от чего мысли как-то работают не совсем ясно.

Ежедневно вижу тебя во сне, в каком-то новом, не известном мне платье: по маминым предсказаниям это нехорошо. И я страшно беспокоюсь. И это ещё больше усугубляется тем, что я не могу быстро от тебя получить письмо. Будешь писать, – обязательно напиши, что случилось с тобой 22 или 23 ноября. Спешу опустить письмо.

Целую бесконечно и крепко Твой муж»

Несмотря на все тяготы фронтовых будней, он не перестает переживать и думать о своих близких, оставленных в тылу.

«4.02.43г. Письмо №80

Здравствуй, мой милый друг!

Моя радость! Много тревожных минут переживал каждый из нас после известий с других фронтов. И под впечатлением этих чувств воскрешаются из глубоких тайников другие чувства – чувства нежные, чувства воспоминаний. И кажется, всё это так близко и так реально, что стук в дверь – и тебе кажется, что это не обычный посетитель, а кто-то родной.

Шуренчик, как там дедуся? Уехал уже или еще нет? Мне приятно, что он уедет в деревню, там ему будет лучше. И жаль его до боли в сердце. В семье есть за ним уход и присмотр. А там он будет один. Хорошо, если найдет заботливую семью, в которой он может получить все необходимое. А что если этого не случится, и жить ему бобылем? Хотелось бы мне, чтобы он до моего возвращения пожил сносно. Жаль, что всем вам на время нельзя выехать в деревню. А эта идея по сути неплохая. Целую, сжимая до боли в объятиях моего Шуренка.»

«Если удастся то за 4,5 года войны я первый раз буду в театре, а хочется посмотреть постановку в хорошем исполнении. По театру я истосковался… В газете Правда прочел, что Мартилов, Меркилов и Чинокий получили Сталинскую премию. Увидишь Виктора, поздравь от моего имени. Прет мужик и в никакую. Он, очевидно, уже орденоносец? Вот тебе и метаморфоза? Как чувствует себя теперь Петр Мартович, который при защите диплома получил самые лестные отзывы и рукой ***, а теперь фортуна повернулась к нему спиной. Мне говоря откровенно даже жаль Петра. Он мог работать значительно лучше и полезнее; нежели и работает теперь, но как видно есть что-то такое у него, что не дает ему рационально использовать свои способности. Если знаешь, что либо о нем то напиши обязательно.»

«Конечно, война внесла много вывихов в семью, которая непрочно организована внутренне, хотя по внешнему виду казалось, что это безупречная семья. Только здесь, только там, у Вас, только в это время проходят все генеральный экзамен по этому вопросу. Ряд сдадут с лихвой "на отлично" - другие провалятся.»

«Должен тебе похвастаться, что в освобождении г. Орёл мы играли главную роль, и нам присвоено звание «Орловская». Сейчас шагаем по территории Белоруссии...»

Василий Моисеевич сестре Тане, моей маме, не только писал, но и поддерживал на постоянной основе семью материально - так говорит племянница Тамара.

«Шуренчик! По три весточки я тебе выслал телеграфом 200 руб и в письме с дорогой выслал квитанцию, кажется №84, я не думаю, чтобы и то и другое могло потеряться.

Меня так многое интересует дома, что тебе приоритетнее высылать телеграммы-письма. Мне кажется, что в дальнейшем мое пребывание будет более постоянным и я смогу тебе выслать адрес, по которому ты сможешь писать *** письма. Целую тебя горячим и крепким поцелуем, твой Мурзик.»

И, конечно, находясь на войне, не переставал верить, что гражданская жизнь продолжится и все снова будет как прежде:

«Мы иногда предаемся здесь всяким «детским» мечтаниям, и в такие минуты кажется, что мысленно побывал дома, прижал к истосковавшейся груди любимого человечка. Легче становится. Бодрее держишь голову и хочется безудержно мчаться на запад, чтобы скорее вернуться на восток в тишину и домашний уют. Хочется окунуться в свою прежнюю работу и трудиться до изнеможения. Уже 9 лет назад я окончил институт. А я и сейчас еще студент, мне и теперь еще хочется и нужно учиться. А фронт в этом отношении дает поучительные примеры того, что конца познанию нет, нет того предела, когда ты мог бы сказать: «Ну, теперь точка. Все, что я должен знать своей специальности, мне известно, и могу передавать свой опыт молодому поколению.» Вот видишь, я совсем уже хочу записаться в старички!!! Уже проскальзывает брюзжание старости. Ну не чепуху ли я говорю, Шуренчик?»

Ступая по освобожденной от врага земле, пропитанной кровью, слезами и горем, красноармейцы не жалели крепких выражений:

«Мне кажется, что это им уже с малолетства написано на роду и в нашу зиму это для них полезнее, т.к. здесь полная гарантия, что они не замерзнут. Выпей там чарочку горилки за освобождение г. Ростова и сотни населенных пунктов от этих ”молодчиков”.....»

«В нашей землянке горят сразу две лампы: одна фабричная, другая изготовлена своими силами. Кругом тишина. Лишь по вершинам нашего леса шумит ветер. Фрицы после головомойки под Сталинградом (сегодня нам стало известно, что там уничтожен или взят в плен последний фрицёнок) приутихли. По всей вероятности, их тупые головы начинают «освежеваться».

Ночь настолько тёмная, что в полшага ничего не видно, а в такую непроглядную тьму и при тишине на фронте как-то даже не по себе. Всё же мы как-то привыкли к фронтовой «музыке» и когда всё затихает, кажется, что-то необычное происходит на нашем участке.»

«Когда я ехал сюда, то полагал, что здесь меня могут проутюживать немецкие стервятники, но уже прошло 3 дня, а они сюда еще не залетали, да мне думается, что и не залетят, ибо, как-то уже слышал по радио, им во многих местах, так бахнули по черепку, что они, как натрусившие паршивые псы, с поджатыми хвостами несутся в свою конурку без оглядки. Забавно взглянуть на этих «непобедимых» вояк с какими обмундированиями они несутся по нашим полям в свою берлогу, теперь им, наверное, и в трусишках жарко даже в зимние месяцы.»


 «15.02.43г.

Новый 1943г. начался неплохо. Радио приносит нам все новые сведения о наших победах. У нас также второй день идет «концерт», устроенный специально для фрицев, и многие из них от удовольствия умерли. Успехи первого дня неплохие. Наши бойцы апплодировали неистово. Многие фрицы от избытка чувств поднимут руки вверх, а наиболее тупые в понимании музыки вряд ли соберут потом части своего грязного тела.»


«Письмо №113 3.01.44

Шурёнчик, моя любимая!!!

Новый 1944г. покатился своим чередом. Начался он для меня довольно приятно. Накануне 1-го числа, т.е. вечером 31.12, мне вручили правительственную награду Орден Красной Звезды. Приказ о награждении вышел еще в декабре, но знак вручен в торжественной обстановке встречи Нового года. В тесном кругу офицерского состава, главным образом, ветеранов нашего хозяйства, мы встретили многообещающий 1944г.

В эти минуты кануна и самое начало года, когда подняты и осушены бокалы за новый наступающий год мое острейшее желание было быть среди вас не только мыслями, а физически: именно в 12 часов ночи открыть дверь и лично поздравить Вас с Новый годом.

Поздравить и сказать: «Все! Теперь я дома. Я вижу тебя, ты видишь меня наяву, не во сне или на фото.»

 

Шурёнчик!

Каждый из нас пережил за время войны колоссально многое, и кажется, что не будет конца рассказам о всех минутах жизни периода войны. Но грянет победа и многое исчезнет из памяти под звуки радости, которые наполнят сердца каждого, оповещая о победе.

Мы будем вспоминать тяжелые дни для нашей Родины, но еще большие дни, когда ковали победу. Многие сядут за письменные столы, чтобы запечатлеть на бумаге все дни упорного труда и сражений, обеспечивших нам победу.

История войны войдет в века. Выполнение миссии нашим народом будет изучаться всеми народами мира. Борьба, не имеющая себе равных в истории, поднимет на величайший пьедестал величия наш народ. Народы СССР будут славить на всех языках мира, и тогда каждый кто потрудился за общее дело, может сказать себе: "Я тоже вложил все доступное человеческих сил для победы. И все, что пережито за эти годы уйдет на задний план, ибо результат труда и пережитого горя настолько величествен, что перед ним бледнеют переживаемые трудности.

И не секрет, Шуренчик, что каждый из нас, и в тылу и на фронте, ждет этого часа. Только предатели и изменники Родины думают иначе. Но их горстка. Нас много, и все мы ждем, а самое главное, куем своими руками приближение часа грядущей победы.

Времени уже осталось значительно меньше, чем затрачено. И стоит напрячь все силы нашей громадной семьи, народа, - и конец войны обеспечен.»

8 июля майор Ярош Василий Моисеевич погиб в бою.

До сих пор письма с фронта, обожженные, надорванные, полуистлевшие, трогают нас до глубины души. С годами не забываются уроки той войны – горькие и победные. И всякий раз 9 Мая – как-то по-особенному торжественно звучат слова: «Подвиг народа бессмертен!»

Иван Тимофеев


Программа Движения
Вступить в Движение

Война без мифов
Комментарии для сайта Cackle
Обратно в категорию Публикации

Похожие материалы

  • Рецензия на книгу "Клевета на Красную армию"

    Внезапно пришло в голову сегодня, как небольшое озарение - будто шестерёнки в голове сомкнулись и механизм заработал, примерно такие ощущения.

    Дело в том, что ещё будучи маленьким девятилетним мальчиком, открывшим для себя форму досуга в виде компьютерных игр, более всего меня интересовали игры военной тематики - особенно, разумеется, посвящённые Второй Мировой войне.

  • Письмо от читателя по поводу Приказа Ставки ВГК №0428

    Здравствуйте уважаемый Петр Григорьевич! С удовольствием прочитал обе Ваши книги, спасибо большое! Особый интерес вызвал разбор Вами ряда документов, выдаваемых за подлинные свидетельства Великой Отечественной. Впервые взглянув на них под иным углом, я несколько раз их перечитал и увидел ряд нестыковок и противоречий, на которые ранее не обращал внимания. Пришлось засесть за документы, углубиться в интернет, чтобы понять, что же во всём этом не так.

  • Спекуляции вокруг военных потерь и численности населения СССР

    В прошлом году вышла книга П. Г. Балаева и соавторов «Клевета на Красную Армию (историография 1941 года)», в которой возрождается оригинальный сталинский взгляд на историю Великой Отечественной войны. Желающие могут приобрести данное издание по ссылке [1]. Мы же продолжим исследование важнейших вопросов, затронутых в трудах П. Г. Балаева.

Антиклассики Антимарксизм Арманд Бебель Великая Отечественная война Война без мифов Ворошилов Вышинский Горький Движение Джамбул Дзержинский Дикхут Дэн Сяопин Занимательная диалектика КПРФ КПСС Каганович Калинин Киров Китай Ключевые материалы Коллективизация Коллонтай Крупская Ларин Лафарг ЛебедевКумач Ленин Либкнехт Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Маяковский Молотов Мухин НЭП Ольминский Орджоникидзе Партия Покровский Попов Программа РКМП Революция СССР Свердлов Сталин Троцкий Фрунзе Ходжа Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский большой террор буржуазия власть войны госкапитализм государство идеология империализм индустриализация интеллигенция история капитализм капиталисты кино классовая борьба классы колхозы коммунизм контрреволюция кризис левое движение марксизм материализм национальный вопрос образование оппозиция оппортунизм подделка документов поздний СССР политика потребление потреблядство производство пролетариат пропаганда религия репрессии собственность социализм сталинизды троцкизм труд феминизм экономика